Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 474748)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

(Воспоминания о Добролюбове)

0   0
Первый авторВейнберг Петр Исаевич
Страниц2
ID12154
Аннотация(Репортерское изложение) Отрывок
Кому рекомендованоПисьма и мемуары
Вейнберг, П.И. (Воспоминания о Добролюбове) : Статья / П.И. Вейнберг .— 1901 .— 2 с. — Мемуары

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Н. А. Добролюбов в воспоминаниях современников.-- Вступ. статья Г. Елизаветиной; Сост., подгот. текста и коммент. <...> П. И. Вейнберг предупредил, что запас воспоминаний его о Добролюбове не отличается полнотой: ему пришлось встретиться с Добролюбовым всего несколько раз. <...> Первое знакомство автора воспоминаний произошло на обеде, который был дан сотрудниками "Современника" знаменитому актеру Мартынову1. <...> Такие обеды были в то время редкостью, и это чествование таланта небольшим кружком Некрасова произвело на П. И. Вейнберга неизгладимое впечатление. <...> Стихи Некрасова "Свободная семья людей свободных"2 вызвали прямо взрыв восторга, теперь уже, быть может, и непонятного. <...> За этим-то обедом Некрасов и познакомил Вейнберга с Добролюбовым. <...> Глаза эти были чрезвычайно холодные для малознакомых или несимпатичных людей; можно сказать, в них чувствовался ледяной холод. <...> Но те же глаза при желании могли принимать оттенок замечательной мягкости и проникновенности; казалось, что они заглядывают прямо в душу собеседника. <...> Разговор был о Гейне, некоторые стихотворения которого были уже в то время переведены П. И. Вейнбергом. <...> К крайнему удивлению последнего, Добролюбов обнаружил гораздо больше любви к лирическим произведениям Гейне3, чем к социально-публицистическим. <...> То же отрицание социальнополитической тенденции сказалось впоследствии у Добролюбова при суждении о "Тысяче душ" Писемского4. <...> Это обстоятельство как нельзя лучше опровергает довольно распространенное мнение относительно Добролюбова, будто бы совершенно отрицавшего чувство. <...> <...> Во второй раз П. И. Вейнберг встретил Добролюбова у Некрасова. <...> Добролюбов был чем-то раздражен и очень недружелюбно отозвался о Писемском5. <...> Затем больной Добролюбов уехал за границу, пробыл там полгода6 и приехал обратно, уже обреченным на смерть. <...> Вся фигура больного выражала полное уныние и покорность судьбе. <...> В соседней комнате Вейнберг застал Некрасова, и у этого по наружности черствого <...>
(Воспоминания_о_Добролюбове).pdf
П. И. Вейнберг <Воспоминания о Добролюбове> (Репортерское изложение) Отрывок Н. А. Добролюбов в воспоминаниях современников.-- Вступ. статья Г. Елизаветиной; Сост., подгот. текста и коммент. С. Рейсера.--М.: Худож. лит., 1986. (Лит. мемуары.) OCR Бычков М. Н. П. И. Вейнберг предупредил, что запас воспоминаний его о Добролюбове не отличается полнотой: ему пришлось встретиться с Добролюбовым всего несколько раз. Первое знакомство автора воспоминаний произошло на обеде, который был дан сотрудниками "Современника" знаменитому актеру Мартынову1. Такие обеды были в то время редкостью, и это чествование таланта небольшим кружком Некрасова произвело на П. И. Вейнберга неизгладимое впечатление. Стихи Некрасова "Свободная семья людей свободных"2 вызвали прямо взрыв восторга, теперь уже, быть может, и непонятного. За этим-то обедом Некрасов и познакомил Вейнберга с Добролюбовым. Внешность Добролюбова производила поразительное впечатление. Особенно поражали глаза Добролюбова. Глаза эти были чрезвычайно холодные для малознакомых или несимпатичных людей; можно сказать, в них чувствовался ледяной холод. Но те же глаза при желании могли принимать оттенок замечательной мягкости и проникновенности; казалось, что они заглядывают прямо в душу собеседника. Разговор был о Гейне, некоторые стихотворения которого были уже в то время переведены П. И. Вейнбергом. К крайнему удивлению последнего, Добролюбов обнаружил гораздо больше любви к лирическим произведениям Гейне3, чем к социально-публицистическим. То же отрицание социальнополитической тенденции сказалось впоследствии у Добролюбова при суждении о "Тысяче душ" Писемского4. Это обстоятельство как нельзя лучше опровергает довольно распространенное мнение относительно Добролюбова, будто бы совершенно отрицавшего чувство. <...> Во второй раз П. И. Вейнберг встретил Добролюбова у Некрасова. Добролюбов был чем-то раздражен и очень недружелюбно отозвался о Писемском5. Затем больной Добролюбов уехал за границу, пробыл там полгода6 и приехал обратно, уже обреченным на смерть. Незадолго перед концом П. И. навестил Добролюбова. Он лежал на диване бледный, совершенно истомленный; в ногах его сидела Головачева-Панаева. Вся фигура больного выражала полное уныние и покорность судьбе. На вопрос: "Как вы себя чувствуете?" Добролюбов отвечал: "Да, мне теперь хорошо, а скоро, быть может, будет и совсем хорошо". В соседней комнате Вейнберг застал Некрасова, и у этого по наружности черствого человека стояли слезы в глазах. Скоро Добролюбов и умер. Когда через три дня после похорон Вейнберг встретил Чернышевского и спросил о похоронах, Чернышевский ответил: "Когда умер Шиллер, Гете долго не допускал никого к себе и не позволял упоминать имена Шиллера; прошу и я вас не упоминать при мне имени Добролюбова". Речь свою П. И. Вейнберг закончил эффектной характеристикой духовного облика Добролюбова, и эта характеристика вызвала гром рукоплесканий многочисленной аудитории. Декабрь 1901 КОММЕНТАРИИ
Стр.1