Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 487127)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Обыкновенная история

0   0
Первый авторГончаров Иван Александрович
Страниц148
ID5072
Аннотация"Обыкновенная история" И.Гончарова остается обыкновенной историей и спустя почти сто шестьдесят лет после написания. Жизнеподобность, узнаваемость романа подчеркивал сам автор. И впрямь: столкновение мечтаний, идеалов, юношеских надежд - с обыденностью, с тем, что мы скрепя сердце называем "правдой жизни". Это ли не вечный сюжет?
Гончаров, И. А. Обыкновенная история : Роман / И. А. Гончаров .— 1848 .— 148 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Только единственный сын Анны Павловны, Александр Федорыч, спал, как следует спать двадцатилетнему юноше, богатырским сном; а в доме все суетились и хлопотали. <...> Чуть кто-нибудь стукнет, громко заговорит, сейчас, как раздраженная львица, являлась Анна Павловна и наказывала неосторожного строгим выговором, обидным прозвищем, а иногда, по мере гнева и сил своих, и толчком. <...> А суматоха была оттого, что Анна Павловна отпускала сына в Петербург на службу, или, как она говорила, людей посмотреть и себя показать. <...> Не одна она оплакивала разлуку: сильно горевал тоже камердинер Сашеньки, Евсей. <...> Евсей прочно занимал место и за печкой и в сердце Аграфены. <...> Прощай, теплый угол, прощай, Аграфена Ивановна, прощай, игра в дураки, и кофе, и водка, и наливка - все прощай! <...> - Аграфена Ивановна!.. - сказал он жалобно и нежно, что не совсем шло к его длинной и плотной фигуре. <...> - Эх, Аграфена Ивановна!.. - повторил он лениво, вздыхая и поднимаясь со стула и тотчас опять опускаясь, когда она взяла полотенце. <...> - Аграфена! - раздалось вдруг из другой комнаты, - ты никак с ума сошла! разве не знаешь, что Сашенька почивает? <...> - Прощайте, прощайте! - с громаднейшим вздохом сказал Евсей, последний денек, Аграфена Ивановна! <...> - Матушка, Аграфена Ивановна! - начал он умоляющим голосом, обняв ее за талию, сказал бы я, если б у ней был хоть малейший намек на талию. <...> Она отвечала на объятие локтем в грудь. <...> - Матушка, Аграфена Ивановна! - повторил он, - будет ли Прошка любить вас так, как я? <...> Навстречу Анне Павловне шел и сам Александр Федорыч, белокурый молодой человек, в цвете лет, здоровья и сил. <...> - Что это ты, мой дружок, как заспался, - сказала Анна Павловна, - даже личико отекло? <...> Между деревьями пестрели цветы, бежали в разные стороны дорожки, далее тихо плескалось в берега озеро, облитое к одной стороне золотыми лучами утреннего солнца и гладкое, как зеркало; с другой - темно-синее, как небо, которое отражалось в нем, и едва подернутое <...>
Обыкновенная_история.pdf
И.А.Гончаров. Обыкновенная история ---------------------------------------------------------------------------Подготовка текста и примечания А.П. Рыбасова Собрание сочинений в восьми томах. Т. 1. М.: Государственное издательство художественной литературы, 1952 OCR Гуцев В.Н. ---------------------------------------------------------------------------Роман в двух частях В настоящем издании "Обыкновенная история" печатается по тексту второго прижизненного Полного собрания сочинений И.А. Гончарова, Спб. 1886 - 1889, т. 1, с проверкой и исправлением по предшествующим изданиям, начиная с "Современника". Исправления явных описок автора в каждом отдельном случае не оговариваются. * ЧАСТЬ ПЕРВАЯ * I Однажды летом, в деревне Грачах, у небогатой помещицы Анны Павловны Адуевой, все в доме поднялись с рассветом, начиная с хозяйки до цепной собаки Барбоса. Только единственный сын Анны Павловны, Александр Федорыч, спал, как следует спать двадцатилетнему юноше, богатырским сном; а в доме все суетились и хлопотали. Люди ходили, однакож, на цыпочках и говорили шопотом, чтоб не разбудить молодого барина. Чуть кто-нибудь стукнет, громко заговорит, сейчас, как раздраженная львица, являлась Анна Павловна и наказывала неосторожного строгим выговором, обидным прозвищем, а иногда, по мере гнева и сил своих, и толчком. На кухне стряпали в трое рук, как будто на десятерых, хотя все господское семейство только и состояло, что из Анны Павловны да Александра Федорыча. В сарае вытирали и подмазывали повозку. Все были заняты и работали до поту лица. Барбос только ничего не делал, но и тот по-своему принимал участие в общем движении. Когда мимо его проходил лакей, кучер или шмыгала девка, он махал хвостом и тщательно обнюхивал проходящего, а сам глазами, кажется, спрашивал: "Скажут ли мне, наконец, что у нас сегодня за суматоха?" А суматоха была оттого, что Анна Павловна отпускала сына в Петербург на службу, или, как она говорила, людей посмотреть и себя показать. Убийственный для нее День! От этого она такая грустная и расстроенная. Часто, в хлопотах, она откроет рот, чтоб приказать что-нибудь, и вдруг остановится на полуслове, голос ей изменит, она отвернется в сторону и оботрет, если успеет, слезу, а не успеет, так уронит ее в чемодан, в который сама укладывала Сашенькино белье. Слезы давно кипят у ней в сердце; они подступили к горлу, давят грудь и готовы брызнуть в три ручья; но она как будто берегла их на прощанье и изредка тратила по капельке. Не одна она оплакивала разлуку: сильно горевал тоже камердинер Сашеньки, Евсей. Он отправлялся с барином в Петербург, покидал самый теплый угол в дому, за лежанкой, в комнате Аграфены, первого министра в хозяйстве Анны Павловны и - что всего важнее для Евсея - первой ее ключницы. За лежанкой только и было места, чтоб поставить два стула и стол, на котором готовился чай, кофе, закуска. Евсей прочно занимал место и за печкой и в сердце Аграфены. На другом стуле заседала она сама. История об Аграфене и Евсее была уж старая история в доме. О ней, как обо всем на свете, поговорили, позлословили их обоих, а потом, так же как и обо всем, замолчали. Сама барыня привыкла видеть их вместе, и они блаженствовали целые десять лет. Многие ли в итоге годов своей жизни начтут десять счастливых? Зато вот настал и миг утраты! Прощай, теплый угол, прощай, Аграфена Ивановна, прощай, игра в дураки, и кофе, и водка, и наливка
Стр.1