Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 486242)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Касимовская невеста

0   0
Первый авторСоловьев Всеволод Сергеевич
Страниц90
ID10913
АннотацияРоман-хроника XVII века в трех частях
Кому рекомендованоИсторическая проза
Соловьев, В.С. Касимовская невеста : Роман / В.С. Соловьев .— 1903 .— 90 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Соловьев Касимовская невеста (Роман-хроника XVII века в трех частях) ЧАСТЬ ПЕРВАЯ I После долгого осеннего ненастья наконец стала зима 1646 года. <...> По дороге из Москвы в пригородное село Покровское с раннего утра шло и ехало много всякого люду - молодой царь Алексей Михайлович считал встречу зимы одною из любимых потех своих. <...> Еще за три дня было объявлено по Москве, что в селе Покровском будет львиное зрелище и медвежья травля и что никому, не токмо что боярам и всяким дворцовым людям, но и всем вообще жителям Москвы невозбранно присутствовать на этих царских потехах. <...> Такое известие Москва приняла с большой радостью: уж очень по нраву всем была медвежья травля, а про львиное зрелище и говорить нечего: лев - зверь редкий, многими совсем не виданный. <...> ... - А боярин?то Борис Иванович Морозов, - замечают другие, - важность?то какая, сам, словно царь, раскланивается! <...> Да и отец?то, блаженной памяти государь Михаил Федорович, на смертном одре сыну наказывал: почитай? де и во всем слушайся Морозова?боярина, он тринадцать?де лет при тебе неотлучно, воспитал тебя, и такого?де слуги и советника тебе не сыскать. <...> ... He красны царские палаты в селе Покровском, но любил, бывало, покойный царь Михаил Федорович наезжать сюда и тешиться разными забавами. <...> Бояре с боярынями и боярышнями места заняли, а те люди, что помельче чином, за их спинами теснятся, снег приминают в ожидании потехи. <...> Вот на крыльцо наконец вышел молодой царь с боярином Морозовым и толпой царедворцев. <...> Тучный седовласый боярин, земно кланяясь царю, объявил, что все готово для начала потехи. <...> Морозу было около пяти градусов, и льва жалели. <...> Им уж не впервой приходилось выказывать чудеса ловкости, силы и смелости на медвежьей травле. <...> Алексей Михайлович приподнялся с места и весело кивнул им головою. <...> Царь Алексей Михайлович нетерпеливо, сам не замечая того, слегка притопывал ногою и не мигая смотрел прямо на арену. <...> И действительно, медведь погиб, и торжествующий Никифор Озорной <...>
Касимовская_невеста.pdf
Вс. Соловьев Касимовская невеста (Роман-хроника XVII века в трех частях) ЧАСТЬ ПЕРВАЯ I После долгого осеннего ненастья наконец стала зима 1646 года. Два дня и две ночи в безветренном воздухе падал снег, и выпало его довольно, потом прихватило и сковало морозцем. Потом выглянуло солнце и все загорелось, заблестело. Глаза слепило от яркого света. Мороз не прибывал, но и не уменьшался. Путь установился сразу. По дороге из Москвы в пригородное село Покровское с раннего утра шло и ехало много всякого люду - молодой царь Алексей Михайлович считал встречу зимы одною из любимых потех своих. Еще за три дня было объявлено по Москве, что в селе Покровском будет львиное зрелище и медвежья травля и что никому, не токмо что боярам и всяким дворцовым людям, но и всем вообще жителям Москвы невозбранно присутствовать на этих царских потехах. Такое известие Москва приняла с большой радостью: уж очень по нраву всем была медвежья травля, а про львиное зрелище и говорить нечего: лев - зверь редкий, многими совсем не виданный. Привезли его недавно царю в подарок из Кизылбаша, из Персии. Поместили в яме у стены Китайгородской. По целым часам толпы стояли у ямы, видеть ничего не видели, но зато рыкание львиное слышали и оставались этим довольны. А вот теперь и самого этого заморского лютого зверя видеть можно: ну и хлынула вся досужая Москва в село Покровское. Колымаги за колымагами, сани за санями так и катятся по первопутью. Бояре, весь чин дворцовый, дворяне московские, служилые люди, из купцов тоже немало - всякий разрядился в праздничное платье, изукрасил своих коников, понавешал ковров на широкие сани: тоже нужно и себя показать, в грязь лицом не ударить. Большие были приготовления к празднику в Покровском. Сначала, как весть прошла о царской потехе, отцы и мужья сразу объявили, что бабам да девкам ехать не следует. Но бабы и девки были на это других взглядов. Они так пристали, так улещали, так упрашивали своих владык домашних, что те наконец, в большинстве случаев, должны были сдаться. И вот по дороге в Покровское спешат не одни добрые молодцы и старцы, а и дебелые матери семейств и румяные, свежие, как морозное зимнее утро, московские красавицы. Само собою, лица их прикрыты фатой блестящей, сами они закутаны в шубки меховые, и стороннему человеку не увидеть, не разглядеть, сколько красоты и молодости, сколько разжиревшей или высохшей старости заключается в этих огромных грузных колымагах. Но все же кое?кому поданы весточки, кое?кто с замиранием сердца и с светлою молодою грезой, бросив все дела и заботы, спешит в Покровское, хорошо зная, на какую закутанную, облик человеческий потерявшую фигуру следует глядеть глаз не отрывая, из?за какой фаты непроницаемой будут взглядывать с любовью и ласкою молодые глазки. И никакая строгость нравов и обычаев, никакая зоркость родительского присмотра не помешают кое?кому втихомолку и перешепнуться, и улучить счастливое мгновение для быстрого, крепкого и сладкого пожатия нежной ручки. Только после этого пожатия не придется спрятать за пазуху маленькой записочки - нежная белая ручка писать не умеет, да и не нуждается ни в каком писанье.Шустрая девчонка из прислужниц, а то так и сама хитрая старая мамка, падкая до подарочков, лучше всяких записочек передадут кому следует и слово нежное, и название одного из благолепных храмов московских, где можно встретиться... Время близится к полудню; ноябрьский день короток - спешить надо. И спешат, перегоняя друг друга, колымаги и сани. Вдруг по всему широкому пути смятение: колымаги и сани сворачивают в сторону и останавливаются. Несколько вершников на лихих конях мчатся что есть духу и кричат зычным голосом: "Царь едет!" И точно, из?за поворота дороги, вся в ярких лентах и бубенчиках, вылетает тройка чудных коней. В расшитых, изукрашенных коврами и причудливой резьбой санях широких, прикрытых богатой медвежьей полстью, видны две мужские фигуры, закутанные в собольи шубы и в высоких шапках. Хорошо знакомы в Москве два лица эти, - одно уже не первой молодости, благообразное и разумное, да и не без некоторого лукавства во взгляде. Другое лицо красоты поразительной, с ясными небесного цвета глазами, с ласковой улыбкой и милыми, совсем еще детскими, ямочками на румяных щеках. Тройка мчится, обдавая всех направо и налево снежной пылью. Все ломают шапки и низко
Стр.1