Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 468839)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

РОССИЯ И США: ТИХООКЕАНСКОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ (1991–2003 гг.): Монография. (270,00 руб.)

0   0
Первый авторГарусова Лариса Николаевна
ИздательствоГОУ ВПО ВГУЭС
Страниц272
ID294
АннотацияВ монографии исследуется взаимодействие российского Дальнего Востока и США на рубеже ХХ и ХХI веков в контексте тихоокеанских интересов двух стран и российско-американских межгосударственных отношений в целом. Автор анализирует место и роль Соединенных Штатов в современной истории Дальнего Востока через систему региональных экономических, политических, военно-технических и гу-манитарных связей России и Америки. Работа рассчитана на историков, политологов, регионоведов, специалистов в области международных отношений, преподавателей вузов и студентов, а также всех тех, кто интересуется историей Дальнего Востока и проблемами международного сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе.
Гарусова, Л.Н. РОССИЯ И США: ТИХООКЕАНСКОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ (1991–2003 гг.): Монография. / Л.Н. Гарусова .— Владивосток : ГОУ ВПО ВГУЭС, 2005 .— 272 с.

Предпросмотр (выдержки из произведения)

С этого времени расширение экономического и политического присутствия СССР/России в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) стало провозглашаться одним из приоритетов российской внешней политики. <...> По словам президента В.В. Путина, “пришло время нам вместе со странами, входящими в Азиатско-Тихоокеанский регион, переходить от слов к делу – наращивать экономические, политические и другие связи”2. <...> При этом “полновесное участие” России и ее Дальнего Востока в жизни АТР невозможно без конструктивных взаимоотношений с Соединенными Штатами, опыт регионального взаимодействия с которыми насчитывает более чем двухсотлетнюю историю. <...> Важнейшим, но не главным, направлением российско-американских отношений на российском Дальнем Востоке (РДВ) с конца ХVIII в. были региональные политические контакты. <...> Если для России ее Дальний Восток имел, прежде всего, политическое значение с точки зрения интересов национальной безопасности (“форпост” на Тихом океане), то “политическому освоению” Тихоокеанского бассейна и Северо-Восточной Азии Соединенными Штатами, как правило, предшествовала экономическая деятельность американского бизнеса. <...> Региональность в политических отношениях РДВ и США в “досоветский” период имела, прежде всего, территориально-локальный смысл, как место осуществления контактов официальных должностных лиц двух стран. <...> Региональные политические связи чаще всего ограничивались административным аспектом, реализуясь в форме встреч представителей дальневосточных властей с американскими коллегами, а также военно-политическими и военно-техническими мероприятиями, например визитами кораблей тихоокеанских эскадр и т.п. <...> 1990-е гг. четко определили место современного РДВ в структуре американских интересов на Тихом океане. <...> Политика США в отношении РДВ складывалась как часть общей программы содействия американского правительства развитию демократии и рыночной экономики в России. <...> В отдельных <...>
РОССИЯ_И_США_ТИХООКЕАНСКОЕ_ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ_НА_РУБЕЖЕ_ВЕКОВ_(1991–2003_гг.)_Монография._.pdf
Министерство образования и науки Российской Федерации Владивостокский государственный университет экономики и сервиса __________________________________________________________________ Л.Н. ГАРУСОВА РОССИЯ И США: ТИХООКЕАНСКОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ (1991–2003 гг.) Монография Владивосток Издательство ВГУЭС 2005
Стр.1
ББК 65.9 Г 20 Рецензенты: Ларин В.Л., д-р ист. наук, Институт истории ДВО РАН; Шинковский М.Ю., д-р полит. наук, Институт международных отношений ВГУЭС Гарусова Л.Н. Г 20 РОССИЯ И США: ТИХООКЕАНСКОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ (1991–2003 гг.): Монография. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2005. – 272 с. ISBN 5–9736–0001–7 В монографии исследуется взаимодействие российского Дальнего Востока и США на рубеже ХХ и ХХI веков в контексте тихоокеанских интересов двух стран и российско-американских межгосударственных отношений в целом. Автор анализирует место и роль Соединенных Штатов в современной истории Дальнего Востока через систему региональных экономических, политических, военно-технических и гуманитарных связей России и Америки. Работа рассчитана на историков, политологов, регионоведов, специалистов в области международных отношений, преподавателей вузов и студентов, а также всех тех, кто интересуется историей Дальнего Востока и проблемами международного сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе. ББК 65.9 Печатается по решению РИСО ВГУЭС ISBN 5–9736–0001–7 © Издательство Владивостокского государственного университета экономики и сервиса, 2005 © Гарусова Л.Н., 2005
Стр.2
Моей семье с благодарностью за терпение и понимание ВВЕДЕНИЕ Опыт российско-американских связей на Дальнем Востоке насчитывает более чем 200-летнюю историю. С конца ХVIII в. в бассейне Тихого океана, в результате соприкосновения двух встречных трансконтинентальных потоков русских и американцев, начался процесс превращения их отдельных эпизодических контактов в довольно стабильные и многосторонние отношения, сохранившиеся в том или ином виде до настоящего времени. Парадоксально, что при этом тихоокеанское взаимодействие двух стран до последнего времени не воспринималось в качестве значимого явления ни правительствами, ни исследователями. Тихоокеанские инициативы М.С. Горбачева1 впервые за многие десятилетия обозначили не только военно-политические, но и экономические интересы Москвы в Пасифике, реализация которых была невозможна вне сотрудничества с ведущей тихоокеанской державой – Соединенными Штатами Америки. С этого времени расширение экономического и политического присутствия СССР/России в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) стало провозглашаться одним из приоритетов российской внешней политики. Однако опыт 90-х гг. ХХ века свидетельствует, что подобные намерения, как и географическая принадлежность России (российского Дальнего Востока) к Тихоокеанскому ареалу, еще не означают ее органичного включения в его интеграционные (экономические и институциональные) процессы. Осознание этого факта, равно как и объективная заинтересованность России в сохранении стабильности и безопасности в АТР, нашло отражение в обновленной Концепции внешней политики Российской Федерации (2000 г.) и ряде программных заявлений главы государства. По словам президента В.В. Путина, “пришло время нам вместе со странами, входящими в Азиатско-Тихоокеанский регион, переходить от слов к делу – наращивать экономические, политические и другие связи”2. При этом “полновесное участие” России и ее Дальнего Востока в жизни АТР невозможно без конструктивных взаимоотношений с Соединенными Штатами, опыт регионального взаимодействия с которыми насчитывает более чем двухсотлетнюю историю. Важнейшим, но не главным, направлением российско-американских отношений на российском Дальнем Востоке (РДВ) с конца ХVIII в. были региональные политические контакты. Их осуществление и развитие в разные исторические периоды, за исключением небольших отрезков времени, укладывалось в общую закономерность вторичности и производности от политики “центра”. Поскольку Дальний Восток практически всегда выступал в качестве составной части российского/советского государства, то никогда (за исключением периода гражданской войны) он не являлся самостоятельным субъектом внешнеполитических отношений ни с США, ни с какой-либо другой страной Тихоокеанского региона. Тихоокеанское направление политики России, в отличие от США, имело всегда второстепенное значение по сравнению с ее европейскими и “континентальными” приоритетами. Соединенные Штаты, наоборот, стабильно проявляли концентрированный интерес к Тихоокеанскому региону. Если для России ее Дальний Восток имел, прежде всего, политическое значение с точки зрения интересов национальной безопасности (“форпост” на Тихом океане), то “политическому освоению” Тихоокеанского бассейна и Северо-Восточной Азии Соединенными Штатами, как правило, предшествовала экономическая деятельность американского бизнеса. Дальний Восток России занимал в разные исторические периоды более или менее заметное, но практически никогда – приоритетное место в тихоокеанской политике и экономических интересах США, несмотря на то, что в некоторых случаях взаимоотношения двух стран становились определяющими не только для Азиатско-Тихоокеанского региона, но и для всего мира. Региональность в политических отношениях РДВ и США в “досоветский” период имела, прежде всего, территориально-локальный смысл, как место осуществления контактов официальных должностных лиц двух стран. Региональные политические связи чаще всего ограничивались административным аспектом, реализуясь в форме встреч представителей дальневосточных властей с американскими коллегами, а также военно-политическими и военно-техническими мероприятиями, например визитами кораблей тихоокеанских эскадр и т.п. В большинстве случаев это были эпизодические, единичные контакты в отличие от более стабильных и продолжительных политико-дипломатических связей, осуществлявшихся через консульские представительства (коммерческие агентства) обеих стран на тихоокеанском побережье. Подобная ситуация, правда, в еще более ограниченном и урезанном виде, сохранилась в советское время за исключением периодов обострения “холодной войны”. Исключением в проявлениях региональной политической самостоятельности стало время гражданской войны и интервенции на Дальнем Востоке. Впервые за многие десятилетия Соединенные Штаты получили возможность реализации своего активного политического присутствия в регионе вплоть до вооруженного вмешательства в социально-политическую жизнь России в форме военной интервенции. При этом многочисленные дальневосточные правительства в большинстве своем весьма благосклонно воспринимали идею экономического, политического и гуманитарного сотрудничества с США (а некоторые одобряли и интервенцию) и старались заручиться поддержкой и признанием этой страны. 1 Выступления М.С. Горбачева во Владивостоке (1986 г.) и Красноярске (1988 г.). 2 Путин В.В. Россия: новые восточные перспективы // Дипломатический вестник. МИД РФ. 2000. № 12. С. 9. 3
Стр.3
Отчасти схожая ситуация повторились в 90-е гг. ХХ в. Правда, в отличие от периода гражданской войны Дальний Восток не обрел политической независимости от центра. Однако усиление процессов регионализации, охвативших Россию в перестроечный и постперестроечный периоды, позволило местным дальневосточным элитам расширить административные контакты с американскими должностными лицами преимущественно Тихоокеанского побережья. 1990-е гг. четко определили место современного РДВ в структуре американских интересов на Тихом океане. Политика США в отношении РДВ складывалась как часть общей программы содействия американского правительства развитию демократии и рыночной экономики в России. Поэтому Соединенные Штаты проявили заинтересованность в том, чтобы на Дальнем Востоке, являющемся ближайшим соседом их штатов Западного побережья, сложились демократические политические отношения и рыночная экономика, поскольку в таком виде он не угрожает интересам американской безопасности. Доминирующими среди российско-американских региональных отношений на протяжении двух веков были экономические, осуществлявшиеся в различных формах. Они не были лишены конфликтности, однако во многих случаях являлись весьма полезными, служа развитию экономики региона. В дореволюционный период, в условиях оторванности Дальнего Востока от промышленных и торговых центров России, коммерческоснабженческая деятельность граждан США была весьма желательна и выгодна для обеих сторон. К сожалению, отсутствие продуманной, конструктивной или хотя бы четко определенной экономической политики царского правительства в отношении к иностранцам на Дальнем Востоке препятствовало извлечению максимальной пользы из экономических контактов с американцами. Более того, такая ситуация зачастую провоцировала хищническую нелегальную деятельность последних в ряде промыслов – морском зверобойном, горном, отчасти в торговле и т.д. В отношении американцев, действовавших на Дальнем Востоке на протяжении всего ХIХ в., российская официальная политика определялась признанием полезности делового сотрудничества с ними, с одной стороны, а с другой – стремлением ограничить чрезмерную напористость янки и ограничить их присутствие в регионе. При этом отсутствие взвешенных и эффективных регулятивных мер в отношении экономической деятельности иностранцев почти полностью нейтрализировало запретительные меры местных и центральных властей. На протяжении всего ХIХ и первых десятилетий ХХ вв. постоянно расширялся ареал “делового обитания” граждан США на Дальнем Востоке за счет их проникновения в новые, обживаемые россиянами районы, первоначально прибрежные, а затем и глубинно-материковые, вплоть до Сибири и Маньчжурии. Также постепенно осуществлялся процесс замены деятельности мелких и средних предпринимателей, зачастую авантюристического толка, активностью крупного американского бизнеса, что стало весьма заметно в первые десятилетия ХХ в. Особенностью региональных российско-американских экономических связей также можно считать тот факт, что деловые контакты Дальнего Востока России осуществлялись преимущественно со штатами Западного побережья США. В дореволюционный период пик “тихоокеанских” коммерческих отношений пришелся на первую мировую войну. Мощный всплеск военно-экономического сотрудничества двух стран, осуществляемого через Дальний Восток в этот период, помог сохранению их экономических связей в последующее время гражданской войны и интервенции. В 1918–1922 гг. в связи с децентрализацией и регионализацией социально-политических и экономических отношений в России появились объективные возможности для усиления самостоятельных деловых и политических отношений РДВ и США. Однако политическая и экономическая нестабильность региона, высокая степень риска для иностранного капитала объективно воспрепятствовали развитию широкомасштабных бизнесконтактов сторон. Советский период в истории Дальнего Востока связан с постепенным, но неуклонным подчинением его внешнеэкономических, в том числе и с Америкой, отношений централизованному контролю государства. Только в конце 80-х гг. ХХ в. в связи с начавшейся перестройкой и попытками демократизации советского общества открылись “ниши” для более свободного экономического сотрудничества Дальневосточного региона со странами Тихого океана. Однако довольно скоро первоначальный энтузиазм и ожидание выгодного совместного бизнеса обернулись для иностранцев, в том числе и американцев, растерянностью, разочарованием и свертыванием своего делового присутствия в регионе. Третьим направлением российско-американских региональных связей являются культурно-гуманитарные контакты. Культурные взаимоотношения РДВ и США на протяжении своей довольно длительной истории не носили, в большинстве случаев, самостоятельного характера и зачастую лишь сопровождали экономическое и политическое присутствие американцев в регионе. Чаще всего культурные контакты не были целенаправленным действием. Деятельность граждан США на Дальнем Востоке означала для дальневосточников знакомство с американским образом жизни, ценностями и представлениями. Разумеется, что этот процесс был взаимным. В отдельных субрегионах РДВ, как, например, на Чукотке в ХIХ – начале ХХ вв., будучи почти единственными представителями западного, “цивилизованного” мира, американцы неизбежно становились пропагандистами новых образцов культуры, носителями социокультурного процесса “американизации” дальневосточных окраин. В целом доброжелательный интерес россиян к Америке и американцам, и наоборот, являлся характерной чертой российско-американских отношений на Дальнем Востоке в различные исторические периоды, за некоторым исключением, может быть, времен “холодной войны”. Любопытно, что при этом симпатии и дружеские чувства практически не подкреплялись какими-либо целенаправленными и организованными акциями с обеих 4
Стр.4
сторон. Таковые если и имели место в дореволюционное и советское время, то носили единичный, “точечный” характер. Широкомасштабное и стабильное региональное культурное сотрудничество российского Дальнего Востока и США так и не сложилось фактически до конца ХХ в. Лишь в 1990-е гг., впервые за многие десятилетия, между РДВ и США начался действительно активный и плодотворный обмен в образовательной, культурнонаучной, эколого-просветительской и т.д. сферах, содействуя разрушению иллюзий и стереотипов, а также способствуя формированию реалистичных представлений друг о друге. Исторический опыт свидетельствует, что ни один вид российско-американских контактов на Дальнем Востоке не оказался свободным от трудностей, недоразумений, противоречий и конфликтов. Однако все они вполне поддавались и поддаются рациональному контролю и регулированию, что открывает возможности для продолжения (а в некоторых случаях и восстановления) взаимополезного сотрудничества. В общем контексте 200-летней истории региональных связей России и США на Дальнем Востоке наименее изученным, в силу понятных причин, является их современное состояние. При этом 90-е гг. ХХ века стали временем “концентрированного”, интенсивного и разнообразного российско-американского регионального взаимодействия, особенно по сравнению с предшествующим советским периодом отечественной истории. Эта тенденция в целом продолжилась и в XXI веке. Поскольку в последние десятилетия ХХ в. Россия и ее Дальний Восток в большей степени, чем раньше, стали связывать свое будущее с Азиатско-Тихоокеанским регионом, уже доказавшим свою экономическую значимость и политическую перспективность, то особую актуальность приобрела проблема их взаимоотношений с ведущей тихоокеанской и мировой державой – Соединенными Штатами Америки. Глобальные геополитические трансформации 80–90-х гг. XX века, изменившие статус России, потребовали определения ее нового и конструктивного места в современном мире. Оно будет во многом зависеть от взаимоотношений с США, в том числе и на региональном уровне – через РДВ в Тихоокеанском ареале, так как достаточно очевидным стало усиление на рубеже веков тенденции “к созданию однополярной структуры мира при экономическом и силовом доминировании США”1. В свою очередь, Соединенные Штаты объективно заинтересованы в поддержании конструктивных отношений с Россией в АТР с целью сохранения региональной стабильности и уже сложившейся там системы безопасности. Анализ взаимодействия двух стран на Дальнем Востоке на рубеже XX и XXI вв. позволяет не только спрогнозировать некоторые тенденции развития самого РДВ, но и в определенной мере его перспективы в АТР. Поскольку РДВ является составной частью Российской Федерации, то опыт его взаимодействия с тихоокеанскими соседями позволяет определить реальные возможности России в Азиатско-Тихоокеанском ареале. Дальний Восток видит в сотрудничестве с соседними странами одно из условий решения своих социально-экономических проблем. Поэтому анализ опыта его взаимоотношений с США позволит реально оценить перспективы подобных ожиданий. Ресурсно-сырьевой потенциал российского Дальнего Востока и инвестиционно-технологические возможности США (в том числе их Западного побережья) предопределили в 1990-е гг. взаимный деловой интерес сторон друг к другу, не исчерпанный и в настоящее время. Наличие ядерных потенциалов в тихоокеанских регионах обеих стран в условиях их непосредственного территориального соседства детерминирует заинтересованность США и России в обеспечении национальной и региональной безопасности и стабильности. Наличие факторов, благоприятствовавших развитию связей двух стран в 1990-е гг. и в первые годы XXI века, не исключает трудностей в их взаимоотношениях на региональном уровне. Поэтому изучение данной проблемы поможет предусмотреть и нейтрализовать подобные негативные явления в будущем. Учет опыта взаимоотношений РДВ и США позволит россиянам и американцам избавиться от взаимного непонимания, завышенных ожиданий и иллюзий. В частности, российской стороне будет небесполезно узнать, что трудности осуществления “цивилизованного” бизнеса на Дальнем Востоке надолго отвратили от него многих реальных и потенциальных деловых партнеров из США. Все это, возможно, поможет сторонам выстроить новые, более конструктивные и прагматичные отношения в будущем. Целью данной работы является комплексное исследование политических, экономических и гуманитарных взаимоотношений РДВ и США на рубеже веков как в контексте их зависимости от межправительственных связей и тихоокеанских интересов двух стран, так и в качестве относительно самостоятельного явления, а также определение места Соединенных Штатов в системе международных отношений Дальневосточного региона. Достижение поставленной цели будет способствовать лучшему пониманию возможностей России в новой системе миропорядка, равно как и перспектив российского Дальнего Востока в АТР. Хронологические рамки данной работы ограничены преимущественно 90-ми годами ХХ века и первыми годами ХХI века (1991–2003 гг.) как временем новых, разнообразных и наиболее интенсивных (по сравнению с прошлым периодом) региональных связей России и США на Дальнм Востоке. Политика советского государства, направленная на фактическую изоляцию своих “пограничных территорий” от внешнего влияния, предопределила почти полное отсутствие каких-либо региональных (тем более вне контроля Москвы) контактов Дальнего Востока и Соединенных Штатов в предшествующий период. Однако данный подход отнюдь не исключает 1 Концепция внешней политики Российской Федерации // Дипломатический вестник. МИД РФ. 2000. № 8. С. 5. 5
Стр.5
возможность расширения хронологических рамок исследования по конкретным вопросам, позволяющим проследить динамику российско-американских региональных и межгосударственных отношений, а также изменение позиций и интересов обеих стран на Тихом океане в 1940–80-е гг. Например, особенности современной тихоокеанской политики России, равно как и ее статус в АТР, можно понять только в общем контексте советско/российско-американского взаимодействия на протяжении последних десятилетий ХХ века и первых лет нового столетия. Анализ советско-американских межгосударственных отношений в период “холодной войны” и биполярного мироустройства позволяет выявить принципиальные изменения во взаимодействии постсоветской России и Америки, в том числе и на уровне его региональной (российский Дальний Восток – Западное побережье США) подсистемы. Территориальные границы исследования включают территорию современного российского Дальнего Востока: Приморский и Хабаровский края, Амурскую, Сахалинскую, Магаданскую и Камчатскую области, Республику Саха (Якутия), Еврейскую автономную область, Чукотский и Корякский автономные округа, поскольку все эти субрегионы РДВ в той или иной степени участвуют в экономических, административнополитических, гуманитарных и т.д. взаимоотношениях с США. Данное исследование не претендует на единственно правильную трактовку российско-американских отношений на Дальнем Востоке и приглашает к дискуссии по этой актуальной проблеме. Автор благодарит всех, кто поддержал его в осуществлении столь крупномасштабного исследовательского проекта, а также коллектив издательства ВГУЭС, подготовивший монографию к публикации. Свою особую благодарность автор выражает С.Ю. Заворотной за квалифицированную работу по подготовке рукописи к изданию. 6
Стр.6