Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 468839)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Фельетоны

0   0
Первый авторБухов Аркадий Сергеевич
Страниц13
ID3116
Аннотация"Кусочек воспоминаний. Почтовый ящик ""Эхо"". Двести пятьдесят километров на одного человека. Случай с мадам Пуринене. Образец. Ковенская романтика. И там праздник. Обыватель смотрит. Шарж. Аэро-новость."
Кому рекомендованоКритика и публицистика
Бухов, А.С. Фельетоны : Статья / А.С. Бухов .— 1923 .— 13 с. — Публицистика

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Когда оказалось, что даже приставы, выселявшие евреев, не смогли помочь положению, начали делать беженцев из местных поляков. <...> Поляки уехали, а за ними покинули город и чиновники. <...> Потом пришел белорусский полк, весьма обрадовавший все местное население и крайне испугавший крестьянбелорусов, которые, по словам одного моего знакомаго из их среды, скептически ворчали: - Русские были - ушли... <...> Говоря менее туманным языком, большевики хотели взять Гродно, а поляки не хотели добровольно уходить. <...> От снарядов не спасались и те, кто даже метался по дворам с истерическими криками о помощи. <...> Около какого-то перелеска к нам вышли два человека в зеленых френчах и в фуражках с желтыми околышами. <...> - А назад не хотите? - неуверенно предложили люди в зеленых френчах. <...> Тон их предложения был настолько неэнергичен, что мы сразу же категорически отказались. <...> - Из всех животных, которых человек успел приучить к езде и перевозке тяжестей, самое хитрое и гнусное - это автомобиль. <...> Я не специалист и очень плохо понимаю, почему, собственно, автомобиль двигается. <...> Знаю, что только нужно куда-то лить воду, в какое-то место вливать бензин, вертеть какую-то ручку, вставлять какие-то свечи и только уже после этого можно считать автомобиль сломанным, а самому садиться на извозчика и ехать дальше. <...> Во всяком случае, если такое же количество бензина, воды, вертящихся ручек и идиотских свечей приспособить к обыкновенной швейной машине, особенно если еще нанять к ней шоффера - она наверное будет идти не хуже самаго изысканнаго автомобиля... <...> Это вполне справедливыя и накопленныя путем долгаго опыта разумныя мысли я смело высказывал вслух в тот самый момент, когда мы втроем, не считая шоффера и еще какого-то совершенно ненужнаго человека, садились в автомобиль для того, чтобы ехать в Мемель. <...> Только два человека понимали, сто эта скотина недвусмысленно хитрит, дожидаясь только возможности выбраться из города: это были я и шоффер. <...> Последний относился <...>
Фельетоны.pdf
А. С. Бухов Рассказы Оригинал здесь -- http://www.russianresources.lt/archive/Buhov/Buhov_0.html Кусочек воспоминаний.Фельетон Гродно - небольшой, очень чистенький и уютный городок, с весьма странной политической историей. В кратких словах она сводится к следующему: сначала из Гродно очень многие уходили, потом туда очень многие приходили. Прежде всего из Гродно исчезло еврейское население, и исчезло по экстренному настоянию добрых русских властей, которыя, очевидно, полагали, что срочное выселение евреев сможет заменить недостаток снарядов или неправильность стратегических планов генеральнаго штаба. Когда оказалось, что даже приставы, выселявшие евреев, не смогли помочь положению, начали делать беженцев из местных поляков. Поляки уехали, а за ними покинули город и чиновники. Что в городе осталось - неизвестно. Говорят, что осталась армия, которая тоже отступила. Словом, из города, кажется, было выселено и ушло все, кроме одного хромого портного, который мне впоследствии и рассказал об этом. Потом в Гродно стали приходить. Это была сплошная полоса всяких приходов, весьма тяжелая для городского организма. Сначала, конечно, пришли немцы. Что делали немцы - догадаться нетрудно. Использовали дикие каштаны, заставили починить тротуары, изъяли из употребления бродячих собак, ввели карточную систему, подождали собственной революции, немного посидели и ушли. Потом пришел белорусский полк, весьма обрадовавший все местное население и крайне испугавший крестьянбелорусов, которые, по словам одного моего знакомаго из их среды, скептически ворчали: - Русские были - ушли... Немцы пришли - ушли... Теперь еще белорусы пришли: что-то будет?.. Белорусский полк был недолго. Его сменили поляки. Они сразу же - вопреки сомнениям местных жителей - почувствовали себя старожилами и объявили все, что можно охватить глазом, исконным польским: и жителей, и дома, и деревни, и даже скворцов на крышах. Вскоре после этого приехал в Гродно и я. Должен открыто заявить, что себя я отнюдь не причисляю к разряду гродненских оккупантов, и местное население совершенно меня не испугалось. Наоборот, один из его представителей, в лице носильщика местнаго вокзала, при суровом взгляде на мой тощий багаж, довольно дипломатически заметил: - А и сколько же это шерамыжников приезжают - бяда прямо... Прожил я в Гродно до того момента, когда, по счастливому выражению Л. Д. Троцкаго, - большой шутник и находчивый мужчина - кто-то должен был хлопнуть дверью, а кто-то эту самую дверь открыть. Говоря менее туманным языком, большевики хотели взять Гродно, а поляки не хотели добровольно уходить. Для мирнаго населения это означало, что одни будут бить перед уходом, а другие после прихода. Один из местных стратегов - содержатель бакалейной лавки - уверял меня, что необходимо только учесть момент: - Когда буду уходить, так всякий должен идти на чердак. - Зачем? - Он спрашивает: зачем? Кому же придет охота грабить на чердаке, когда это можно сделать в первом этаже. Зато, когда будут приходить, так нужно лезть в подвал. - А это зачем? - Он еще не понимает... Кто же полезет грабить в подвал, когда это можно сделать во втором этаже. Должен сказать, что мой скептик-знакомый недооценил энергии и трудолюбия уходящих и приходящих. Одни уходя, а другие - приходя грабили и в подвалах, и на чердаках, и во всех попавшихся на глаза этажах. Это была добросовестная, хорошо выполненная работа, говорящая об исключительной добросовестности и тщательности. В эти знаменательные дни, так сказать, двухдневный файф-о-клок для всего города и его окрестностей, было довольно весело: одни стреляли, наступая, другие отстреливались, отступая. Друг
Стр.1