Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 468934)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Осип Мандельштам. Петр Чаадаев

0   0
Первый авторЧаадаев Петр Яковлевич
Страниц4
ID3414
Кому рекомендованоПублицистика
Чаадаев, П.Я. Осип Мандельштам. Петр Чаадаев : Эссе / П.Я. Чаадаев .— 1915 .— 4 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Осип Мандельштам. <...> Это тем более замечательно, что Чаадаев не был деятелем: профессиональным писателем или трибуном. <...> Но, как бы сознавая, что его личность не принадлежит ему, а должна перейти в потомство, он относился к ней с некоторым смирением: что бы он ни делал,- казалось, что он служил, священнодействовал. <...> Все те свойства, которых была лишена русская жизнь, о которых она даже не подозревала, как нарочно соединялись в личности Чаадаева: огромная внутренняя дисциплина, высокий интеллектуализм, нравственная архитектоника и холод маски, медали, которым окружает себя человек, сознавая, что в веках он - только форма, и заранее подготовляя слепок для своего бессмертия. <...> Еще более необычным для России был дуализм Чаадаева, ясное им различение материи и духа. <...> В младенческой стране, стране полуживой материи и полумертвого духа, седая антиномия косной глыбы и организующей идеи была почти неизвестна. <...> Россия, в глазах Чаадаева, принадлежала еще вся целиком к неорганизованному миру. <...> Идея организовала его личность, не только ум, дала этой личности строй, архитектуру, подчинила ее себе всю без остатка и, в награду за абсолютное подчинение, подарила ей абсолютную свободу. <...> Глубокая гармония, почти слияние нравственного и умственного элемента придают личности Чаадаева особую устойчивость. <...> Трудно сказать где кончается умственная и где начинается нравственная личность Чаадаева, до такой степени они близятся к полному слиянию. <...> Сильнейшая потребность ума была для него в то же время и величайшей нравственной необходимостью. <...> Я говорю о потребности единства, определяющей строй избранных умов. <...> О чем же мы станем беседовать? - спрашивал он Пушкина в одном из своих писем.- У меня, вы знаете, всего одна идея, и если бы ненароком в моем мозгу оказались еще какие-нибудь идеи, они, конечно, тотчас прилепились бы к той одной: удобно ли это для вас? <...> Что же такое прославленный <...>
Осип_Мандельштам._Петр_Чаадаев.pdf
Осип Мандельштам. Петр Чаадаев Эссе ----------------------------------------------------------------Оригинал находится здесь: Библиотека Александра Белоусенко, 7 октября 2003. Источник: Осип Мандельштам; "Выпрямительный вздох"; Стихи, проза. Издательство: "Удмуртия", Ижевск, 1990. ----------------------------------------------------------------I След, оставленный Чаадаевым в сознании русского общества,- такой глубокий и неизгладимый, что невольно возникает вопрос: уж не алмазом ли проведен он по стеклу? Это тем более замечательно, что Чаадаев не был деятелем: профессиональным писателем или трибуном. По всему своему складу он был "частный" человек, что называется "privatier". Но, как бы сознавая, что его личность не принадлежит ему, а должна перейти в потомство, он относился к ней с некоторым смирением: что бы он ни делал,- казалось, что он служил, священнодействовал. Все те свойства, которых была лишена русская жизнь, о которых она даже не подозревала, как нарочно соединялись в личности Чаадаева: огромная внутренняя дисциплина, высокий интеллектуализм, нравственная архитектоника и холод маски, медали, которым окружает себя человек, сознавая, что в веках он - только форма, и заранее подготовляя слепок для своего бессмертия. Еще более необычным для России был дуализм Чаадаева, ясное им различение материи и духа. В младенческой стране, стране полуживой материи и полумертвого духа, седая антиномия косной глыбы и организующей идеи была почти неизвестна. Россия, в глазах Чаадаева, принадлежала еще вся целиком к неорганизованному миру. Он сам был плоть от плоти этой России и посмотрел на себя, как на сырой материал. Результаты получились удивительные. Идея организовала его личность, не только ум, дала этой личности строй, архитектуру, подчинила ее себе всю без остатка и, в награду за абсолютное подчинение, подарила ей абсолютную свободу. Глубокая гармония, почти слияние нравственного и умственного элемента придают личности Чаадаева особую устойчивость. Трудно сказать - где кончается умственная и где начинается нравственная личность Чаадаева, до такой степени они близятся к полному слиянию. Сильнейшая потребность ума была для него в то же время и величайшей нравственной необходимостью. Я говорю о потребности единства, определяющей строй избранных умов. "О чем же мы станем беседовать? - спрашивал он Пушкина в одном из своих писем.- У меня, вы знаете, всего одна идея, и если бы ненароком в моем мозгу оказались еще какие-нибудь идеи, они, конечно, тотчас прилепились бы к той одной: удобно ли это для вас?" Что же такое прославленный "ум" Чаадаева, этот "гордый" ум, почтительно воспетый Пушкиным, освистанный задорным Языковым, как не слияние нравственного и умственного начала - слияние, которое столь характерно для Чаадаева и в направлении которого, совершался рост его личности. С этой глубокой, неискоренимой потребностью единства, высшего исторического синтеза родился Чаадаев в России. Уроженец равнины захотел дышать воздухом альпийских вершин и, как мы увидим, нашел его в своей груди. II
Стр.1