Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 493078)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Я жить хочу! (Об А.С. Неверове)

0   0
Первый авторИнгулов
Страниц6
ID8651
АннотацияОб авторе (Неверов Александр Сергеевич).
Кому рекомендованоОб авторе
Ингулов, С. Я жить хочу! (Об А.С. Неверове) : Очерк / С. Ингулов .— 1922 .— 6 с. — Критика

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Период от первой революции до империалистской войны был периодом диктатуры "имен". <...> Лучшие писатели" жили на ренту от своей литературной славы. <...> Это была пора, когда в литературном житейском обиходе господствовал акпаек, а в самой литературе - агитка. <...> Александр Неверов вошел в литературу, что называется, через заднее крыльцо. <...> В "Русское Богатство" и в "Современный Мир" Неверов пришел лишь после нескольких лет работы на литературных "задворках", и когда из неизвестного он уже превратился в... малоизвестного писателя. <...> В пору революции Неверов также долгое время оставался автором рассказов и пьес, но не писателем. <...> Только в последний год заговорили о Неверове - авторе "Лица жизни", "Гусей лебедей", "Ташкента - города хлебного". <...> Сын прачки не хочет быть "помойным отбросом", он не хочет, чтобы его Сережка, который будет "вырабатывать ценности, сам не имел никакой ценности", и чтобы его дочка была выгнана нуждою на улицу под негреющий свет фонарей, и - потому он идет умирать. <...> И безногий инвалид, поедаемый злобой на жену и брата, обманувших его, когда он был на фронте ("Лицо жизни"). <...> И маляр Санька Голованов, которому инстинкт жизни подсказал необходимость вступиться за большевиков и голодных, потому что на них пошли сытые войной ("Случай из жизни"). <...> Протест ее прорывается наружу бурно, с резкой ломкой уклада семейной и всей деревенской жизни. <...> Это не беспокойное, безвольное нытье чеховских сестер, это томление поднявшейся, внутренней потребности в кипучей, действенной жизни, это голос пробужденной, но не нашедшей еще выхода крепкой творческой энергии. <...> Сын старика Ермилова Серега ("Страшные вести") остался в городе. <...> Не разумеют старики своего отрекшегося, испорченного городом сына: - В пролетарии перешел... <...> Два поколения напряглись в деревне в непримиримой борьбе: отцы и Молодежь пошла против стариков, потому что ее взмыл революционный прибой, потому что она молода и ее <...>
Я_жить_хочу!_(Об_А.С._Неверове).pdf
Сергей Ингулов Я ЖИТЬ ХОЧУ! ОБ А. С. НЕВЕРОВЕ ---------------------------------------------------------------------------Оригинал находится здесь: SovLit - СовЛит ---------------------------------------------------------------------------Рассказывают, что Л. Н. Толстой однажды послал в несколько редакций свой рассказ, подписанный псевдонимом. Рассказ нигде не был принят. Потом, когда выяснилось, кто автор рассказа, редакторы кусали себе губы от досады. Вероятно это анекдот. характеризует отношение к начинающим авторам в старой литературе. Период от первой революции до империалистской войны был периодом диктатуры "имен". Даже выходили специальные журналы и сборники, назначение которых было - подбирать "худшие произведения лучших писателей". "Лучшие писатели" жили на ренту от своей литературной славы. Молодежь вздыхала о той поре, когда редакции и критики будут в состоянии рассматривать произведение независимо от его автора... ...И затем наступила другая пора. "Лучший писатель", если он хотел быть напечатанным, должен был скрывать свое имя. Он шел в газету, в Лито, в сборник народных пьес под псевдонимом и под инициалами. "Имя" ему мешало, обостряло подозрительность советского издателя, заставляло редакторов настораживаться. Это была пора, когда в литературном житейском обиходе господствовал акпаек, а в самой литературе - агитка. Писатель отделился от его произведения как раз тогда, когда произведение слилось в нечто неразрывное с академическим или ответственным пайком. А когда оттаяли холода военной непогоды и в литературе повеяло снова выйти на свет божий старый свежими весенними ветрами, попытался "лучший". Но главным критерием для редактора все же оставалось произведение... увы, до тех пор, пока не появились новые "лучшие", которые - увы! - далеко не всеми признаются "новыми" и которые - увы! - далеко не всеми признаются "лучшими". Александр Неверов вошел в литературу, что называется, через заднее крыльцо. В цене было не произведение, а писатель. Первый рассказ Неверова появился не в "Современном Мире", не в "Шиповнике" и не в "Русской Мысли", где безраздельно властвовали Андреев, Куприн, Бальмонт, Мережковский и Арцыбашев, а в... "Вестнике Трезвости". Разумеется, вовсе не увлечение идеями трезвости побудило молодого писателя начинать с "Вестника Трезвости" и с "Трезвых Всходов". Редакции толстых журналов больше чем когда бы то ни было руководствовались принципом - не место красит человека, а человек место, - и скромный бытописатель скромной русской деревни, который не был известен, и при всем том проявлял безнадежное равнодушие к модным увлечениям мистицизмом и мазохизмом, не сразу получил пропуск в парадные двери литературы. В "Русское Богатство" и в "Современный Мир" Неверов пришел лишь после нескольких лет работы на литературных "задворках", и когда из неизвестного он уже превратился в... малоизвестного писателя. Разумеется, это вторая ступень, которую совершенно необходимо пройти прежде, чем сделаться известным писателем. В пору революции Неверов также долгое время оставался автором рассказов и пьес, но не писателем. Рассказы появлялись во всех журналах - и в Москве, и в Питере, и в провинции, пьесы ставились во всех рабочих и сельских театрах. Рассказы прочитывались со вниманием, пьесы смотрелись с интересом, автора не знали или не запоминали. Его повести и драмы побеждали на конкурсах Наркомпроса, а фамилия Неверова забывалась. Везде фигурировало его произведение, Неверов отсутствовал. Только в последний год заговорили о Неверове - авторе "Лица жизни", "Гусей - лебедей", "Ташкента - города хлебного". Начали одобрять, покровительственно подбодрять, кое-кто стал сдержанно предсказывать успех. Что такое в наше время успех? Это шумиха, сопровождающая Но анекдот поучительный. Он ярко
Стр.1