Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 493078)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Новое художественное произведение и наша критика

0   0
Первый авторСтрахов Николай Николаевич
Страниц10
ID11196
Аннотация"(Письмо в редакцию ""Времени""). О творчестве А. Н. Островского"
Кому рекомендованоКритика и публицистика
Страхов, Н.Н. Новое художественное произведение и наша критика : Статья / Н.Н. Страхов .— 1863 .— 10 с. — Критика

Предпросмотр (выдержки из произведения)

<Н. Н. Страхов> Новое художественное произведение и наша критика (Письмо в редакцию "Времени") "Время", No 2, 1863 Оригинал здесь -- http://smalt.karelia.ru/~filolog/vremja/1863/febr/novhudpr.htm НОВОЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ПРОИЗВЕДЕНIЕ И НАША КРИТИКА (письмо въ редакцiю "Времени") Хвалу и клевету прiемли равнодушно. <...> Я осмѣливался нѣкогда утверждать, что наша изящная литература несравненно выше нашей критики и что она отъ этой критики независима и безопасна. <...> Въ настоящее время я готовъ сказать даже болѣе; я готовъ утверждать, что наша изящная литература есть явленiе глубоко-нормальное и прекрасное, тогда какъ наша критика есть явленiе безобразное и уродливое; что въ нашей изящной литературѣ обнаруживаются истинно-живыя стремленiя, и многообѣщающiе зародыши, тогда какъ наша критика мелка и поверхностна до послѣдней степени возможности; что нетолько наша изящная литература независима и безопасна отъ нашей критики, но что наша критика даже не имѣетъ ничего общаго съ нашей изящной литературой, что она ровно ничего въ ней не понимаетъ и, говоря о ней, говоритъ о чемъ-то другомъ. <...> У него, пишетъ она, и Петръ и Иванъ, и Сидоръ и Карпъ -- все люди равно милые, т. е. и Тургеневъ хорошъ и Островскiй также, и Помяловскiй и Писемскiй, и Аполлонъ Григорьевъ и Щаповъ, и Владимiръ Фуксъ и Щедринъ. <...> Я запятыя поставилъ вѣрно, но для большей ясности я изображу этотъ списокъ такъ: И Тургеневъ и Островскiй, И Помяловскiй и Писемскiй, И Аполлонъ Григорьевъ и Щаповъ, И Владимiръ Фуксъ и Щедринъ. <...> Тургеневъ забракованъ, Островскiй нѣтъ; Писемскiй забракованъ, а Помяловскiй нѣтъ; Аполлонъ Григорьевъ забракованъ, а Щаповъ нѣтъ; Владимiръ Фуксъ забракованъ, а Щедринъ нѣтъ(?? <...> . И такъ "Очерки" упрекаютъ "Время", что оно дотого слѣпо, до того не понимаетъ цѣны вещей, что признаетъ напримѣръ достоинства и Островскаго и Тургенева, тогда какъ Островскiй есть человѣкъ весьма годный, а Тургеневъ никуда не годный. <...> Если же наша <...>
Новое_художественное_произведение_и_наша_критика.pdf
<Н. Н. Страхов> Новое художественное произведение и наша критика (Письмо в редакцию "Времени") "Время", No 2, 1863 Оригинал здесь -- http://smalt.karelia.ru/~filolog/vremja/1863/febr/novhudpr.htm НОВОЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ПРОИЗВЕДЕНIЕ И НАША КРИТИКА (письмо въ редакцiю "Времени") Хвалу и клевету прiемли равнодушно. Пушкинъ. ____ Позвольте мнѣ, милостивый государь, напомнить вамъ одно мое скромное мнѣнiе, которое я уже давно имѣлъ честь изложить въ одномъ изъ моихъ писемъ. Я осмѣливался нѣкогда утверждать, что наша изящная литература несравненно выше нашей критики и что она отъ этой критики независима и безопасна. Чѣмъ далѣе я наблюдаю нашу литературу съ тѣмъ прилежанiемъ и вниманiемъ, которое вамъ извѣстно, тѣмъ сильнѣе я убѣждаюсь въ этой истинѣ. Въ настоящее время я готовъ сказать даже болѣе; я готовъ утверждать, что наша изящная литература есть явленiе глубоко-нормальное и прекрасное, тогда какъ наша критика есть явленiе безобразное и уродливое; что въ нашей изящной литературѣ обнаруживаются истинно-живыя стремленiя, и многообѣщающiе зародыши, тогда какъ наша критика мелка и поверхностна до послѣдней степени возможности; что нетолько наша изящная литература независима и безопасна отъ нашей критики, но что наша критика даже не имѣетъ ничего общаго съ нашей изящной литературой, что она ровно ничего въ ней не понимаетъ и, говоря о ней, говоритъ о чемъ-то другомъ. На первый взглядъ такое мнѣнiе можетъ показаться дерзкимъ; но прошу васъ не поддаваться подозрѣнiямъ относительно моей скромности. Я знаю, что критика, о которой я говорю, имѣла и имѣетъ у насъ огромный вѣсъ, пользовалась и даже доселѣ пользуется великимъ почетомъ и вниманiемъ. Я знаю, что въ ней видѣли залогъ всего нашего прогреса и вообще приписывали ей безчисленныя достоинства. Ничего этого я не отвергаю; ни единаго изъ этихъ достоинствъ я не думаю дерзновенно оспаривать. Вы не имѣете права предполагать во мнѣ подобной злобы и коварства. Я хочу только сказать, что при всѣхъ своихъ неотъемлемыхъ достоинствахъ, наша критика ничего не понимала и отучила своихъ послѣдователей понимать что-нибудь въ изящныхъ произведенiяхъ нашей словесности. Чтожъ? Тутъ кажется нѣтъ еще ничего особенно дурного. Кто дурно поетъ, тотъ какъ извѣстно можетъ утѣшаться тѣмъ, что онъ хорошо ведетъ себя; кто пишетъ плохiе стихи, тотъ можетъ еще услаждать себя мыслью о твердости своего характера и добротѣ своего сердца. Такъ точно и здѣсь. Велика бѣда -- изящныя произведенiя! Развѣ мало есть предметовъ несравненно болѣе значительныхъ, вопросовъ несравненно болѣе важныхъ? Слѣдовательно сказать, что критика непонимала изящныхъ произведенiй, но за то понимала множество другихъ прекраснѣйшихъ и глубочайшихъ вещей, еще не значитъ поносить критику. Такимъ образомъ я заранѣе соглашаюсь, что говорю о мелочахъ; я очевидно поднимаю вопросъ, ничтожный по своему объему и значенiю. Но чтоже дѣлать? Вѣдь вы меня знаете. Быть-можетъ я былъ достоинъ лучшей участи, но неумолимая судьба назначила мнѣ быть ревностнымъ читателемъ нашихъ журналовъ и принимать въ ихъ толкахъ сердечное участiе. И такъ начнемъ. Приведу вамъ по порядку новыя доказательства моей старой мысли.
Стр.1