Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 501118)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента
"Уважаемые СТУДЕНТЫ и СОТРУДНИКИ ВУЗов, использующие нашу ЭБС. Рекомендуем использовать новую версию сайта."

Казарма

0   0
Первый авторГригорьев Сергей Тимофеевич
Страниц52
ID5338
АннотацияПовесть
Кому рекомендованоПовести
Григорьев, С.Т. Казарма [Электронный ресурс] : Повесть / С.Т. Григорьев .— 1925 .— 52 с. — Проза .— Режим доступа: https://rucont.ru/efd/5338

Предпросмотр (выдержки из произведения)

У платформы - поезд для маршевой роты - теплушки. <...> Оркестр играет все одно и то же колено из веселого и бодрого марша. <...> Он достает из корзинки бутылку квасу и большой флакон из-под вежеталя, полный фиолетового спирта. <...> Спервоначала все так, - говорит мне в утешение провожатый: - потом, если во второй раз - с ложкой да кружкой". <...> В "Максим-Горьком" два бравых солдата вошли в вагон, оглянулись (отстали от того эшелона, дезертиры) и ужами заползли под низкую скамью. <...> На ременном поясе жестяная кружка и ладунка из холста. <...> Бросил на пол "вещи" и упал на нары в припадке бессильной ярости. <...> Третий год каждому солдату в маршевой роте навьючивают на спину колышки и палки. <...> Долго препирался с дежурным: голова моя, как ей и быть следует, в двенадцатой роте, а ноги пришлись уже в 3-ей. <...> И я невозбранно вытягиваю свои ноги в чужую роту. <...> Корридором от двери по полу тянет холод. <...> У окна, приткнувшись к маленькой коптилке, шуршит газетой солдат. <...> С верхних нар раздается звучно и незаспанно: "Иванов, довольно читать! <...> Третьего дня один старый солдат с веселым злорадством: "Сегодня у всех новеньких по одной да будет". <...> Исполняется точно и буквально: ни сырых фруктов, ни даже киевского сухого варенья у нас в казарме не кушают. <...> На память от гусар остались надписи по стенам крупными красными буквами: "Атаману первая чарка и первая палка", "Святослав сказал: мертвые сраму не имеют." - все это для гусар. <...> И вот, если взять равнение по левому флангу, где стоят кривоногие и колченогие оборванцы - так, пожалуй, и не так уж ужасны условия казарменной жизни: многие даже попали в рай, по сравнению с Москвой. <...> Если что и ужасно, то то лишь, что так бедна наша людская руда, так много пустой породы, столько приходится промыть ее, отсеять на этом "грохоте" войны, каким является казарма, чтобы получить чистое золото маршевых рот. <...> А на запорошенном снегом казарменном плацу <...>
Казарма.pdf
С. ГРИГОРЬЕВ КАЗАРМА ПОВЕСТЬ Источник: Круг: Альманах артели писателей.М.; Л. Круг. 1925. [Кн.] 4. Стр. 117 - 197. Мобилизация - предварительная смерть... Мокрый от слез на морозе поцелуй жены - и вот - я, не я, стою перед высокой лестницей на виадуке через пути. Морозно. Зеленый свет высоких фонарей. Хлопотня крикливых паровозов. По лестнице вверх серый солдатский ручей. Звякают, поблескивая штыки. Скрипят ступени под новыми сапогами. Крики: "Вот они - Карпаты!" И я с саквояжем в одной руке и с постелью в ремнях в другой, вливаюсь в серый поток и лезу на Карпаты. У платформы - поезд для маршевой роты - теплушки. Нас, только что взятых, повезут в другом поезде, в "Максиме Горьком", как тут именуют IV класс. Проиграла труба. У паровоза стал оркестр. Поезд с эшелоном с натугой сдвинулся с места. Оркестр играет все одно и то же колено из веселого и бодрого марша. Мимо проплывают вагоны; из раскрытых дверей машут серыми папахами, и - крики "ура". Седой старик стоит у пути и снимает шапку перед каждым вагоном, низко кланяется. Красный глаз последнего вагона. Оркестр смолк и ушел. Подают поезд для нас. С руготней и дракой в вагоны лезут "черные" с холщевыми мешками за спиной, с сундуками, котомками, чемоданами... В вагоне темно и холодно. В окна - зеленый неверный свет... Рядом со мной провожают: мать и жена. Старуха мерно причитает, словно читает стихи нынешний поэт. Прислонясь в уголок, прислушиваюсь, настраивая себя на лад иронии, и слышу в потоке слов: "Какая эта трудная минуточка". Хочу усмехнуться и не могу удержать слез... А тот, низко уронив голову, сморкается громко и угрюмо повторяет уж который раз: "Идите с господом домой". Звонок. Жена к нему припала, и оба зашлись в бесконечном поцелуе. Расстались и простились без слов и слез. Три звонкие капли колокольных ударов. Вагоны дрогнули, и морозно заскрипели под колесами рельсы. "Теперь мы выпьем ханжи?" - "Я не пью". - "Я знаю!" Он достает из корзинки бутылку квасу и большой флакон из-под вежеталя, полный фиолетового спирта. Откупорил квас, прилил туда денатурата, взболтнул, прижав перстом. Из бутылки фонтаном брызнуло прямо мне в лицо вонючей ханжой. Отираюсь смиренно. Он наливает в кружку, пьет и мучительно крякает. Долго кашляет и бранится. Повеселел. - "Что, хорошо?" - "Не хвалю!" - "Рвет с нее?" - "Всяко бывает!" Баба-кондуктор поставила в фонарь свечу. "Огонька" достали кто откуда, как и мой сосед, все спутники. Затопили печь. И стало жарко так, что в кармане пальто у меня размякли и потекли конфекты, которые на дорогу кто-то мне сунул в карман... В проходе у стены, схватясь за грудь и выпуча налитые кровью глаза, блюет, судя по одежде хитрованец, оборванный, в опорках. Из него хлещет на пол и стену, как из брандспойта. Где-то на верхней полке запели дико и нескладно: "Последний нонешний денечек". У каких-то без имени станций поезд без расписания стоит долго. В вагоне - духота. Кричат: "Холодно! Что нас заморозить хотят". У печки груда антрацита - пошли ломать изгородь станционного сада. Трещат ломаемые доски и крашеные весело пылают в печи... С третьего этажа нар один загремел вниз. "Эй, вставай, не до смерти разбился!" Встает и начинает по загаженному полу в присядку: "Вот как картошку копают!" "Молодчина!" В углу бритый, опухший орет с одышкой: "Ельник, подъельник - это не дрова. Любит жену мельник - это не беда". Брежжит день в мохнатые от инея окна. И все еще: "Ельник, подъельник - это не дрова", но все ближе наша станция. Мой сосед расторговался ханжой. У кубов на станциях хвосты с чайниками: "Кипяток кипит". Какая повсюду грязная, загаженная вода! Попив чайку, пригорюнились, поют: "Прислоняся к стене, безутешно рыдал". А как же мельник? * * * 4-го ноября. На "Калитниковском" некто бритый, в погонах военного зауряд-чиновника, надо
Стр.1