Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 538009)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента
Уважаемые СТУДЕНТЫ и СОТРУДНИКИ ВУЗов, использующие нашу ЭБС. Рекомендуем использовать новую версию сайта.
Грани  / № 132 1984

Повесть-проповедь. (О повести "Благовест" Зои Крахмальниковой) (90,00 руб.)

0   0
Первый авторНазаров
Страниц7
ID363158
АннотацияСтатья посвящена религиозному творчеству писательницы и правозащитницы Зои Крахмальниковой, которая занималась религиозной деятельностью, написала несколько книг и статей, распространявшихся в самиздате и тамиздате (в журналах «Грани» и «Вестник РХД»). Основной ее темой были проблемы религиозного возрождения в России.
Повесть-проповедь. (О повести "Благовест" Зои Крахмальниковой) [Электронный ресурс] / Назаров // Грани .— 1984 .— № 132 .— С. 316-320 .— Режим доступа: https://rucont.ru/efd/363158

Предпросмотр (выдержки из произведения)

быть может, тайное движение души, тот „тайный ужас зачинателя игры", о котором писал Гумилев. <...> ." Очень нечасто попадается в дебрях советской беллетристики настоящая психологическая проза. <...> И тут для Битова от советской цензуры - парадоксальный прок. <...> Несмотря на запаздывания, проза Битова к читателю все же приходит. <...> Но запаздывающие книги Битова упрямо и успешна сопротивляются испытанию. <...> Уже сейчас видно, что его проза - дальнего следования. <...> Стоять на своем среди потока филистерства и поденщины - это ли не гарантия сохранности литературы? <...> Но — как же трудно в России такому писателю, как Битов. <...> И всетаки - живет он, вопреки всему, сохраняя лицо, силу, вкус Кира Сатир Повесть-проповедь „Благовест - добрый вестник. <...> Что бы ни писала Зоя Крахмальникова с начала 70-х годов, когда она пришла к Церкви, все ее творчество, независимо от жанра, проникнуто мыслями о Церкви, о судьбе России. <...> Об этом и ее беллетристические произведения Если жизнь человека обычно состоит из множества повседневных дел, меняющихся состояний, низких и высоких, то может показаться, что у Крахмальниковой это не так: она охвачена постоянным горением от открывшейся ей истины, и она больше не может заниматься ничем другим, кроме служения ей. <...> Вряд ли в таком случае повести Зои Крахмальниковой можно рассматривать в отрыве от ее биографии и ее миссионерской деятельности. <...> Один из героев повести „Благовест", Василий Ипполитович, говорит слова, которые можно отнести к творчеству самой Зои Крахмальниковой; „ - Это молитва моя, мое благодарение и слезы мои. <...> Порою возникает сомнение: а совместим ли такой максималистский и в чем-то дидактический подход с жанром художественной прозы, в котором, как кто-то сказал, шедевры создаются благодаря тонкой игре света и тени, на пересечении человеческой греховности и чистоты? <...> Ее миссионерский максимализм и духовная напряженность создают впечатление контрастного, черно-белого рисунка, совсем не стремящегося <...>