Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 493215)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Сердце не камень

0   0
Первый авторОстровский Александр Николаевич
Страниц31
ID8989
АннотацияКомедия в четырех действиях
Кому рекомендованоПьесы
Островский, А.Н. Сердце не камень : Пьеса / А.Н. Островский .— 1880 .— 31 с. — Драматургия

Предпросмотр (выдержки из произведения)

К о н с т а н т и н Л у к и ч К а р к у н о в, племянник Потапа Потапыча, молодой человек. <...> Жилая комната купеческого дома, представляющая и семейную столовую, и кабинет хозяина, в ней же принимают и гостей запросто, то есть родных и близких знакомых; направо (от актеров) небольшой письменный стол, перед ним кресло, далее железный денежный сундук-шкаф, вделанный в стену; в углу дверь в спальню; с левой стороны диван, перед ним круглый обеденный стол, покрытый цветной салфеткой, и несколько кресел; далее большая горка с серебром и фарфором; в углу дверь в парадные комнаты; в глубине дверь в переднюю; с правой стороны большой комод, с левой - буфет; вся мебель хотя не модная, но массивная, хорошей работы. <...> Аполлинария Панфиловна с Исай Данилычем приехали; за ним давеча нарочно посылали. <...> Дяденька давно собирались завещание писать, только хотели посоветоваться с Исаем Даннлычем, так как он подрядчик, с казной имел дело и, значит, все законы знает. <...> Огуревна, поди скажи дяденьке, мол, Константин Лукич желает войти, так можно ли? <...> Никакого завещания не нужно; дяденька должен мне наследство оставить; я единственный... понимаешь... <...> Если дяденька мне ничего не оставит, мы должны будем в кулаки свистеть, и я даже могу попасть в число несостоятельных, со всеми последствиями, которые из этого проистекают. <...> Тетенька и Аполлинария Панфиловна должны сейчас сюда прийти: либо их попросят вон, либо они сами догадаются, что при нашем разговоре они ни при чем, а только мешают; потому это дело на много градусов выше женского соображения. <...> ) С той же стороны входят Вера Филипповна и Аполлинария Панфиловна. <...> ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ Вера Филипповна, Аполлинария Панфиловна, Ольга и Огуревна. <...> Матушка Вера Филипповна, чай-то сюда прикажете подавать аль сами к самоварчику сядете? <...> Что это вы, Вера Филипповна, точно русачка из Тележной улицы, мужа-то "сам" называете! <...> Мы с Потап Потапычем люди не модные, немножко старинки придерживаемся. <...> Только я одна пятнадцать <...>
Сердце_не_камень.pdf
А.Н.Островский. Сердце не камень Комедия в четырех действиях ГИХЛ, Москва, 1959-1960 гг., Собрание сочинений в 10 тт., т.8, с. 88-154. OCR & spellcheck: В. Соколов, май 2006 Оригинал здесь: Библиотека драматургии. ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ ЛИЦА: П о т а п П о т а п ы ч К а р к у н о в, богатый купец, старик. В е р а Ф и л и п п о в н а, жена его, 30 лет с небольшим. И с а й Д а н и л ы ч Х а л ы м о в, подрядчик, кум Каркунова. А п о л л и н а р и я П а н ф и л о в н а, его жена, за 40 лет. К о н с т а н т и н Л у к и ч К а р к у н о в, племянник Потапа Потапыча, молодой человек. О л ь г а Д м и т р и е в н а, его жена, молодая женщина. Е р а с т, приказчик Каркунова, лет 30-ти. О г у р е в н а, ключница, старуха. И н н о к е н т и й, странник. В доме Каркунова, в фабричной местности, на самом краю Москвы. Жилая комната купеческого дома, представляющая и семейную столовую, и кабинет хозяина, в ней же принимают и гостей запросто, то есть родных и близких знакомых; направо (от актеров) небольшой письменный стол, перед ним кресло, далее железный денежный сундук-шкаф, вделанный в стену; в углу дверь в спальню; с левой стороны диван, перед ним круглый обеденный стол, покрытый цветной салфеткой, и несколько кресел; далее большая горка с серебром и фарфором; в углу дверь в парадные комнаты; в глубине дверь в переднюю; с правой стороны большой комод, с левой - буфет; вся мебель хотя не модная, но массивная, хорошей работы. ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ Огуревна стоит, подперши щеку рукой. Входят Константин и Ольга. К о н с т а н т и н. Огуревна, что ты тут делаешь? О г у р е в н а. Самоё дожидаюсь насчет самовара. К о н с т а н т и н. А где ж она, сама-то, где дяденька? О г у р е в н а. В зале сидят; залу растворить велели и чехлы все с мебели давеча еще поснимали. К о н с т а н т и н. Что за праздник такой? Кажется, такие параты у нас раза три в год бывают, не больше. О г у р е в н а. С гостями сидят. О л ь г а. С какими гостями? О г у р е в н а. Аполлинария Панфиловна с Исай Данилычем приехали; за ним давеча нарочно посылали. К о н с т а н т и н (Ольге). Поняла? О л ь г а. Ничего не понимаю. К о н с т а н т и н. Завещание. О л ь г а. Какое завещание? К о н с т а н т и н. Дяденька давно собирались завещание писать, только хотели посоветоваться с Исаем Даннлычем, так как он подрядчик, с казной имел дело и, значит, все законы знает. А мы с дяденькой никогда понятия не знали, какие такие в России законы существуют, потому нам не для чего. О г у р е в н а. Да, да, писать что-то хотят - это верно; у приказчика Ераста карандаш и бумагу требовали. К о н с т а н т и н (Ольге). Слышишь? О л ь г а. Ну, так что ж? К о н с т а н т и н. Не твоего ума дело. Огуревна, поди скажи дяденьке, мол, Константин Лукич желает войти, так можно ли? О г у р е в н а. Хорошо, батюшка. (Уходит налево.)
Стр.1