Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 477128)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Железный пират

0   0
Первый авторПембертон Макс
Страниц75
ID9121
АннотацияПеревод Евгении Чистяковой-Вэр
Кому рекомендованоПереводы
Пембертон, М. Железный пират : Роман / М. Пембертон .— 1902 .— 75 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Макс Пембертон Железный пират Scan Mobb Deep, OCR&Spellcheck by Zavalery www.pocketlib.ru "Пембертон Макс. <...> -- Да ну же, Холль, Хилль, Хелль, или как вас там зовут, спешите или оставайтесь, я еду! -крикнул я и вскочил в вагон. <...> Бедняга, потеряв равновесие, упал на свою шляпную картонку, задев при этом ноги Родрика, которого он разбудил, и тут же извинился. <...> -- Мне остается только пожелать, чтобы вы в следующий раз входили в вагон не на четвереньках, - ворчливо заметил Родрик, -- и не будили людей, которые собрались заснуть. <...> Мой сумасшедший принялся извиняться перед Мэри, сидевшей в дальнем углу купе, и в заключение, обращаясь к Родрику, сказал: -- Я очень виноват перед мисс Мэри и при всем желании не могу подыскать извинения, достойного вашей сестры. <...> Такая чрезвычайная вежливость с его стороны крайне удивила меня, хотя Мэри, которой теперь было уже шестнадцать лет и которую я знал с детства, была действительно особенно мила сегодня в своем изящном дорожном платье и простенькой шляпке. <...> Сконфуженная такой любезностью, Мэри покраснела и стала уверять, что никогда не спит в вагоне. <...> Родрик опять уже крепко спал; хорошенькая головка Мэри, вопреки ее уверениям, тоже склонилась на подушку. <...> Родрик, подобно мне, был круглый сирота, но обеспеченный молодой человек. <...> После своей смерти мой отец оставил мне пятьсот тысяч фунтов стерлингов, но к тому времени, когда начинается мой рассказ, я растратил более сорока тысяч и, кроме моей яхты "Сельзис", у меня оставалось теперь всего несколько тысяч фунтов. <...> Не так ли? -- вдруг спросил он, положив мне руку на плечо и указывая на Родрика и Мэри. <...> Видя его столь серьезным и озабоченным, я был до того поражен этим необычным явлением, что больше смотрел на него, чем на Родрика и Мэри. <...> Я поспешил уверить, что он смело может говорить, что Родрик спит и что если бы даже он проснулся, то я готов поручиться за него, что он никогда не выдаст его. <...> Слова Мартина Холля, как звали моего <...>
Железный_пират.pdf
Макс Пембертон Железный пират Scan Mobb Deep, OCR&Spellcheck by Zavalery www.pocketlib.ru "Пембертон Макс. Железный пират, романы.": АОЗТ "Принт-Ателье"; Москва; 1995 ISBN 588763-070-1 I. Сумасшедший просит о милости. "Поезд отправляется! Поезд отправляется!" -- раздавался вдоль платформы крик железнодорожных служителей, торопивших пассажиров занимать свои места. Но рослый англичанин у буфета еще заказывал себе завтрак, а хорошенькая американка не торопясь, прихлебывала свой кофе, вопросительно поглядывая по сторонам. Как обычно, многие спешили и суетились, садясь в вагон, но бывалые путешественники, с улыбками смотревшие на них, не спеша, шли к своему месту. Проходила минута за минутой, а поезд все еще стоял, несмотря на то, что какой-то суетливый господин, кинувшийся при первом звуке слов "поезд отправляется" к своему вагону, затем вернувшийся впопыхах к буфету, уже минуты три жалобно заявлял во всеуслышание, что он непременно опоздает на поезд. Я стоял у дверцы вагона, поджидая своего сумасшедшего приятеля, которого нигде не было видно. Через минуту поезд отправлялся из Кале в Париж, а его все еще не было. Куда он мог запропаститься? -думал я. Это был совершенно невозможный человек, этот маленький, нервный господин с узкими, точно щелочки, глазами, коротко остриженными волосами и странной таинственностью манер и поступков. Случай столкнул меня с ним в Коусе, где я сел на свою яхту "Сельзис". Было это месяца три тому назад, и с тех пор этот странный человек следовал за мной, как тень. Он садился, непрошеный, за мой стол, ел мой хлеб и пил мое вино, и, по-видимому, относился безучастно ко всему, не исключая даже своей собственной персоны. Для него как будто не существовало никаких законов; ни в суждениях, ни в желаниях его не было, казалось, никакой последовательности: сегодня он хотел одного, завтра требовал совершенно другого, вчера утверждал, что земля имеет яйцевидную форму, а сегодня доказывал, что она круглая. При всем том, однако, в нем было что-то чрезвычайно привлекательное, что-то неуловимое, непонятное и загадочное, и я не только терпел его подле себя, но даже как-то странно привязался к нему. Так и теперь -- я рисковал пропустить свой поезд в Париж и остаться еще на несколько часов в Кале из-за этого сумасброда, этого совершенно чужого и почти незнакомого мне человека. -- Да идите же, наконец! -- сердито крикнул я, завидев его на конце платформы в тот момент, когда проводники уже захлопывали дверцы вагонов. -- Разве вы не видите, что поезд отходит? Он продолжал идти не торопясь, как будто не слышал ничего. -- Да ну же, Холль, Хилль, Хелль, или как вас там зовут, спешите или оставайтесь, я еду! -крикнул я и вскочил в вагон. В следующий момент кондуктор довольно бесцеремонно втолкнул в наше отделение моего спутника и захлопнул за ним дверь. Бедняга, потеряв равновесие, упал на свою шляпную картонку, задев при этом ноги Родрика, которого он разбудил, и тут же извинился. -- Мне остается только пожелать, чтобы вы в следующий раз входили в вагон не на четвереньках, - - ворчливо заметил Родрик, -- и не будили людей, которые собрались заснуть. Я говорю не о себе, а о сестре, которую вы потревожили! -- добавил он. Мой сумасшедший принялся извиняться перед Мэри, сидевшей в дальнем углу купе, и в заключение, обращаясь к Родрику, сказал: -- Я очень виноват перед мисс Мэри и при всем желании не могу подыскать извинения, достойного вашей сестры. Такая чрезвычайная вежливость с его стороны крайне удивила меня, хотя Мэри, которой теперь было уже шестнадцать лет и которую я знал с детства, была действительно особенно мила сегодня в своем изящном дорожном платье и простенькой шляпке. Сконфуженная такой любезностью, Мэри покраснела и стала уверять, что никогда не спит в вагоне. Поезд медленно полз по песчаной отмели, тянущейся от Кале до Булони. Родрик опять уже крепко спал; хорошенькая головка Мэри, вопреки ее уверениям, тоже склонилась на подушку. Мой загадочный спутник, казалось, тоже дремал. Какая странная компания собралась в этом отделении вагона, -- думалось мне. Об этом человеке,
Стр.1