Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 491375)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Аэлита

0   0
Первый авторТолстой Алексей Николаевич
Страниц72
ID11574
Кому рекомендованоРоманы
Толстой, А.Н. Аэлита : Роман / А.Н. Толстой .— 1923 .— 72 с. — Фантастика

Предпросмотр (выдержки из произведения)

В объявлении стояло: "Инженер, М. С. Лось, приглашает, желающих лететь с ним 18 августа на планету Марс, явиться для личных переговоров от 6 до 8 вечера. <...> Крепкий затылок напрягся, когда он стал читать объявление: - Вот этот, вот так, замахнулся, - на Марс! - проговорил он с удовольствием и обернул к Скайльсу загорелое, беззаботное лицо. <...> - Но ведь это - вздор, - лететь в безвоздушном пространстве пятьдесят миллионов километров... <...> В руке он держал конец веревочки, к другому концу веревочки была привязана за ногу старая, взлохмаченная ворона. <...> Развернул план Петербурга, и, водя по нему концом трубки, отыскал Ждановскую набережную. <...> Лось положил локти на стол, закутался дымом, сквозь табачный дым блеснули его глаза: - Восемнадцатого августа Марс приблизится к земле на сорок миллионов километров, - сказал он, - это расстояние я должен пролететь. <...> Второе, расстояние между планетами в безвоздушном пространстве - 40 миллионов километров. <...> В безвоздушном пространстве, где нет сопротивления, где ничто не мешает полету, - ракета будет двигаться со все увеличивающейся скоростью, очевидно, там я могу достичь скорости света, если не помешают магнитные влияния. <...> Далее, в безвоздушном пространстве я могу лететь с любою скоростью. <...> Через несколько лет путешествие на Марс будет не более сложно, чем перелет из Москвы в Берлин. <...> За воротами до набережной Ждановки лежал пустырь. <...> За ними догорал и не мог догореть тусклый, печальный закат. <...> - Мстислав Сергеевич, да я бы с радостью полетел, - жена у меня больная, не ест ничего. <...> Вчера - барышня приходила по объявлению: "Хорошо, говорит, я с вами лечу, мне 19 лет, пою, танцую, играю на гитаре, в Европе жить не хочу, - революции мне надоели. <...> Гусев, словно рассеянно, взглянул на Лося, опустил глаза на свои постукивающие по столу пальцы. <...> Лось показал Гусеву механизм движения и важнейшие приборы, - Гусев оказался ловким и сметливым человеком. <...> В спальне было почти темно от спущенных штор, лишь отсвечивало зеркало <...>
Аэлита.pdf
Стр.1
Аэлита.pdf
Алексей Толстой. Аэлита Роман --------------------------------------------------------------С книжной полки Олега Колесникова http://www.alina.ru/magister/library/books/books.htm --------------------------------------------------------------СТРАННОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ В четыре часа дня, в Петербурге, на проспекте Красных Зорь, появилось странное объявление, - небольшой, серой бумаги листок, прибитый гвоздиками к облупленной стене пустынного дома. Корреспондент американской газеты, Арчибальд Скайльс, проходя мимо, увидел стоявшую пред объявлением босую, молодую женщину, в ситцевом, опрятном платье, - она читала, шевеля губами. Усталое и милое лицо женщины не выражало удивления, - глаза были равнодушные, ясные, с сумасшедшинкой. Она завела прядь волнистых волос за ухо, подняла с тротуара корзинку с зеленью и пошла через улицу. Объявление заслуживало большого внимания. Скайльс, любопытствуя, прочел его, придвинулся ближе, провел рукой по глазам, перечел еще раз: - Twenty three, - проговорил он, наконец, что должно было означать: "Чорт возьми меня с моими костями". В объявлении стояло: "Инженер, М. С. Лось, приглашает, желающих лететь с ним 18 августа на планету Марс, явиться для личных переговоров от 6 до 8 вечера. Ждановская набережная, дом 11, во дворе". Это было написано - обыкновенно и просто, обыкновенным чернильным карандашом. Невольно Скайльс взялся за пульс, - обычный. Взглянул на хронометр: было десять минут пятого, стрелка красненького циферблата показывала 14 августа. Со спокойным мужеством Скайльс ожидал всего в этом безумном городе. Но объявление, приколоченное гвоздиками к облупленной стене, подействовало на него в высшей степени болезненно. Дул ветер по пустынному проспекту Красных Зорь. Окна многоэтажных домов, иные разбитые, иные заколоченные досками, казались нежилыми, - ни одна голова не выглядывала на улицу. Молодая женщина, поставив корзинку на тротуар, стояла на той стороне улицы и глядела на Скайльса. Милое лицо ее было спокойное и усталое. У Скайльса задвигались на скулах желваки. Он достал старый конверт и записал адрес Лося. В это время перед объявлением остановился рослый, широкоплечий человек, без шапки, по одежде - солдат, в рубахе без пояса, в обмотках. Руки у него от безделья были засунуты в карманы. Крепкий затылок напрягся, когда он стал читать объявление: - Вот этот, вот так, замахнулся, - на Марс! - проговорил он с удовольствием и обернул к Скайльсу загорелое, беззаботное лицо. На виске у него, наискосок, белел шрам. Глаза - ленивые, серо-карие, и так же, как у той женщины, - с искоркой. (Скайльс русских глазах, и даже поминал о ней в статье: ..."Отсутствие в их глазах определенности, неустойчивость, то насмешливость, давно уже подметил эту искорку в то безумная решительность, и, наконец, непонятное выражение превосходства - крайне болезненно действуют на свежего человека".) - А вот взять и полететь с ним, очень просто, - опять сказал солдат и усмехнулся простодушно, и в то же время быстро, с головы до ног, оглядел Скайльса. Вдруг он прищурился, улыбка сошла с лица. Он внимательно глядел через улицу на босую женщину, все так же неподвижно стоявшую около корзинки. Кивнув подбородком, он сказал ей: - Маша, ты что стоишь? (Она быстро мигнула.) Ну, и шла бы домой. (Она переступила пыльными, небольшими ногами, и видно было, как вздохнула,
Стр.1