Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 538644)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента
Уважаемые СТУДЕНТЫ и СОТРУДНИКИ ВУЗов, использующие нашу ЭБС. Рекомендуем использовать новую версию сайта.
Гуманитарные и социальные науки

Гуманитарные и социальные науки №1 2013

0   0
Страниц479
ID277236
АннотацияНаучный журнал «Гуманитарные и социальные науки» является сетевым изданием, публикует статьи, сообщения, рецензии и другие материалы образовательного, научного, гуманитарного, социально-экономического и культурно-просветительского характера и предоставляет возможность преподавателям, докторантам, аспирантам, практическим работникам представить результаты своих научных исследований на рассмотрение максимально широкой аудитории.
Гуманитарные и социальные науки [Электронный ресурс] .— 2013 .— №1 .— 479 с. — Режим доступа: https://rucont.ru/efd/277236

Предпросмотр (выдержки из произведения)

ИСТОРИЯ (Специальность 07.00.01) © 2013 г. О.Ю. Тарасов УДК 913 ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ТОПОНИМИИ ВЕРХНЕГО ПРИАМУРЬЯ: ЭТАПЫ КУЛЬТУРНОГО И ЭКОНОМИЧЕСКОГО ОСВОЕНИЯ В ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЯХ Опубликовано при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда Проект № 12-01-00370 «Топонимический аспект освоения Верхнего Примурья» Published with financial support Russian Humanitarian Science Foundation Project №12-01-00370 Географическое и культурное пространство – два феномена неотрывно связанные друг с другом. <...> Племена, называвшиеся в Китае ши-вей, по нашему мнению, являлись прямыми предками эвенков, известных прежде под именами тунгусов, солонов, манегров, бираров, а также обитающих в Забайкальском крае по рекам Аргуни, Шилке, Онону, Нерче и Куэнге, теперь совершенно обрусевших Гуманитарные и социальные науки <...> Имена эвенкийских родов встречаются на карте Верхнего Приамурья достаточно часто. <...> Картографическая фиксация топонимов в зоне Верхнеамурского этнотопонимического субстрата происходила поэтапно и с разных направлений. <...> Первоначальная официальная географическая номенклатура Верхнего Приамурья установилась в XVII <...> После за ключения Нерчинского договора Верхнеамурский топонимический субстрат «осваивался» в основном картографическими методами. <...> 3-й этап формирования топонимии Верхнеамурского субстрата (18581908) можно назвать «постайгунским». <...> Но в целом из-за сложности и дороговизны движение переселенцев шло весьма медленно – за период с 1859 по 1882 гг. в Гуманитарные и социальные науки <...> В результате этого процесса на территории Верхнеамурского этнотопонимического субстрата образовалась сложная топонимия в виде наслоений географических названий различного языкового происхождения эвенкийского, тюркского, бурятского и русского. <...> Сегодня фискальная политика – это неотъемлемый элемент экономической жизни общества, который связан с необходимостью решения прежде всего общенациональных задач как на макро-, так и на микроуровне. <...> В <...>
Гуманитарные_и_социальные_науки_№1_2013.pdf
ИСТОРИЯ (Специальность 07.00.01) © 2013 г. О.Ю. Тарасов УДК 913 ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ТОПОНИМИИ ВЕРХНЕГО ПРИАМУРЬЯ: ЭТАПЫ КУЛЬТУРНОГО И ЭКОНОМИЧЕСКОГО ОСВОЕНИЯ В ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЯХ Опубликовано при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда Проект № 12-01-00370 «Топонимический аспект освоения Верхнего Примурья» Published with financial support Russian Humanitarian Science Foundation Project №12-01-00370 Географическое и культурное пространство – два феномена неотрывно связанные друг с другом. На первых этапах освоения Приамурья, человек и человеческие коллективы оставляли после себя не только материальные следы освоения территории, но и духовное наследие географических имен, учитывая даже то, что письменность у коренных народов Приамурья отсутствовала. В китайских летописях, касающихся ранних периодов освоения Приамурья, правдивое повествование смешивается с мифологическими легендами и сказками. В них также немало путаницы в наименованиях народностей, собственных имен и местностей. Согласно китайских источников, предками приамурских эиносов принято считать племя сушень. Современникам Ханьской династии племя сушеней известно под именем илоу, во времена северной Вэйской династии их называли уцзи, или воцзи. При Сунской династии (в IV в. н. э.) это племя и страна, населенная им, назывались мохэ (также шивей). Племена, называвшиеся в Китае ши-вей, по нашему мнению, являлись прямыми предками эвенков, известных прежде под именами тунгусов, солонов, манегров, бираров, а также обитающих в Забайкальском крае по рекам Аргуни, Шилке, Онону, Нерче и Куэнге, теперь совершенно обрусевших Гуманитарные и социальные науки 2013. № 1 2
Стр.1
эвенков. Там до сих пор сохранились названия речек и урочищ, созвучные слову «ши-вей»: Швея, Шивия, Шивки, Шиванда и т. д. На правом берегу Аргуни, против села Олочи, Забайкальского края, стоит маленький китайский городок Ши-вэй, расположенный близ той местности, из которой в XVII веке эмигрировал на русскую территорию эвенкийский князь Ган-тимур-Улан со своим родом. В свою очередь на правом берегу Амура напротив села Албазино находится китайский поселок Мохэ. Имена эвенкийских родов встречаются на карте Верхнего Приамурья достаточно часто. Это топонимы и 4-го уровня [1], которые «закрепляют» определенную территорию за человеком или группой людей. В частности есть «именные, родовые» (по культурантроплологической классификации) [2, 3] топонимы. Например, Кендагиры – местность и железнодорожная станция на р. Черный Урюм (кендигиры – это название одного из эвенкийских родов, кочевавших в ХVII-XIX вв. в этих местах) [4, с. 19], или ряд названий в Амурской области (в Сковородинском, Магдагачинском районах), связанных с названием рода улэт, улягир (Улятка, Ульручьи, Улягир). Картографическая фиксация топонимов в зоне Верхнеамурского этнотопонимического субстрата происходила поэтапно и с разных направлений. 1-й этап – «первопроходческий» (1644-1689). Первоначальная официальная географическая номенклатура Верхнего Приамурья установилась в XVII в. благодаря трудам русских землепроходцев и первого картографа Сибири С.У. Ремезова. Она составила основу всей последующей современной топонимии. Процесс присоединения Приамурья к России сопровождался и процессом создания геог картографической основы присоединяемых земель. Многочисленные «отписки», «росписи», «росписи именные», «чертежи», «челобитные», «чертежные росписи», «расспросные речи» и другие записи, сделанные русскими землепроходцами на открытых ими землях в Приамурье, явились исходными первыми топонимическими документами, навеки закрепившими наименования географических объектов, прежде всего рек и озер (гидронимов), человеческих поселений. Географические названия, зафиксированные русскими в XVII в., впоследствии почти полностью были закреплены как официальная номенклатура, применяемая в картографии, административно-территориальном устройстве и в других официальных документах, и прочно вошли в употребление разноГуманитарные и социальные науки 2013. № 1 3
Стр.2
язычного населения территории Верхнего Приамурья [5, с. 111]. Продлился этот период от первого похода И. Москвитина до взятия Албазина 21 (31) мюля 1689 г. С этого года картографирование территории Верхнего Приамурья приостановилось. На первом этапе появляются названия русских ойконимов (мест поселения) – Кумарский, Албазинский, Усть-Стрелочный остроги, реки Горбица, Завитая, Становой хребет и т.д. 2-й этап – этап «скрытого картографирования» (1689-1858). После заключения Нерчинского договора Верхнеамурский топонимический субстрат «осваивался» в основном картографическими методами. Приведем некоторые примеры: 1693 г. французский иезуит Ф. Аврил опубликовал русские маршруты в Китай и ознакомил тем самым ученые круги Европы с открытиями русских в Восточной Азии. 1735 г. профессор Миллер изучал Нерчинский архив, в частности материалы по истории пребывания русских на Амуре в XVII веке [5, с. 108]. В 1735 г. из Нерчинска отправилась экспедиция геодезистов П. Скобельцына и В. Шатилова «для отыскания ближайшего пути к Камчатскому морю». В 1753 г. известный русский гидролог Ф.И. Соймонов изучал фарватер Шилки и разведывал пути по Амуру [5, с. 115]. В 1768-1772 гг. академик Петр Симон Паллас с экспедицией исследовал Даурские горы до китайской границы и доходил до Амура [5, с. 116]. Зимою 1844-1845 годов академик А.Ф. Миддендорф, возвращаясь из путешествия по Охотскому побережью, прошел вдоль и поперек всю Амурскую область (Тугур, Немилей, Керби, Буреинский хребет, Бурея, Ниман, Кебели, Селемджа, Зея, Гилюй, Ольдой, Уруша) и вышел к Усть-Стрелочному караулу. Его открытия вскоре же повлекло за собою снаряжение двух экспедиций: под начальством Гаврилова (морская) и Ахте (сухопутная) [5, с. 117]. 14 (26) мая 1854 года с рейда Шилкинского Завода по Шилке отплыла флотилия барж, плотов и лодок во главе с пароходом «Аргунь». Это был первый сплав по Амуру [5, с. 122-124]. В 1856 году, после завершения третьего сплава по Амуру, по левому берегу реки были поставлены русские военные посты Кутомандский, Кумарский, Усть-Зейский и Хингаиский. В это же время образуется Приморская область с центром в Николаевске [5, с. 123-124]. За это время была картографически изучена практически вся макротопонимия ВерхнеГуманитарные и социальные науки 2013. № 1 4
Стр.3

Облако ключевых слов *


* - вычисляется автоматически