Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 636889)
Контекстум
Электро-2024
Современная драматургия  / №4 2016

ОТ КОЗИХИНСКОГО ДО КАМЕРГЕРСКОГО ЦВЕТЫ-ЦВЕТЫ (30,00 руб.)

0   0
Первый авторКупченко Татьяна
Страниц2
ID609813
АннотацияВ новом спектакле Иван Вырыпаев смеется над собой и возможностью познать тайны жизни
Купченко, Т. ОТ КОЗИХИНСКОГО ДО КАМЕРГЕРСКОГО ЦВЕТЫ-ЦВЕТЫ / Т. Купченко // Современная драматургия .— 2016 .— №4 .— С. 185-186 .— URL: https://rucont.ru/efd/609813 (дата обращения: 25.05.2024)

Предпросмотр (выдержки из произведения)

В пьесе и на сцене занных стандартизированных представлений, от памяти, от собственного и коллективного прошлого. <...> И только на время, в спек183 такле Кирилла Серебренникова, для некоторых людей — для актеров и зрителей спектакля — это счастье стало возможно. <...> Ольга Булгакова От Козихинского до Камергерского Цветы-цветы “Dreamworks**Мечтасбывается” И. <...> А.П. Чехова В новом спектакле Иван Вырыпаев смеется над собой и возможностью познать тайны жизни. <...> Потом они прорастают на сцене как объемные декорации, а к финалу заполняют собой все пространство. <...> Это сад, который и в самом деле имеется в одном из богатых домов, в котором происходит действие, но с течением спектакля ему уже не нужно какого-то особого места, наоборот, героям нужно искать себе место среди растений. <...> Цветы — не только главный, бросающийся в глаза сценографический элемент (авторы пространства Алексей и Мария Трегубовы), но и символ всего происходящего в спектакле, смысл которого так долго растолковывается нам в словах. <...> Цветы — внятный образ рая, представительницей которого выступает и умершая жена (Светлана Иванова-Сергеева) главного героя Дэвида (Филипп Янковский). <...> Вначале герои (а вовсе не только Дэвид) как бы отделены от жизни. <...> Отделены своим положением в обществе, они элита, богатые и успешные журналисты, издатели, бизнесмены. <...> Большую сцену МХТ занимает узкий высокий павильон, задняя стена которого — экран, представляющий в какой-то момент стену дождя, спереди только кушетка. <...> Здесь есть еще одно измерение — низ, провал, в который уходит призрак жены Дэвида. <...> Несчастный вдовец, он решил похоронить себя в этих стерильных стенах модного минималистического интерьера белого цвета, подобии рая, выстроенного вдвоем с женой. <...> У Филиппа Янковского мягкая домашняяя одежда в цветочек (!) и пластика грустного клоуна, немного нарочитое, чуть утрированное проживание горя вдовца, растерянности и гнева из-за ухода жены. <...> Хотя этот спектакль не решен как предыдущая <...>