Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 499651)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента
"Уважаемые СТУДЕНТЫ и СОТРУДНИКИ ВУЗов, использующие нашу ЭБС. Рекомендуем использовать новую версию сайта."

Побег

0   0
Первый авторСтанюкович Константин Михайлович
Страниц11
ID11028
Кому рекомендованоМорские рассказы
Станюкович, К. М. Побег : Рассказ / К. М. Станюкович .— 1896 .— 11 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Константин Михайлович Станюкович Побег "Морские рассказы" OCR & SpellCheck: Zmiy (zpdd@chat.ru), 16 декабря 2001 publ.lib.ru "К.М.Станюкович. <...> Морские рассказы"": Издательство "Юнацтва"; Минск; 1981 Константин Михайлович Станюкович Побег Из цикла "Морские рассказы" I Солнце быстро поднималось в бирюзовую высь безоблачного неба, обещая жаркий день. <...> Был шестой час на исходе прелестного августовского утра. <...> С раннего утра тысячи матросских рук терли, мыли, скоблили, оттирали или, по выражению матросов, наводили чистоту на палубы, на пушки, на медь -- словом, на все, что было на палубах и под ними, -- до самого трюма. <...> Опустели и мрачные блокшивы, стоявшие на мертвых якорях и, словно прокаженные, вдали от других судов, в самой глубине корабельной бухты. <...> В толстых холщовых рубахах и таких же штанах, в уродливых серых шапках на бритых головах, они прошли, звякая кандалами, несколькими партиями, в сопровождении конвойных солдат, по пустым еще улицам и возвратятся домой только вечером, когда наступит прохлада и весь город высыплет на бульвары и Графскую пристань. <...> И тогда во мраке чудной южной ночи эти блокшивы замигают огоньками фонарей, и среди тишины бухты раздадутся протяжные оклики часовых, каждые пять минут один за другим выкрикивающих: "Слушай! <...> Проснулись и слободки, окаймлявшие город, с их маленькими, белыми, похожими на мазанки, домами, населенными преимущественно семьями отставных и служащих матросов, артиллерийских солдат, казенных мастеровых и вообще бедным, рабочим людом. <...> Шумные и оживленные кучки толкались между ларьками, среди мясных, телячьих и бараньих туш, кур, уток и разной дичи, среди массы зелени и разнообразных овощей юга, гор арбузов и пахучих дынь и множества фруктов, привезенных из ближних садов. <...> Речь изобиловала неправильностями языка южных городов и звучала мягким тоном малороссийского акцента. <...> II В начале восьмого <...>
Побег.pdf
Стр.1
Побег.pdf
Константин Михайлович Станюкович Побег "Морские рассказы" OCR & SpellCheck: Zmiy (zpdd@chat.ru), 16 декабря 2001 publ.lib.ru "К.М.Станюкович. "Морские рассказы"": Издательство "Юнацтва"; Минск; 1981 Константин Михайлович Станюкович Побег Из цикла "Морские рассказы" I Солнце быстро поднималось в бирюзовую высь безоблачного неба, обещая жаркий день. Оно заливало ярким блеском и эти зеркальные, совсем заштилевшие, приглубые севастопольские бухты, далеко врезавшиеся в берега, и стоявшие на рейде многочисленные военные корабли, фрегаты, бриги, шхуны и тендера прежнего Черноморского флота, и красавец Севастополь, поднимавшийся над морем в виде амфитеатра и сверкавший своими фортами, церквами, домами и домиками слободок среди зеленых куп садов, бульваров и окрестных хуторов. Был шестой час на исходе прелестного августовского утра. На кораблях давно уже кипела работа. К подъему флагов, то есть к восьми часам, все суда приводили в тот обычный щегольской вид умопомрачающей чистоты и безукоризненного порядка, каким вообще отличались суда Черноморского флота. С раннего утра тысячи матросских рук терли, мыли, скоблили, оттирали или, по выражению матросов, наводили чистоту на палубы, на пушки, на медь -- словом, на все, что было на палубах и под ними, -- до самого трюма. Давно работали в доках, адмиралтействе, и разных портовых мастерских, расположенных на берегу. Среди грохота молотков и лязга пил порою раздавалась дружная "Дубинушка", при которой русские люди как-то скорее поднимают тяжести и ворочают громадные бревна. Опустели и мрачные блокшивы, стоявшие на мертвых якорях и, словно прокаженные, вдали от других судов, в самой глубине корабельной бухты. Это -- плавучие "мертвые дома". Подневольные жильцы их, арестанты военно-арестантских рот, с четырех часов уже разведены по разным работам. В толстых холщовых рубахах и таких же штанах, в уродливых серых шапках на бритых головах, они прошли, звякая кандалами, несколькими партиями, в сопровождении конвойных солдат, по пустым еще улицам и возвратятся домой только вечером, когда наступит прохлада и весь город высыплет на бульвары и Графскую пристань. И тогда во мраке чудной южной ночи эти блокшивы замигают огоньками фонарей, и среди тишины бухты раздадутся протяжные оклики часовых, каждые пять минут один за другим выкрикивающих: "Слушай!" Проснулись и слободки, окаймлявшие город, с их маленькими, белыми, похожими на мазанки,
Стр.1