Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 471169)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Гр. Л. Н. Толстой

0   0
Первый авторУспенский Николай Васильевич
Страниц4
ID12073
Кому рекомендованоИз прошлого. Мемуары
Успенский, Н.В. Гр. Л. Н. Толстой : Очерк / Н.В. Успенский .— 1889 .— 4 с. — Мемуары

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Л. Н. Толстой В первый раз я увидал нашего гениального беллетриста в Москве, где получил от него самое радушное приглашение посетить пресловутую Ясную Поляну - этот рассадник не менее пресловутых "народных школ". <...> Маленькие серые глазки на широкой мускулистой физиономии графа произвели на меня неприятное впечатление, немедленно вызвавшее как резкий контраст в высшей степени симпатичное лицо <...> В Ясной Поляне, окруженной казенной засекой и потонувшей в зелени, мы с графом вели нескончаемые беседы о литературе, задачах искусства и о том, наконец, что человечество обладает только непроизвольными движениями, подобно обезглавленной лягушке, подвергнутой действию гальванического тока. <...> Эту идею граф и провел в своем прелестном романе "Война и мир", но, как говорится, задним числом, так как русская читающая публика давным-давно уже успела познакомиться с известной брошюрой нашего знаменитого физиолога Сеченова под заглавием "Центры, задерживающие рефлекс, и непроизвольные движения". <...> Н. сообщил мне весьма любопытный отзыв О столицах и деревенской жизни. <...> Когда я приезжаю из Петербурга или из Москвы в Ясную Поляну, то первым долгом спрашиваю своего скотника: "Что буренка? <...> - Николай Васильевич, - однажды обратился ко мне граф, - не подарите ли вы нашему детскому журналу какой-нибудь рассказец? <...> .. Вы так глубоко изучили народный быт и так мастерски владеете народным языком... <...> Когда рассказ был написан и просмотрен графом, он спросил меня: - Сколько же вы возьмете за этот чудесный рассказ? <...> - Извольте, - сказал я, - только и вы в свою очередь не откажитесь и от моего предложения: продайте мне вашего забракованного коня, которому кличка Сумасшедший. <...> Я отдаю его вам в качестве литературного гонорара, лишь бы только он вам не сломил шею... <...> И я за ничтожный рассказ из народного быта воспользовался конем, у которого была "дугою шея, хвост трубой"... <...> - Почитайте-ко от скуки сочинения моих учеников, - предложил мне граф в один осенний <...>
Гр._Л._Н._Толстой.pdf
Н. В. Успенский Гр. Л. Н. Толстой В первый раз я увидал нашего гениального беллетриста в Москве, где получил от него самое радушное приглашение посетить пресловутую Ясную Поляну - этот рассадник не менее пресловутых "народных школ". Маленькие серые глазки на широкой мускулистой физиономии графа произвели на меня неприятное впечатление, немедленно вызвавшее как резкий контраст в высшей степени симпатичное лицо И.С. Тургенева, о котором однажды И.И. Панаев выразился так: "Если Тургенева поставить на подоконник против солнца, то он будет светиться насквозь"*. ______________________ * Считаю нелишним заметить, что Панаев, некогда владевший "Современником", вследствие какого-то фатума вручил его Некрасову. В Ясной Поляне, окруженной казенной засекой и потонувшей в зелени, мы с графом вели нескончаемые беседы о литературе, задачах искусства и о том, наконец, что человечество обладает только непроизвольными движениями, подобно обезглавленной лягушке, подвергнутой действию гальванического тока. Эту идею граф и провел в своем прелестном романе "Война и мир", но, как говорится, задним числом, так как русская читающая публика давным-давно уже успела познакомиться с известной брошюрой нашего знаменитого физиолога Сеченова под заглавием "Центры, задерживающие рефлекс, и непроизвольные движения". Между прочим, Л.Н. сообщил мне весьма любопытный отзыв О столицах и деревенской жизни. - Боже мой, Боже мой! - говорил граф, сжимая руки. - Из этих центров мнимой цивилизации, наполненных всевозможными бездарностями и шалопаями, не чаешь, как и выдраться... Когда я приезжаю из Петербурга или из Москвы в Ясную Поляну, то первым долгом спрашиваю своего скотника: "Что буренка? Отелилась?" - "Так точно, ваше сиятельство... Бычок-с... вылитый в мать". Я иду на скотный двор и долго, долго любуюсь теленком, чтобы изгладить столичные впечатления... - Николай Васильевич, - однажды обратился ко мне граф, - не подарите ли вы нашему детскому журналу какой-нибудь рассказец?.. Вы так глубоко изучили народный быт и так мастерски владеете народным языком... Вы меня этим очень обязали бы... Когда рассказ был написан и просмотрен графом, он спросил меня: - Сколько же вы возьмете за этот чудесный рассказ? - Помилуйте, это такие пустяки... - Нет, я назначил вам шестьдесят рублей. - Это ужасно много, Лев Николаевич. - Нет, нет, пожалуйста, не отказывайтесь... - Извольте, - сказал я, - только и вы в свою очередь не откажитесь и от моего предложения: продайте мне вашего забракованного коня, которому кличка Сумасшедший. - Да помилуйте, Успенский, он вас лишит жизни... - Вот это-то мне в нем и нравится. - Ну что ж! Я отдаю его вам в качестве литературного гонорара, лишь бы только он вам не сломил шею... И я за ничтожный рассказ из народного быта воспользовался конем, у которого была "дугою шея, хвост трубой"... - Почитайте-ко от скуки сочинения моих учеников, - предложил мне граф в один осенний вечер, -и скажите ваше мнение... Передо мной очутилась кипа детских тетрадей, из которых в одной я вычитал следующее: "Однажды Лев Николаевич вызвал Савоскина к доске и приказал ему решить задачу из арихметики: "Если я тебе дам пять калачей, и ты один из них съел, то сколько у тебя осталось калачей?.." Савоскин никак не мог решить этой задачи, и граф за это выдрал его за виски...". Нимало не сомневаясь в справедливости сообщения ученика гр. Толстого и до глубины души возмущенный этим поступком великого художника, я, не медля ни минуты, сел верхом на вырученного мною коня и отправился в Тулу к брату Льва Николаевича, которому и передал новость... - Это невообразимо!.. Это чудовищно... Недаром мне опротивела Ясная Поляна с тех пор, как завелись в ней народные школы, - говорил Сергей Николаевич, расхаживая по комнате... - Поедемте сейчас к Ауэрбах и вы повторите ваш рассказ о деревенском мальчике. Поздно вечером я вернулся в Ясную Поляну.
Стр.1