Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 474748)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

"О литературных мистификациях, по случаю напечатанного в 5-й книжке ""Вестника Европы"" второго и подложного разговора между Классиком и Издателем ""Бахчисарайского фонтана"""

0   0
Первый авторВяземский Петр Андреевич
Страниц4
ID12409
Кому рекомендованоКритика
Вяземский, П.А. "О литературных мистификациях, по случаю напечатанного в 5-й книжке ""Вестника Европы"" второго и подложного разговора между Классиком и Издателем ""Бахчисарайского фонтана""" : Статья / П.А. Вяземский .— 1824 .— 4 с. — Критика

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Вяземский П. А. <...> О литературных мистификациях, по случаю напечатанного в 5-й книжке "Вестника Европы" второго и подложного разговора между Классиком и Издателем "Бахчисарайского фонтана" // Пушкин в прижизненной критике, 1820-1827 / Пушкинская комиссия Российской академии наук; Государственный пушкинский театральный центр в Санкт-Петербурге. <...> П. А. ВЯЗЕМСКИЙ О литературных мистификациях, по случаю напечатанного в 5-й книжке "Вестника Европы" второго и подложного разговора между Классиком и Издателем "Бахчисарайского фонтана" С некоторого времени мистификации вошли в моду в кругу нашей литературы, и бедные читатели, сущие жертвы авторских проказ, не знают, кому и чему верить. <...> Г-н Н. Д.*, прославившийся на поприще театральной критики готовностию говорить о драматическом искусстве и который между тем в ожидании вдохновения, следуя пословице, просидел на посуле как на стуле, или, правильнее, на креслах театральных, напоминающих нам на этот раз усыпительную силу кресел Французской Академии** 2, брался несколько раз быть Созием Жофруа, но не собрался с силами; там Аристотелид затейливо разыграл роль Н. Д. Но Н. Д. вступился за лицо свое и с аттическим остроумием3, ему свойственным, обличил дерзновенного Созия; но в слепоте гнева не распознал его и ввел читателей в обман, принеся на жертву негодованию своему невинного вместо виноватого4. <...> Зрителями ожидается еще развязка этой шутки, как вдруг "Вестник Европы", также порядочный мистификатор в своем роде, выводит на сцену новую мистификацию, нарядив кого-то в Издатели "Бахчисарайского фонтана" и пустив его в разговор с Классиком, себе споручным. <...> За обязанность поставляю вывести из заблуждения легковерных читателей, удостоверив их, что я, нижеподписавшийся, законный и единственный Издатель "Бахчисарайского фонтана", не имел никогда разговора, подобного напечатанному в 5-й книжке "Вестника Европы", и отроду иметь <...>
О_литературных_мистификациях,_по_случаю_напечатанного_в_5-й_книжке_Вестника_Европы_второго_и_подложного_разговора_между_Классиком_и_Издателем_Бахчисарайского_фонтана.pdf
Вяземский П. А. О литературных мистификациях, по случаю напечатанного в 5-й книжке "Вестника Европы" второго и подложного разговора между Классиком и Издателем "Бахчисарайского фонтана" // Пушкин в прижизненной критике, 1820-1827 / Пушкинская комиссия Российской академии наук; Государственный пушкинский театральный центр в Санкт-Петербурге. - СПб: Государственный пушкинский театральный центр, 1996. - С. 162-164. http://next.feb-web.ru/feb/pushkin/critics/vpk/vpk-162-.htm П. А. ВЯЗЕМСКИЙ О литературных мистификациях, по случаю напечатанного в 5-й книжке "Вестника Европы" второго и подложного разговора между Классиком и Издателем "Бахчисарайского фонтана" С некоторого времени мистификации вошли в моду в кругу нашей литературы, и бедные читатели, сущие жертвы авторских проказ, не знают, кому и чему верить. Созии1 расплодились! Г-н Н. Д.*, прославившийся на поприще театральной критики готовностию говорить о драматическом искусстве и который между тем в ожидании вдохновения, следуя пословице, просидел на посуле как на стуле, или, правильнее, на креслах театральных, напоминающих нам на этот раз усыпительную силу кресел Французской Академии** 2, брался несколько раз быть Созием Жофруа, но не собрался с силами; там Аристотелид затейливо разыграл роль Н. Д. Но Н. Д. вступился за лицо свое и с аттическим остроумием3, ему свойственным, обличил дерзновенного Созия; но в слепоте гнева не распознал его и ввел читателей в обман, принеся на жертву негодованию своему невинного вместо виноватого4. Зрителями ожидается еще развязка этой шутки, как вдруг "Вестник Европы", также порядочный мистификатор в своем роде, выводит на сцену новую мистификацию, нарядив кого-то в Издатели "Бахчисарайского фонтана" и пустив его в разговор с Классиком, себе споручным. За обязанность поставляю вывести из заблуждения легковерных читателей, удостоверив их, что я, нижеподписавшийся, законный и единственный Издатель "Бахчисарайского фонтана", не имел никогда разговора, подобного напечатанному в 5-й книжке "Вестника Европы", и отроду иметь не мог, да и впредь иметь не могу, потому что я свойства нетерпеливого. Признаюсь откровенно, что с первых приемов мнимого моего собеседника поворотился бы я к нему спиною, оставя дальнейшие возражения, ибо не умею выносить хладнокровно пустословия, в особенности же того, которое даже и не облечено в вежливость общежительной образованности. Для большего удостоверения в подлоге того разговора замечу, что классиков, каковы Классик моего предисловия и Классик "Вестника Европы", везде много; что классик - имя нарицательное; что не определено у меня, с которым из них входил я в речь; но что Издатель "Бахчисарайского фонтана" есть лицо определенное, и, следовательно, в отношении к нему не может быть недогадки. Впрочем, если захотеть, то можно бы легко и к лицу без образа "Вестника Европы" применить черты знакомые. Оное классическое лицо укоряет меня в молодости: это давняя замашка! Уже не в первый раз, за недостатком лучших возражений, называли своих противников недоучившимися студентами, детьми, незадолго пред сим вышедшими из-под ферулы5. Что ни говори, а подобные упреки живо отзываются бессильною злобою и желчью пожилого педагога, который гневается, что ученики переросли учителей и что дарования первых процветают, когда слава других, как баснословное предание, ветшает с каждым днем. Наш новый мистификатор в прозорливом всеведении своем знает и то, что я не учился ни в каком университете. Учиться в университетах - хорошо, но не довольно: можно не только, учившись, ничему не выучиться, но мы видим примеры, что можно даже и учить, ничего не зная основательно6. Главным и единственным побуждением моим было изобличить подлог разговора, напечатанного в "Вестнике Европы", а потому не войду в исследование всех несообразностей, сказанных и Классиком, и мнимым Издателем.Мое дело было только отклонить от себя худую славу; но предоставляю пользоваться ею безмятежно, кому принадлежит она по праву. К тому же зачем указывать на то, что явно и что так торжественно оправдывает мнение, изложенное в предисловии к "Бахчисарайскому фонтану", что "если из всего сказанного и пересказанного в журналах наших насчет романтических опытов выключить грубые личности и пошлые насмешки, то, без сомнения, каждый легко уверится, что мой собеседник под пару своими журнальным клевретам". Кстати, однако же, приходится здесь заметить невинное признание Классика "Вестника Европы" и приятелей его (ибо у него нет прvятелей* 7), что Классик моего предисловия - совсем не классик! - Слава Богу, что догадались! А конечно, он не классик в истинном значении, достойный уважения; но классик в превратном смысле, достойный осмеяния! И потому-то
Стр.1