Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 471209)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Лекция о Тургеневе

0   0
Первый авторЛуначарский
Страниц12
ID11871
АннотацияОб авторе (Тургенев Иван Сергеевич).
Кому рекомендованоОб авторе
Луначарский, А.В. Лекция о Тургеневе : Очерк / А.В. Луначарский .— 1926 .— 12 с. — Критика

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Публикуемый материал представляет собой стенограмму лекции из курса истории русской литературы, который А. В. Луначарский читал в Коммунистическом университете им. <...> В отличие от прочитанного несколько ранее (1923--1924) и полностью опубликованного курса истории западноевропейской литературы {А. В. Луначарский. <...> И. С. Тургенева, является серьезным вкладом в изучение великого русского писателя. <...> Особую значительность эта лекция приобретает в свете длительной борьбы вокруг творчества Тургенева, развернувшейся в 20-е и 30-е годы. <...> Отход от дворянства позволил Тургеневу яснее увидеть исчерпанность роли его собственного класса и показать это в образах наиболее положительных его представителей, таких, как Рудин и Лаврецкий. <...> Первым общественным героем Тургенева, по Луначарскому, был выведенный в "Записках охотника" русский мужик, с его могучими возможностями, но не представлявший тогда активной силы. <...> Обратившись к лучшим людям из дворян, Тургенев глубоко изучает кардинальную проблему их существования, охарактеризованную Луначарским как "проблема Гамлета", т. е. неспособность воплотить свое возмущение существующим положением в решительное действие. <...> Если герой романа "Рудин" понимался М. К. Клеманом как "холодный и самоуспокоенный фразер и трус", {М. К. Клеман. <...> 82.} а П. С. Коганом "как самое яркое воплощение типа "лишнего человека"", {П. С. Коган. <...> } Луначарский понимает образ Рудина как своеобразную грань в эволюции "лишнего человека", знаменующую попытку перехода к революционному действию. <...> Луначарский рассматривает этот роман как последнюю попытку Тургенева художественно исследовать возможности дворянства, попытку, закончившуюся констатацией окончательного отсутствия внутренних сил даже у лучших людей класса. <...> Деятельность Лаврецкого лишена того революционного заряда, который так ценен в Рудине. <...> Рудин должен был бы идти путем, революционной борьбы, путем Рахметова <...>
Лекция__о_Тургеневе.pdf
Лекция А. В. Луначарского о Тургеневе Русская литература, N 4, 1961. OCR Бычков М.Н. Публикуемый материал представляет собой стенограмму лекции из курса истории русской литературы, который А. В. Луначарский читал в Коммунистическом университете им. Свердлова в 1924-1926 годах. В отличие от прочитанного несколько ранее (1923--1924) и полностью опубликованного курса истории западноевропейской литературы {А. В. Луначарский. История западноевропейской литературы в ее важнейших моментах. ГИЗ, М., 1924.} из данного курса были напечатаны лишь отдельные лекции. {В частности, о Пушкине ("Комсомольская правда", 1927, NoNo 36, 48, 54), о Льве Толстом ("Комсомольская правда", 1926, No 299 и 1927, NoNo 1, 7, 13), о литературе 60-х годов (А. В. Луначарский. Статьи о литературе. Гослитиздат,М., 1957).} Лекция А. В. Луначарского, в которой дается характеристика первой половины творческого пути И. С. Тургенева, является серьезным вкладом в изучение великого русского писателя. Особую значительность эта лекция приобретает в свете длительной борьбы вокруг творчества Тургенева, развернувшейся в 20-е и 30-е годы. Луначарский выступал как против формалистов, пытавшихся рассматривать творчество писателя в полном отрыве от его идейных исканий, так и против вульгарных социологов, видевших в Тургеневе лишь представителя дворянства и искусственно ограничивавших проблематику творчества писателя рамками его класса. В трактовке творчества Тургенева Луначарский исходил из своей историко-литературной концепции, рассматривавшей наиболее честных русских писателей как чуткую совесть угнетенного народа. Луначарский характеризует Тургенева как отщепенца, как одного из тех крупнейших дворянских писателей, которые, в той или иной степени отходя от своего класса, становились частично, а порой и преимущественно интеллигентами. Отход от дворянства позволил Тургеневу яснее увидеть исчерпанность роли его собственного класса и показать это в образах наиболее положительных его представителей, таких, как Рудин и Лаврецкий. В связи с широтой социальных исканий Тургенева Луначарский подробно рассматривает проблему положительного героя в его творчестве. Первым общественным героем Тургенева, по Луначарскому, был выведенный в "Записках охотника" русский мужик, с его могучими возможностями, но не представлявший тогда активной силы. Обратившись к лучшим людям из дворян, Тургенев глубоко изучает кардинальную проблему их существования, охарактеризованную Луначарским как "проблема Гамлета", т. е. неспособность воплотить свое возмущение существующим положением в решительное действие. Если герой романа "Рудин" понимался М. К. Клеманом как "холодный и самоуспокоенный фразер и трус", {М. К. Клеман. Иван Сергеевич Тургенев. ГИХЛ, Л., 1936, стр. 82.} а П. С. Коганом "как самое яркое воплощение типа "лишнего человека"", {П. С. Коган. Очерки по истории новейшей русской литературы, т. 2, М.-Л., 1926, стр. 39.} то Луначарский рассматривая Рудина как продолжение Онегина, Печорина, Бельтова, в то же время видит в нем такое новое качество, которое, по выражению критика, делает Рудина "почти что не лишним". Это качество -- аккумуляция максимума возможностей революционности его времени, хотя и проявляющейся только в пробуждении окружающих словом. Вспомним слова В. И. Ленина, писавшего о подобной пропаганде в некоторые исторические периоды: "Вульгарный революционаризм не понимает того, что слово тоже есть дело; это положение бесспорное для приложения к истории вообще или к тем эпохам истории, когда открытого политического выступления масс нет, а его никакие путчи не заменят и искусственно не вызовут". {В. И. Ленин, Сочинения, т. 9, стр. 53.} Луначарский понимает образ Рудина как своеобразную грань в эволюции "лишнего человека", знаменующую попытку перехода к революционному действию. Интересна оценка, даваемая в лекции "Дворянскому гнезду". Луначарский рассматривает этот роман как последнюю попытку Тургенева художественно исследовать возможности дворянства, попытку, закончившуюся констатацией окончательного отсутствия внутренних сил даже у лучших людей класса. Правда, вызывает сомнение мысль критика о превосходстве Лаврецкого над Рудиным. Деятельность Лаврецкого лишена того революционного заряда, который так ценен в Рудине. Рудин
Стр.1