Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 472928)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Символизм

0   0
Первый авторБелый Андрей
Страниц4
ID2650
Кому рекомендованоКритика и публицистика
Белый, А. Символизм : Статья / А. Белый .— 1908 .— 4 с. — Критика

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Андрей Белый СИМВОЛИЗМ Оригинал здесь: Мир Марины Цветаевой. <...> В неодинаковой форме творчество и познание ставят вопрос о природе всего существующего, в неодинаковой форме его решают. <...> Там, где познание вопрошает: "Что есть жизнь, в чем подлинность жизни?", творчество отвечает решительным утверждением: "Вот подлинно переживаемое, вот -- жизнь". <...> И форма, в которой утверждается жизнь, не отвечает формам познания: формы познания -- это способы определений природы существующего (т. е. методы, образующие точное знание); и в выражении переживаний, в выражении переживаемого образа природы -- прием утверждения жизни творчеством; переживаемый образ -- символ; ежели символ закрепляется в слове, в краске, в веществе, он становится образом искусства. <...> В чем отличие образа действительности от образа искусства? <...> В том, что образ действительности не может существовать сам по себе, а только в связи со всем окружающим; а связь всего окружающего есть связь причин и действий; закон этой связи -- закон моего рассуждающего сознания. <...> Образ действительности существует закономерно; но закономерность эта есть часть моего "я" (рефлексирующая), а вовсе не "я"; и образ действительности, предопределенный связью, не существует как безусловно одушевленный образ. <...> Образ же искусства существует для меня как независимый, одушевленный образ. <...> Действительность, если хочу я ее познать, превращается только в вопрос, загаданный моему познанию; искусство действительно выражает живую жизнь, переживаeмую. <...> Если жизнь порождает во мне сознание о моем "я", то не в сознании утверждается подлинность этого "я", а в связи переживаний. <...> Познание есть осознаваемая связь: предметы связи здесь -- только термины; творчество есть переживаемая связь; предметы связи здесь -- образы; вне этой связи "я" перестает быть "я". <...> Я могу опознать себя только так, а не иначе; я опознаю только то, что переживаю; познание превращает <...>
Символизм.pdf
Андрей Белый СИМВОЛИЗМ Оригинал здесь:Мир Марины Цветаевой. В неодинаковой форме творчество и познание ставят вопрос о природе всего существующего, в неодинаковой форме его решают. Там, где познание вопрошает: "Что есть жизнь, в чем подлинность жизни?", творчество отвечает решительным утверждением: "Вот подлинно переживаемое, вот -- жизнь". И форма, в которой утверждается жизнь, не отвечает формам познания: формы познания -- это способы определений природы существующего (т. е. методы, образующие точное знание); и в выражении переживаний, в выражении переживаемого образа природы -- прием утверждения жизни творчеством; переживаемый образ -- символ; ежели символ закрепляется в слове, в краске, в веществе, он становится образом искусства. В чем отличие образа действительности от образа искусства? В том, что образ действительности не может существовать сам по себе, а только в связи со всем окружающим; а связь всего окружающего есть связь причин и действий; закон этой связи -- закон моего рассуждающего сознания. Образ действительности существует закономерно; но закономерность эта есть часть моего "я" (рефлексирующая), а вовсе не "я"; и образ действительности, предопределенный связью, не существует как безусловно одушевленный образ. Образ же искусства существует для меня как независимый, одушевленный образ. Действительность, если хочу я ее познать, превращается только в вопрос, загаданный моему познанию; искусство действительно выражает живую жизнь, переживаeмую. Оно утверждает жизнь как творчество, а вовсе не как созерцание. Если жизнь порождает во мне сознание о моем "я", то не в сознании утверждается подлинность этого "я", а в связи переживаний. Познание есть осознаваемая связь: предметы связи здесь -- только термины; творчество есть переживаемая связь; предметы связи здесь -- образы; вне этой связи "я" перестает быть "я". Я могу опознать себя только так, а не иначе; я опознаю только то, что переживаю; познание превращает переживания в закономерные и не переживаемые теперь группы предметов опыта. Законы опытной действительности, находящиеся во мне, при созерцании извне предметов опыта, кажутся мне вне меня лежащими: это -- законы природы; созерцая себя -- я не увижу своей подлинной, творческой сущности: я увижу вне меня лежащую природу и себя, порожденного законом природы. Познание есть созерцание в законах содержания (т. е. подлинности) моей жизни. Подлинность в моем "я", творящем познаваемые образы; образ, не опознанный в законах, -- творческий образ; опознанный образ есть образ видимой природы. Творческий образ есть как бы природа самой природы, т. е. проявление подлинного "я". Это "я" раскалывается созерцанием на переживаемую, безобразную природу творчества и на явленную в образах видимую природу. Видимая природа здесь -- волшебница Лорелея1, отвлекающая меня от подлинной жизни к жизни видимой. Природа творчества оказывается могучим Атласом, поддерживающим мир на своих плечах: без него жизнь волшебницы Лорелеи -- не жизнь вовсе. Искусство -- особый вид творчества, освобождающий природу образов от власти волшебной Лорелеи. Необходимость образов видимости коренится в законах моего познания; но не в познании -- "я" подлинное. Приведение способности представления к переживанию освобождает представляемые образы от законов необходимости, и они свободно сочетаются в новые образы, в новые группы. Здесь понимаем мы, что не действительна наша зависимость от рока природы, ибо и природа лишь эмблема подлинного, а не само подлинное. Изучение природы есть изучение эмблем подлинности, а не самой подлинности: природа не природа вовсе: природа есть природа моего "я": она -- творчество. Таков взгляд на жизнь всякого истинного художника. Но не таков взгляд на жизнь большинства; для этого большинства само творчество есть лишь эмблема подлинности; а повинное -- в окружающей нас природе. Неудивительно, что непознаваемая образность художника для многих -- лишь порождение творческой грезы, а не действительность. Но тот, кто постиг истинную природу символов, тот не может не видеть в видимости, а также и в видимом своем "я" отображение другого "я", истинного, вечного, творческого. * * * Жизнь для художника -
Стр.1