Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 524507)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента
Уважаемые СТУДЕНТЫ и СОТРУДНИКИ ВУЗов, использующие нашу ЭБС. Рекомендуем использовать новую версию сайта.

Современная литература для детей: темы и жанры (160,00 руб.)

0   0
Первый авторБобина Татьяна Олеговна
АвторыБобина Татьяна Олеговна, Челяб.гос.академия культуры и искусств
ИздательствоМ.: ПРОМЕДИА
Страниц199
ID245558
Аннотация"Издание включает лекционные по дисциплине ""Современная литература для детей"", краткое содержание ее тем, вопросы для самопроверки, список рекомендуемой литературы – основной и дополнительной."
Кому рекомендованодля студентов, обучающихся по специальности 071201 Библиотечно-информационная деятельность
УДК882(073)
ББК83.8 Я 73
Бобина, Т.О. Современная литература для детей: темы и жанры [Электронный ресурс] : Учебное пособие / Бобина Татьяна Олеговна, Челяб.гос.академия культуры и искусств, Т.О. Бобина .— Челяб.гос.акад. искусства и культуры .— М. : ПРОМЕДИА, 2013 .— 199 с. — Режим доступа: https://rucont.ru/efd/245558

Предпросмотр (выдержки из произведения)

191 4 Современная детская литература: состояние и тенденции литературы отражает Состояние современной детско-подростковой и юношеской прихотливую динамику российской действительности и результаты реконструкции нашего общества. <...> В детско-подростковой и юношеской литературе конца XX – начала XXI вв. наблюдалась популярность отдельных жанров как результат следования модным тенденциям. <...> Характер современной детско-подростковой литературы оценивается как неоднозначный. <...> Ее жанровый состав и узость жанрового репертуара в чтении ребят многим специалистам в 1990 гг. внушала тревогу: приверженцев традиционалистского подхода огорчало исчезновение классических форм, вроде психологической повести, пугала экспансия жанров, аттестуемых как легковесные, и преобладание заместителей «серьезных» жанров – любовной повести для девочек, детектива, фэнтези, мистики, пародийного триллера, боевика, а то и просто литературных поделок. <...> На периферию книгоиздания и чтения переместилась психологическая повесть о детстве и отрочестве. <...> Подростково-юношеская проза зафиксировала новизну тематики и проблематики, девальвацию традиционных этических ценностей, тотальность воздействия зла и одновременно его деструктивность для личности героя (повести Ю. Короткова <...> Детский детектив отчасти стремится заместить прежде популярную психологическую повесть, взяв на себя, помимо собственной жанровой задачи художественного расследования преступления, и функцию анализа взаимоотношений героев-подростков, перипетий их внутреннего мира. <...> Насыщение детско-подростковой литературы пародийными формами отвечают тенденции к усилению шутейно-игрового начала современной литературы и к размыванию четких возрастных границ, многоадресности произведений – и осторожной реакции самих детей. <...> При этом ряд авторитетных прозаиков, прочно укрепившихся в школьной прозе, переместился в пространство любовной повести для юных барышень <...>
Современная_литература_для_детей_темы_и_жанры.pdf
Стр.1
Стр.2
Стр.3
Стр.4
Стр.5
Стр.6
Стр.7
Стр.8
Стр.9
Стр.10
Стр.11
Стр.12
Стр.13
Стр.14
Стр.15
Современная_литература_для_детей_темы_и_жанры.pdf
Академический проект Т. О. Бобина Современная литература для детей: темы и жанры Учебное пособие Челябинск 2013 1
Стр.1
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «Челябинская государственная академия культуры и искусств» Факультет документальных коммуникаций и туризма Кафедра библиотечно-информационной деятельности Т. О. Бобина Современная литература для детей: темы и жанры Учебное пособие Челябинск 2013 2
Стр.2
УДК 882(073) ББК 83.8 Я 73 Б72 Составитель : Т. О. Бобина, канд. филол. наук, доцент кафедры библиотечной- информационно деятельности. Рекомендовано на заседании кафедры библиотечноинформационной деятельности 20.06.2013 г., протокол № 9. Б72 Бобина, Т. О. Современная литература для детей: темы и жанры : учеб. пособие для студентов, обучающихся по специальности 071201 Библиотечно-информационная деятельность / сост. Т. О. Бобина; Челяб. гос. академия культуры и искусств. – Челябинск, 2013. – 191 с. – (Академический проект). Издание включает лекционные материалы данной учебной дисциплины, краткое содержание ее тем, вопросы для самопроверки, список рекомендуемой литературы – основной и дополнительной. Рецензенты : Н. П. Терентьева, канд. пед. наук, доцент кафедры литературы ЧГПУ, И. В. Андреева, канд. пед. наук, доцент кафедры туризма и музееведения. Печатается по решению редакционно-издательского совета ЧГАКИ © Челябинская государственная академия культуры и искусств, 2013 3
Стр.3
СОДЕРЖАНИЕ 1. Современная детская литература: состояние и тенденции……………3 2. Проблемно-тематические линии современной детско-юношеской прозы: трансформация традиционных ценностей……………………20 3. Современная детско-подростковая проза: темы, жанры, приемы….42 4. Жанрово-художественная специфика любовной повести для девочек………………………………………………………………………53 5. Жанр юмористического рассказа на темы школьной жизни…………62 6. Жанр приключения в современной детской литературе…………….70 7. Жанр детектива……………………………………………………….....73 8. Фантастика……………………………………………………………...79 9. Жанр фэнтези……………………………………………………………86 10. Мистическая проза: жанрово-художественная специфика…………108 11. Современная литературная сказка…………………………………..111 12. Своеобразие поэзии для детей 1980-2000-х гг.……………………..144 13. Список текстов для чтения……………………………………….......190 14. Список рекомендуемой литературы по дисциплине……………….191 4
Стр.4
Современная детская литература: состояние и тенденции литературы отражает Состояние современной детско-подростковой и юношеской прихотливую динамику российской действительности и результаты реконструкции нашего общества. Многие авторы рубежа XX-XXI вв. ориентировались на веления времени – новые потребности читателей – и пытались соответствовать издательским запросам. В детско-подростковой и юношеской литературе конца XX – начала XXI вв. наблюдалась популярность отдельных жанров как результат следования модным тенденциям. В выборе современными писателями художественных жанров, воспринимаемых читателями как актуальные, оригинальные, престижные, и в их бытии в литературном потоке проявляется конъюнктурность. Авторы порой целенаправленно формируют интерес читателя к определенной жанровой форме – через современные PR-технологии, ажиотаж вокруг конкретного текста, делая его престижным для чтения и обсуждения, «заражая» им читателя. Характер современной детско-подростковой литературы оценивается как неоднозначный. Ее жанровый состав и узость жанрового репертуара в чтении ребят многим специалистам в 1990 гг. внушала тревогу: приверженцев традиционалистского подхода огорчало исчезновение классических форм, вроде психологической повести, пугала экспансия жанров, аттестуемых как легковесные, и преобладание заместителей «серьезных» жанров – любовной повести для девочек, детектива, фэнтези, мистики, пародийного триллера, боевика, а то и просто литературных поделок. В 1990-2000-е гг. активизировались жанры, прежде пребывающие на периферии писательских интересов. Процесс смены литературных жанров подвигался эскалацией явлений западной культуры, бытующих там литературных форм, тенденцией к подражанию популярным образчикам отечественной взрослой 5
Стр.5
литературы, а также установкой на коммерческий успех. В литературе возобладала тенденция к развлекательному посылу; иссякла духовная составная чтения. Продолжается трансформация традиционной системы жанров детско-юношеской литературы, их модернизация, комбинирование, сращение жанровых форм; и этот процесс не следует оценивать только негативно. На периферию книгоиздания и чтения переместилась психологическая повесть о детстве и отрочестве. Подростково-юношеская проза зафиксировала новизну тематики и проблематики, девальвацию традиционных этических ценностей, тотальность воздействия зла и одновременно его деструктивность для личности героя (повести Ю. Короткова, «Чучело-2, или Игра мотыльков» В. Железникова). Ослабление прозы психологического характера диктуется сменой личностных приоритетов современных подростков и очевидной атрофией их потребности в духовной самоаналитике. Психологическую прозу частично замещают многочисленные «романы для девочек» (серия «Любимые книги девочек» и др.), тиражирующие популярную тему первой любви («Мамин жених» Р. Коваленко, «Любовная лихородка в 6 «Б», «Бульварный роман в 6 «Б» Л. Матвеевой, «Костя+Ника» Т. Крюковой, «Танцуй, моя куколка» В. Ивановой, «Иероглиф счастья», «Чертово колесо», «Ведьма» Т. Воробей и др.). В этих повестях сюжет направляют перипетии любовных отношений отроков, изображение разных стадий и ипостасей школьной любви. Переизбыток свойственных пубертатному возрасту страстей, соперничество, любовные треугольники, девчоночьи ссоры изза избранника, измены даются в этих книгах на фоне выяснения отношений с родителями из-за непонимания, разлада в семьях, проблем с учебой, фанатских увлечений героев. Сосредоточенность исключительно на «любовной» интриге обедняет авторский посыл, а многократная эксплуатация похожих ситуаций создает ощущение сюжетного штампа. 6
Стр.6
На состав предпочитаемых современными детско-подростковыми авторами жанров заметное влияние оказывает взрослая массовая литература с ее специфическим комплексом жанровых форм, содержательной неглубиной, художественной непритязательностью стандартностью жанров. Заданность сюжетов, образов, стиля ведет к избитости формы (любовная проза для девочек, детектив). Тяготение нынешних юных читателей к однотипному набору жанров объясняется некоторой стандартизацией их сознания, вкусов, потребностей (компьютерные игры, чат, мульт- и кино-проекты, блокбастеры). В 1990-е гг. были «реабилитированы» многие паралитературные жанры: окреп и размножился в неисчислимом количестве серий детскоподростковый детектив. Он приобрел немало интересных жанровых вариантов, нередко вышучивающих и пародирующих форму (В. Роньшин). Жанр пополнился «смешным детективом», образовавшим новую серию из произведений В. Гусева «Привет от тети Моти», «Фейерверк в пробирке», Д. Щеглова «Добро пожаловать на дно» и др. Детский детектив отчасти стремится заместить прежде популярную психологическую повесть, взяв на себя, помимо собственной жанровой задачи художественного расследования преступления, и функцию анализа взаимоотношений героев-подростков, перипетий их внутреннего мира. В современном детском детективе проступает выраженный познавательный посыл, происходит включение многообразных сведений из области археологии, искусства, медицины (А. Биргер, А. Иванов, А. Устинова). В книги детективного жанра проникают и драматические реалии современности (терроризм, деятельность сект). Возросла популярность компенсаторного по своей сути жанра фэнтези, с его культом свободы и могущества человека, пропагандой духа активности и защитой добра, позволяющего подростку уверовать в собственные силы и возможности. Тенденция к смешению и 7
Стр.7
комбинаторике жанровых форм провоцирует привлечение в произведения фэнтези познавательного – исторического, этнографического, философского, фольклорного – материала (цикл о Волкодаве М. Семеновой, книги Н. Перумова, Ю. Никитина). Д. Емец своим книжным сериалом о Тане Гроттер («Таня Гроттер и магический контрабас», «Таня Гроттер и молот Перуна», «Таня Гроттер и ботинки Кентавра», «Таня Гроттер и посох волхва») и В. Постников откровенным обыгрыванием цикла Дж. Роулинг в «Мальчике Гарри и его собаке Поттер» наглядно отражают интерес детской аудитории к пародийным формам фэнтези. Привлекающий детей жанр страшилки (триллера) пополнился пародийным вариантом («Месть трех поросят», «Тайна прошлогоднего снега», «Учительница-инопланетянка» В. Роньшина), в котором основой для сюжетного развития нередко служит аллюзия на известный текст. Его повести «Как я стал мухой», «Загадка природы», «Страшная фамилия», «Новая мама», «Диван-вампир» являют собой любопытный образчик комической страшилки. Жанровая палитра ширится ужастиками, страшными анекдотами («Самая черная-черная история»), кошмариками, «современными жуткими историями», «страшными ужасами» («Страхи из новой коллекции», «Шоу веселых покойничков», В. Селина, «Вампир на тонких ножках» Э. Веркина, «Ученик призрака» Е. Усачевой). Насыщение детско-подростковой литературы пародийными формами отвечают тенденции к усилению шутейно-игрового начала современной литературы и к размыванию четких возрастных границ, многоадресности произведений – и осторожной реакции самих детей. В современном литературном пространстве наблюдается дифференциация и специализация популярных, привлекательных жанров – в соответствии со спецификой их читательской аудитории, т.е. происходит ее сегментирование – по жанровым приоритетам: вокруг определенных жанров группируются их ценители. Так, издательства и 8
Стр.8
прозаики уловили усиление гендерных различий в читательских приоритетах и ответили на этот вызов актуализацией специально адресованной девочкам литературы. Любовная повесть для юных читательниц уходит корнями в нравоучительную прозу викторианской Англии. Актуализация этого жанра произошла в пору сокращения в литературном пространстве и в читательском репертуаре подростков талантливых, глубоких произведений психологического характера. При этом ряд авторитетных прозаиков, прочно укрепившихся в школьной прозе, переместился в пространство любовной повести для юных барышень (Л.Матвеева, Р.Коваленко). Фабула в этом жанре обычно строится по стандартной схеме, центром которой является любовная коллизия, соперничество, неразделенная любовь, разочарование, страдания. А кульминацией является чудо преображения невзрачной и неуверенной в себе девочки в обаятельную и сильную личность. Жанровым движением и предпочтениями авторов подчас управляют соображения престижа, авторитета литературной формы; при этом талантливые и творчески самостоятельные писатели неизменно стремятся трансформировать востребованную жанровую форму (В. Роньшин – ужастик в «Кладбище кукол», А. Биргер – мистика в серии «Магия мастера»). Некоторые традиционные формы преобразуются в популярные образцы с оттенком модного стандарта (фантастическая повесть с элементами фэнтези). В прозе А. Биргера происходит проникновение мистики в реалистический сюжет о формировании художника, о магии таланта, творчества, о чарующей красоте стекла. Путь становления Мастера осмыслен как освобождение от духовной зависимости, как вечное сражение добра со злом в собственной душе и в мире. Сюжет преодоления зла обрамлен мистическим подтекстом: душу начинающего стеклодува Сергея и его талант жаждет подчинить себе таинственный зловещий Геддон, глава корпорации «АРМА». 9
Стр.9
Реалистическая основа переплетается с множеством загадочных мистических деталей и совпадений: роковые встречи; помощь словно бы оживающего стекла Сергею в кульминационные моменты и его сакраментальное сопротивление замыслу юноши, находящегося в состоянии внутреннего противоборства; олицетворение полярных Света и Тьмы, черного и белого, святости и демонизма в изделиях юного мастера. С другой стороны, обращение писателя к тому или иному жанру обусловливается множеством факторов, в том числе, внутренними законами личностного авторского развития: например, приход Л.Улицкой к новеллам на тему «детство и война» продиктован собственной творческой эволюцией (сб. «Детство-49»), потребностью в расширении тематического диапазона, пополнении галереи персонажей и человеческих типов. Рассказ «Капустное чудо» очень точно передает атмосферу первого послевоенного года и трудный процесс обретения семьи. Логичным развитием прозы В.Воскобойникова стала повесть «Все будет в порядке» («Ты нужен всем»), насыщенная реалиями недавней сумбурной эпохи митинговой демократии, пронизанная идеей толерантности. Каждый из разновозрастных героев повести оказывается по-настоящему нужен друг другу. Догадливый Шурка прибегает к помощи старшего друга Анатолия, спасая Володю от рук скинхедов; Володя с пониманием относится к маминым опасным занятиям политикой: оба, как никто, оказываются необходимы друг другу; в математически одаренном Шурке нуждается его педагог, которая всегда мечтала вырастить талантливого ученика и которая едва не просмотрела его талант и не отправила в школу для умственно отсталых детей. Острота воссоздания коллизий подросткового мира отличает повесть В.Железникова «Чучело-2, или Игра мотыльков», явившуюся закономерным продолжением исследования автором проблем черного лидерства, эгоизма, мотылькового существования, жестокости и 10
Стр.10
чудачества как синонима доброты и ярко выраженной индивидуальности. Философии отчуждения, злобы, эгоизма Железников противополагает ценности семьи, любви, искусства, красоты, добра, веры. Внутренние закономерности развития автора и его жанровые предпочтения могут совпадать с вызовами времени, запросами читающей аудитории. Так, постепенная трансформация типичной для В.Крапивина формы в сплав фантастики с фэнтези и гибрид сказки с психологической повестью была продиктована и его внутренней эволюцией как художника, и возрастающим интересом его читателя к фэнтези («Выстрел с монитора», «Застава на Якорном поле», «Взрыв Генерального Штаба» и др.). В его прозе происходило усложнение сюжета и самой картины мироздания – преобразование ее в Мир Магического Кристаллического Кольца с множеством параллельных пространств. Автор ужесточает противостояние добра и зла: сложный универсум его героев подчинен трансцендентальному злу. Новая форма позволила еще более обострить конфликт героя-подростка с неправедным миром – деспотичным обществом, взрослыми догматиками. Новые литературные жанры возникают как способ удовлетворения эстетических, интеллектуальных, гедонистических, компенсаторных и прочих потребностей читателей. Ввиду эффекта новизны, эти жанры могут обретать престижность, статусность и подвергаться подражанию, эпигонству, как это случилось с триллером. Ныне жанр демонстрирует массу интересных вариаций, созданных множеством авторов (В. Роньшин, Э. Веркин, А. Усачев, Э. Успенский, Д. Емец и др.). Присущая литературной моде стандартизация подвигает авторов к укреплению позиций жанра в литературном потоке, к эксплуатации удачных и популярных жанров, а их тиражирование неизбежно ведет к снижению уровня. Так, Г.Остер, создавший немало остроумных и трогательных произведений, явно не реализовал свой талант в комично11
Стр.11
пародийных «логиях» – «Папамамалогия», «Конфетоедение» и др. Формирование и развитие жанров детско-подростковой книги подчас носит волнообразный характер. Некоторым образом волнообразна и мода на условные формы. Так, еще в 1970-80-е гг. в литературе проявлялось тяготение к игре и вымыслу, интерес к которым заметно возрастает в политически и экономически нестабильные времена – как противовес жесткой реалистичности. В детско-подростковой литературе XXI в. вновь популяризируются условные жанровые формы и отдельные приемы условности, позволяя выстраивать глубокие ассоциации. Разнообразные условные приемы – с эксплуатацией фантастических элементов, перебросом времен, параллельными мирами, с введением вставных новелл, легенд, притч – ныне активно применяют Е.Мурашова, В.Крапивин, Т.Крюкова для исследования современных реалий детства. Герои Крапивина – Гелька, Цезарь, Ермилка, именуемые дети-койво – обладают экстраординарными способностями, в том числе перехода за грань видимого пространства, что позволяет им самоотверженно сражаться со злом. В повестях Мурашовой «Барабашка – это я!», «Класс коррекции», «Гвардия тревоги», «Одно чудо на всю жизнь» драматическое осмысление судеб современного детства и отрочества сочетается с изображением паранормальных явлений, сверхъестественных способностей героев-подростков. В ее прозе наблюдается тенденция к усилению содержательности прозы, глубине психологических коллизий, остроте конфликтов. Возможность самореализации юного героя, разрешения противоречий, обретения гармонии с миром Мурашова связывает с параллельным бытием – в ущерб разрешению проблем в действительности по законам настоящего. К условным приемам прибегают и авторы «повестей для девочек», включая вставные легенды и мифы, таинственных персонажей: в «Иероглифе счастья» Т. Воробей легенда проецируется на отношения 12
Стр.12
юных персонажей, оттеняя, углубляя их. В повести Т. Крюковой «Костя+Ника» встреча мальчишки с загадочным лесным существом Костяничкой предопределяет развитие сюжета, помогает завязаться истории непростых, но спасительных для каждого взаимоотношений юных героев. Словно бы сам дух леса в образе хрупкой девчушки воплотил грезы подростка, связал двух столь разных по судьбе ребят – Костю и Никандру, открыв значимость доброго деяния, любви, преданности. Сверхъестественные способности Тони, героини повести Крюковой «Ведьма», усугубляют конфликт между этой невзрачной, закомплексованной девочкой и яркой, жестокосердной, претендующей на лидерство Людкой. Однако подобным повестям недостает глубины психологического анализа, безупречного построения характеров, логики поступков, многоаспектности исследования коллизий подростничества, формирования личности, взаимоотношений с родными. Иллюстрацией периодической актуализации условных форм служит возросшая популярность сказки. Всплеск жанра сказки в конце 1990-х гг. спровоцировал интерес к ней самых разных авторов: М.Москвиной («Что случилось с крокодилом?»), М.Бородицкой («Телефонные сказки Маринды и Миранды»), а в 2000-е – Л.Улицкой с ее сказочно-бытописательными историями («История про кота Игнасия, трубочиста Федю и Одинокую Мышь», «История про воробья Антверпена, кота Михеева, столетника Васю и сороконожку Марию Семеновну с семьей» и др.). Обращение к жанру сказки ныне диктуют не столько запросы ребенка, сколько стремление аторов оградить его от жестокого и циничного мира, противопоставить жестким реалиям мудрую и поэтичную иллюзию сказки. Разнообразные вариации сказочной формы – семейные истории, сказки с фольклорной основой, сказки-путешествия, сказки-приключения в прозе В. Дегтевой, О. Кургузова, Г. Кружкова, К. Драгунской – обогащают палитру жанра. 13
Стр.13
Новейшая литературная сказка, демонстрируя востребованность фольклорной традиции, стремится выйти за пределы привычной возрастной адресации и «захватить» более взрослую аудиторию («Телефонные сказки Маринды и Миранды» М. Бородицкой). В ее арсенале не только игра и пародия («Красные Шапочки», «Про королей и вообще» А. Гиваргизова), но и попытка современного прочтения фольклорной традиции, насыщения сказочного пространства реалиями сегодняшнего дня («Истории про Алешу» С. Седова). Фольклорные образы, сказочные сюжетные мотивы, детали, язык становятся предметом игры и извлечения новых смысловых ассоциаций в книгах Г. Кружкова и М. Вишневецкой. Интересные образцы сращения сказки с фэнтези представляют собой произведения В. Суслина, А. Саломатова. В. Роньшин творит построенные на абсурде сказки, изворачивая знаковые для жанра мотивы, образы, тексты («Детский садик № 8»). В своих «Сказке о Светке-лягушке», «Сказке о Злушке», «Сказках мамочки для Минечки» он отталкивается от фольклорных ситуаций и делает их предметом грустно-смешного обыгрыша. Произведения М. Москвиной подтвердили способность современной сказки извлечь чудеса из обыденных ситуаций и завязать фантазийно-романтический сюжет с самыми обычными вещами вроде крупицы чая или морской раковины («Чаинка», «Ракушка», «Кабанчик на камнях», «Подарки на новоселье»). Причудливые, грустно-смешные «История про кота Игнасия, трубочиста Федю и одинокую Мышь», «История о старике Кулебякине, плаксивой кобыле Миле и жеребенке Равкине», «История про воробья Антверпена, кота Михеева, столетника Васю и сороконожку Марью Семеновну с семьей» Л. Улицкой сочетают элементы бытописательной истории, семейной хроники и сказки. Безыскусная фабула, неспешное повествование образуют новый «эпос» о едином мире людей, животных, насекомых, растений: всех связывают прочные узы приязни и понимания. 14
Стр.14
Условное начало детской и подростково-юношеской прозы возрастает и за счет пополнения галереи ее персонажей героями мифологического происхождения – символами добра и зла (тролли, волшебники, феи, разнообразная нечисть), а также мутантами, пузявочками и т. д. Стало модно жонглировать историческими (Гай, Юлий, Цезарь, Сарданапал, Мамай), знаковыми мифологическими (Пенелопа, Дафна, Древнир, Баб-Ягун, Буслаев, Дракула) и литературными именами (Отелло, Гамлет) в произведениях Д.Емеца, В.Роньшина, С.Седова. Комическое смещение в именах недобрых персонажей Емеца (Чума-дель-Торт, Медузия Горгоновна, Тухломон, Руриус) призвано высмеять их и снизить их опасность. В.Крапивин, наделяя своих героев славянскими и условно европейскими именами (Радомир, Зорко, Лён, Кантор, Глас, Альбин), создает иллюзию вневременного, вненационального, но все еще несовершенного мира. В текущей детско-подростковой литературе соседствуют разнообразные жанры, находящиеся в постоянном движении и изменении. Атрибуты архаичного жанра могут включаться в современный текст и видоизменять его («Рыцарь Катерино» Д.Суслина). Периодическим возрождениям подвергается жанр школьной повести. В миниатюрах на школьную тему А.Гиваргизов, Т.Крюкова, С.Седов, В.Роньшин, М.Москвина, К. Драгунская предпринимают вышучивание стихии школьной жизни. Эти авторы успешно применяют сдвиг, утрирование школьной реальности – при всей знакомости эпизодов (шпаргалки здесь не обычные, а виртуозно выгравированы на рисовом зернышке). Комическая «эпопея» А. Гиваргизова «Записки выдающегося двоечника» дает ироничный срез жизни современной школы. Абсурдно перевернутые ситуации его рассказов «Семь минут», «Странно», «Мухи», «Что хуже», «Разговаривал на уроке» вызывают пронзительно-горькое ощущение узнаваемости историй, случившихся с Колей Трутовским и 15
Стр.15