Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 493192)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Повести и рассказы

0   0
Первый авторПолонский Яков Петрович
Страниц137
ID9486
АннотацияДелибаштала. Квартира в татарском квартале. Тифлисские сакли. Статуя Весны. Груня. Дом в деревне. Медный лоб.
Кому рекомендованоПроза
Полонский, Я.П. Повести и рассказы : Повесть / Я.П. Полонский .— 1862 .— 137 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

СОДЕРЖАНИЕ Делибаштала Квартира в татарском квартале Тифлисские сакли Статуя Весны Груня Дом в деревне Медный лоб Комментарии Делибаштала Грузинская сказка (Из путевых записок 1847 г.) Ночевал я в одном грузинском селении. <...> Со мной ехал некто Моисей Соломонович, родом грузин, состоящий на службе при участковом заседателе. <...> Моисей Соломонович вместе с моим переводчиком из татар, есаулом, дьячком и деревенским старостой (нацвалом) предпочли ужинать в соседней сакле, расположившись вокруг огня, на котором готовился общий ужин наш. <...> Долго бы простоял я, прислушиваясь к звукам и шорохам ночи, если б не смех и не тихий говор в соседней сакле: это напомнило мне, что я вышел не с тем, чтоб зябнуть, а чтобы узнать, куда девались мои провожатые. <...> Мне, сказать по правде, в эту минуту не было в них ровно никакой необходимости; но дверь в соседнюю саклю была полуотворена, и я заглянул туда. <...> Моисей Соломонович первый вышел ко мне на чистый воздух. <...> -- Что ж делать от скуки! -- сказал Моисей Соломонович. <...> .. <1847>, Квартира в татарском квартале Это было в самый жаркий час едва ли не самого жаркого июльского дня в Тифлисе. <...> -- Филат! -- закричал я, соскользнув с прилавка и вставая на ноги. <...> Филат узнал меня и был в страшном затруднении, как ему снять картуз; он сделал пресмешное усилие -- поднять одну руку и в то же время наклонить к ней голову. <...> Приходите сами, мне сказывать не велено,-- уныло проговорил Филат и пошел, шагая во всю длину коротких, жиденьких ног своих, догонять мушей. <...> Ярко освещенный заходящим солнцем, весь этот берег казался мне, начиная с белых стен Метеха, великолепной рамой картины, возможной только в Тифлисе и еще -- не знаю где. <...> Я вспомнил, что и Хвилькин там живет, и положил в тот же день пойти к нему и расспросить его, что за камни летают по татарскому кварталу, и, наконец, цел ли он и целы ли у него окошки. <...> Тифлисские сакли Кто живал в Тифлисе, тот, конечно, не может не знать одного из самых <...>
Повести_и_рассказы.pdf
Я. П. Полонский Повести и рассказы Я. П. Полонский. Лирика. Проза М., Правда, 1984 OCR Бычков М.Н. СОДЕРЖАНИЕ Делибаштала Квартира в татарском квартале Тифлисские сакли Статуя Весны Груня Дом в деревне Медный лоб Комментарии Делибаштала Грузинская сказка (Из путевых записок 1847 г.) Ночевал я в одном грузинском селении. Остановились мы в сакле у сельского священника. В саклю провел меня дьячок, потому что сам хозяин был в отлучке. Жилье это показалось мне роскошным по сравнению с теми, в которых приходилось мне ночевать почти все лето. Между столбиками, подпирающими передовой навес, были плетеные стенки, обмазанные белой глиной; дверь запиралась на крючок, и два небольших квадратных окошечка, без рам и стекол, освещали комнату, в которой, к довершению моего благополучия, стояла кровать и помещался столик. Со мной ехал некто Моисей Соломонович, родом грузин, состоящий на службе при участковом заседателе. В этот вечер был я одолжен ему многими интересными рассказами о поиске разбойников,-- вечер прошел незаметно. Часу в десятом услужливый дьячок принес мне закуску; ужин состоял из грузинской лепешки, грузинского сыру, бутылки кислого вина и пережаренного сухого цыпленка. Моисей Соломонович вместе с моим переводчиком из татар, есаулом, дьячком и деревенским старостой (нацвалом) предпочли ужинать в соседней сакле, расположившись вокруг огня, на котором готовился общий ужин наш. После ужина я лег спать, проснулся далеко за полночь и удивился: свеча моя горела, дверь на двор была отворена, а мои спутники, которые должны были спать около моей комнаты в темной каморе, еще не возвращались. "Где они?" -- подумал я, накинул бурку, вышел на двор, или на улицу, что все равно, потому что в здешних деревнях нет собственно ни дворов, ни улиц, есть только промежутки между саклями да земляные кровли с отлогими со всех сторон скатами, по которым легко можно разъезжать верхом на лошади. После утомительно-жаркого дня ночь была свежа и, несмотря на то, что месячный серп светил на небе так темна, что в десяти шагах трудно было отличить кучу хвороста от задремавшего буйвола. По сторонам в сумраке лесистых гор, мелькали костры пастухов, тихий ветер дул со стороны Мухранской долины и доносил отдаленный лай собак, стерегущих виноградники. Долго бы простоял я, прислушиваясь к звукам и шорохам ночи, если б не смех и не тихий говор в соседней сакле: это напомнило мне, что я вышел не с тем, чтоб зябнуть, а чтобы узнать, куда девались мои провожатые. Мне, сказать по правде, в эту минуту не было в них ровно никакой необходимости; но дверь в соседнюю саклю была полуотворена, и я заглянул туда. И вот, я вижу, на циновках сидит порядочная кучка народу и, при свете потухающего пламени, курит трубки. Какой-то усач в шапке что-то рассказывает, остальные молчат и слушают. Знай я погрузински, я, конечно, вместе с ними приютился бы у огонька, но мои спутники кое-как говорили порусски, и я спросил их:
Стр.1