Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 468934)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

«Услыши глас моления моего!» (О языке православного богослужения). Статья (60,00 руб.)

0   0
Первый авторКириллин Владимир Михайлович
Страниц12
ID958
АннотацияВ последнее время довольно часто приходится слышать и читать рассуждения о том, что церковнославянский язык как язык православного богослужения целесообразно заменить русским. И все же идея и опыты богослужения по-русски побуждают к серьезнейшим размышлениям. Об этом идет речь в статье крупнейшего ученого-медиевиста.
Кому рекомендованоДля историков, филологов и всех, интересующихся русской средневековой культурой.
Кириллин, В.М. «Услыши глас моления моего!» (О языке православного богослужения). Статья / В.М. Кириллин .— 1994 .— 12 с.

Предпросмотр (выдержки из произведения)

В последнее время довольно часто приходится слышать и читать рассуждения о том, что церковнославянский язык как язык православного богослужения целесообразно заменить русским и соответственно вместо церковнославянских богослужебных текстов должно использовать русские. <...> Прежде такая идея оправдывалась лишь одним соображением — трудностью церковнославянских речений для понимания, тогда как необходимо, чтобы язык богослужения был внятен для всего церковного народа. <...> Современные же противники церковнославянского языка приводят еще один аргумент: ныне к церковной жизни приобщилось большое число новых людей, до сей поры не причастных к Церкви, далеких от Церкви — духовно, культурно, житейски — и потому особо нуждающихся в просвещении, но поскольку сильнейшим средством просвещения является богослужение, то надлежит совершать последнее на общепонятном языке, то есть по-русски. <...> Действительно, сама идея перевода православных богослужебных текстов (как и перевода Библии) на какой-либо современный язык (английский, немецкий, японский, мордовский, украинский, русский и т. д.), конечно, не может быть категорически отвергнута. <...> Это противоречило бы, во-первых, всечеловеческой направленности Благовестия Божия, во-вторых, — всей богослужебной практике восточного христианства, в частности и тому делу, которое некогда столь промыслительно совершили великие просветители славянских народов, святые Кирилл и Мефодий. <...> И все же идея и опыты богослужения по-русски побуждают к серьезнейшим размышлениям, хотя в принципе нет причин отрицать то, что русские богослужебные тексты могли бы быть с большим успехом, нежели церковнославянские, использованы именно среди неславянских православных народов — чувашей, якутов, чукчей и т. д. <...> Для начала отбросим общие положения и посмотрим конкретно, что практически получается в результате перевода православного богослужения на русский язык. <...> Цель этой замены состоит <...>
«Услыши_глас_моления_моего!»_(О_языке_православного_богослужения)._Статья.pdf
Владимир КИРИЛЛИН УСЛЫШИ ГЛАС МОЛЕНИЯ МОЕГО! (О языке православного богослужения) В последнее время довольно часто приходится слышать и читать рассуждения о том, что церковнославянский язык как язык православного богослужения целесообразно заменить русским и соответственно вместо церковнославянских богослужебных текстов должно использовать русские. Больше того, в одном из московских храмов совсем недавно был предпринят подобный опыт. Что ж, это не ново. Идея отказа от церковнославянского языка находила себе сторонников в ограде Русской Православной Церкви еще до революции. Прежде такая идея оправдывалась лишь одним соображением — трудностью церковнославянских речений для понимания, тогда как необходимо, чтобы язык богослужения был внятен для всего церковного народа. Современные же противники церковнославянского языка приводят еще один аргумент: ныне к церковной жизни приобщилось большое число новых людей, до сей поры не причастных к Церкви, далеких от Церкви — духовно, культурно, житейски — и потому особо нуждающихся в просвещении, но поскольку сильнейшим средством просвещения является богослужение, то надлежит совершать последнее на общепонятном языке, то есть по-русски. Действительно, сама идея перевода православных богослужебных текстов (как и перевода Библии) на какой-либо современный язык (английский, немецкий, японский, мордовский, украинский, русский и т. д.), конечно, не может быть категорически отвергнута. Это противоречило бы, во-первых, всечеловеческой направленности Благовестия Божия, во-вторых, — всей богослужебной практике восточного христианства, в частности и тому делу, которое некогда столь промыслительно совершили великие просветители славянских народов, святые Кирилл и Мефодий. Кроме того, не может быть отвергнуто и стремление служить Богу на понятном для паствы языке. К этому Православная Церковь (в отличие от Католической) всегда стремилась,
Стр.1