Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 472928)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Мой месяцеслов 2001 (180,00 руб.)

0   0
Первый авторБобров Александр Александрович
Страниц125
ID283
АннотацияИзвестный поэт, публицист, теле- и радиокомментатор ведет рубрику "Мой месяцеслов" - в прессе, на радио, на телевидении. В этих материалах отражена - день за днем - жизнь современной России. с ее болью и радостями, ошибками и просчетами, надеждами и вечными ценностями.
Кому рекомендованоДля широкого круга читателей.
Бобров, А.А. Мой месяцеслов 2001 / А.А. Бобров .— 2001 .— 125 с.

Предпросмотр (выдержки из произведения)

1 Январь-2001 Александр БОБРОВ ПРЯНИКИ И КНУТЫ ЯНВАРЯ Как не вспомнить январь нового ХХ1 века с его бурными праздниками и буднями, лихорадочным весельем и похмельем. <...> Далече светятся эти даты в сумерках года, но как притягательно: великий писатель и мыслитель, истовый хранитель русского языка и истинно народный поэт. <...> На это Достоевский с болью задает вопрос: "Чем соедините вы людей для достижения ваших гражданских целей, если нет у вас основы в первоначальной великой идее нравственной? <...> Я его могу понять, но Л.И. Швецову - женщину, вице-премьершу, с гордостью сообщившую на ТВЦ, что на улицах Москвы было около миллиона шатающихся - никак. <...> Ну а на Рождество - новые торжества, толпа у парадного новодела - храма Христа Спасителя и светский раут избранных: Путин со Шредером, а на дневной службе Горбачев под руку с Патриархом, жены министров с непокрытыми головами и в платьях с разрезом - потом же прием в Кремле. <...> Да нет, писатель-демократ Приставкин говорит, что для него Ельцин -лицо не года, не десятилетия, а - целой эпохи начала новой России. <...> В откровении Иоанна Богослова словно об этом выходце из деревни Бутка было сказано: губитель с походкой медведя и оскалом льва. <...> Оказалось, что осенью прошлого года убийца-рецедевист успел вкусить ельцинской "эпохи милосердия" и почему-то попал под амнистию, но уже по дороге домой убил попутчика в тамбуре, а тело выбросил из вагона. <...> Не верю, что читатели “Комсомолки” столь чтят политическое предательство или ценят перо Тулеева, ринувшегося со страниц патриотических изданий на полосы газет все того же Березовского. <...> Об этом карикатурном сборище пьющих и скучающих в Кремле, можно было бы и не говорить, но оно в извращенной форме подтверждает некрасовские новогодние слова об убитых мечтах и напоминает: марафон, трусца жалкой клячи ельцинизма - продолжается. <...> Зелек с женой получили квартиру в Чикаго (смотри-ка, прямо как любимец <...>
Мой_месяцеслов_2001.pdf
1 Январь-2001 Александр БОБРОВ ПРЯНИКИ И КНУТЫ ЯНВАРЯ Как не вспомнить январь нового ХХ1 века с его бурными праздниками и буднями, лихорадочным весельем и похмельем. Вступили мы в третье тысячелетье или пребываем в прежнем лихолетье? - не понять... А ведь хочется осмыслить первую веху. В первом году ХХ1 века мне, как литератору, хотелось выделить три путеводных даты, которые позволили, как и в незабываемом Пушкинском году, многое осмыслить и сберечь в стремительном потоке событий. В феврале 2001 года исполнилось 120 лет со дня смерти Федора Михайловича Достоевского, а на закате года, в ноябре - 180 лет со дня его рождения. В том же месяце-чернотропе исполнится 180 лет со дня появления на свет Николая Алексеевича Некрасова и 200 лет со дня рождения Владимира Ивановича Даля! Далече светятся эти даты в сумерках года, но как притягательно: великий писатель и мыслитель, истовый хранитель русского языка и истинно народный поэт. На все вековечные вопросы ответит сия троица - только вчитывайся и внимай! ГВАЛТ И ДЫМ Все твердят об общественном согласии, о примиряющем "центризме". На это Достоевский с болью задает вопрос: "Чем соедините вы людей для достижения ваших гражданских целей, если нет у вас основы в первоначальной великой идее нравственной?". Уж какой там великой, Федор Михайлович - просто бы о нравственной основе подумали! Вакханалия, именуемая у нас новогодними праздниками, снова показала, в какой безыдейной, межеумочной стране мы живем. Люди могут обладать разными убеждениями, исповедовать несхожие взгляды, но терять разум и уважение к святыням - не должны. Уж государственные-то власти этому потакать - никак не вправе. А у нас? Если надо блажить о выносе тела Ленина из Мавзолея - безнациональные лидеры СПС кричат: у нас православная страна! Делая вид или не зная, что в Киево-Печерской Лавре многие православные святые от Ильи Муромца до Нестора-летописца - не закопаны, а покоятся в раках ниже уровня земли, и все сохраненные части нетленной плоти их - открыты для взоров. Но если надо затормозить принятие Закона о русском языке - они же вопят: мы - многоконфесиональная страна. Все государственные деятели, включая мэра Москвы, ходят в храмы и синагоги. Пусть не выбрали они себе религии, но зачем безумному язычеству предаваться? К чему по всем СМИ призывать жителей провести ночь на улице, в толпе? Конечно, встреча гражданского Нового года 1 января, до Рождества - это наследие прошлого, все более похожее на нонсенс: ведь китайцы или индусы, со своими верами и календарями, его не празднуют. Но уж если так сложилось - призывай народ встретить этот праздник в кругу семьи, где различные поколения исповедуют разные взгляды, но домашний традиционный праздник их объединяет. Нет, орут: все на Красную площадь! Установили огромную, дорогую долларовую конструкцию вместо русской красавицы-ели, залили жалкий пятачок, который потом, в каникулы, был вконец испорчен и недоступен, установили четыре уродливых башни из горбыля для раскуроченых вскоре динамиков, нагнали свору попсы с фонограммами и понеслось -столпотворение, гвалт и
Стр.1
Мой_месяцеслов_2001_(1).pdf
Февраль-2001 Александр БОБРОВ НАЧАЛА И КОНЦЫ ФЕВРАЛЯ “...Прежде всего надо каждому стать русским, то есть самим собой. Стать русским - значит, перестать презирать народ свой. И как только европеец увидит, что мы начали уважать народ наш и национальность нашу, так тот же начнет он и нас самих уважать.” Ф.М. Достоевский Февраль - месяц короткий, но переломный, пограничный. На Тимофея полузимника 4 февраля по народному поверью приходят последние сильные морозы. И они были, но щадящими. Погрозили сретенские, после 15 февраля, но, какие бы запоздалые уже ни пришли, на Сретенье - первая встреча весны, и тут даже Приморью без руководства министра Шойгу и отставки губернатора Ноздратенко стало полегче. А 6 февраля - на Ксению Петербургскую по Церковному календарю - Аксинья, которая зовется полухлебницей, полузимницей. Владимир Даль, чье 200-летие со дня рождения мы отмечаем в этом году, приводит устаревшую примету: “Если на полухлебницу цена хлебу низкая, то до нового хлеба не подымется (и наоборот)”. Нам на такие приметы опираться не приходится. Цены на все растут неизбежно. С 1 февраля повысили на 10 процентов пенсии, но тут же повысили плату на коммунальные платежи (в Москве на четверть, в Ульяновской области, возглавленной генералом Шамановым, до 60 процентов), соответственно подорожал и хлеб - в Новосибирске на те же 10 процентов, чтоб пенсионеры не радовались, а где-то и побольше. Так что начало ничего хорошего не предвещало, ну а 1 февраля вызвало тошноту. ВОСХВАЛЯЕМЫЙ И ПРОКЛИНАЕМЫЙ В начале президентской карьеры Ельцина его день рождения считался 14 февраля. Почему запомнил? Многие сведущие карьеристы говорили мне: “О, у тебя тоже день рождения 14 февраля, как у Ельцина”. Слава Богу, нечистое совпадение - ушло, но зачем было темнить? Потом журналисты выяснили, что и родился он не в Бутке, а в соседнем селе. Плевать на эти мелкие неправды, но как символичны они для созданного на лжи и воровстве ельцинского государства! И вот 1 февраля, к 70-летию губителя СССР и мучителя России ,все телеканалы как с цепи сорвались! Мне вспомнилось, как 40 лет назад я, юный учащийся техникума, провожал свою однокурсницу Свету на Кропоткинскую, и рядом с метро мы вдруг увидели огромную афишу фильма “Наш дорогой Никита Сергеевич”. Посмеялись, слепили по снежку и закатали в улыбающуюся физиономию. Передавали фильм по телевидению - не помню, вообще юбилейная лента промелькнула незаметно, но ее при отставке генсека в 1964 году не забыли вплести в строку - мол, восхваление. А что же нам было делать при нынешней вакханалии? Ну, не кидаться же снежками во все телеприемники, потому что на всех каналах в лучшее время ухмылялась, кривилась, хмурилась одна и та же одутловатая физиономия под седой безупречной прической. Но она - единственно безупречное в облике этого человека. Когда ее не существовало, как видно по мозаике фотографий, это был
Стр.1
Мой_месяцеслов_2001_(2).pdf
Март-2001 Александр БОБРОВ МАРТ С КОШМАРАМИ И ВЕСНУШКАМИ Общественных гражданских идеалов, не связанных органически с идеалами нравственным, не существовало никогда, да и не может существовать. Ф.М. Достоевский Март - исход зимы, начало Великого поста - время упадка сил, усталости от русской стужи и непогоды. “Весной я болен”, - вздыхал Пушкин. “Выздоравливаю от зимы”, - вторила кумиру Цветаева. Но многие наши политики, депутаты, неугомонные общественные деятели повторяют который год, пожимая плечами, в ответ на обвинения в спонтанных, бредовых заявлениях и поступках: “А что вы хотите? - весна...”. Оправдывает сбрендивших только то, что и в другие сезоны их действия не более логичны и плодотворны. Март начался с клубящихся и развеивающихся кошмаров. Первого числа в Киеве разогнали митинг и снесли палаточный лагерь оппозиции, а через неделю разгромили штаб-квартиру УНА-УНСО, и Кучма публично проклял те националистические силы, которые помогли ему победить на грязных выборах. В Саудовскую Аравию было отправлено для совершения хаджа стоимостью в 1600 долларов на человека за счет нищего государства 300 поломниковмусульман исключительно из Чечни, где исчезли в частных карманах миллиарды бюджетных денег. (Прежде в “Артек” посылали отпрысков номенклатуры, но больше - талантливых или усидчивых отличников, а тут - кого и за какие заслуги?). В Молдавии на выборах пришли к власти коммунисты, и опешившие либеральные СМИ молча глотали воздух, а потом познеровская телепрограмма “Времена” первой стала горячо ставить молдавских коммунистов в пример российским: мол, те не против частной собственности, интернационализма, сотрудничества с Западом (они там что, с зимней печки свалились - а кто в КПРФ против?). Среди всего этого бреда, венцом которого стала позиция фракции “Единства” (мы горячо поддерживаем правительство, но будем голосовать за отставку его) вдруг светлыми весенними искрами засверкали восемь строк коломенской девчушки Натальи Патловой: У меня веснушки, Говорят ребята. Как весна, так снова Наташка конопата! Чем я виновата, Как им объяснить? Всех не может солнышко, Как меня, любить. Да, Наташа, большинство дядь и теть в нынешней России, обуреваемой силами тьмы, обделены любовью солнышка! Потому мало кто вспомнил, что тучи зла и предательства начали сгущаться ровно 10 лет назад, в погожем марте 1991 года. Об этой скорбной вехе я тоже думал. Вот так и проходил мой путь то под ясным, то под нахмуренным небом среди кошмаров и веснушек марта.
Стр.1
Мой_месяцеслов_2001_(3).pdf
Апрель-2001 Александр БОБРОВ ПОЛОВОДЬЕ И ПОЛОУМСТВО АПРЕЛЯ Мерило народа не то, каков он есть, а то, что считает прекрасным и истинным, по чем вздыхает. Ф.М. Достоевский В апреле наступает, по Михаилу Пришвину, весна воды после весны света - половодье на сдержанных равнинных реках, погружение льда на синеющих озерах, лужи на лесных и футбольных полянах. Ранняя Пасха расколола месяц пополам, аскеза поста сменилась ликованием праздника, темная сеть ветвей подернулась дымкой зелени. В общественной жизни тоже наблюдались какие-то внешние сломы: накануне Светлого Воскресения произошла смена шила на мыло в НТВ, был отпущен за огромные деньги (есть, оказывается, не на зарплату учителям) обвиненный в злоупотреблении деньгами Бородин, на “круглых столах” и в прессе, включая западную, завершилось обсуждение запоздалого послания президента России. И все обнажилось: вздувшиеся потоки, водовороты тугой воды, пороги на ровном месте вынесли мусор, размыли остатки обветшалых плотин, попугали народ, но половодье, вопреки прогнозам, сошло быстро и спокойно. А вот полоумье, которым был напоен месяц - первоапрельский смех на руинах, свистопляска вокруг НТВ, дурость толпы - до сих пор не схлынет. Гудит половодье в природе, Но истовость вод не гнетет - Страшит полоумье в народе, Оно-то - никак не спадет. ГОРЬКИЙ СМЕХ День грустного смеха, переходящего в нервный хохот, настал не 1 апреля (по народному месяцеслову - Дарья-грязные проруби: снег вокруг проруби теряет зимнюю белизну), а на день раньше, когда на Пушкинской площади состоялся субботний митинг в поддержку НТВ. Прямые включения выхватывали такие перлы выступавших, что показалось, будто мы вернулись на десятилетие назад. Интеллектуальный уровень либералов сошел, спал раньше естественного паводка, но каков уровень внимающих! Вот пузатенький Лукин тянется к микрофону и выкрикивает: “А кто не желает свободе добра - того не помянем добром!”. И эта ярость в Великий пост не вызывает отторжения толпы. Новодворская цитирует нафталинного Евтушенко, каламбурившего насчет светильников (светочей или осветительной аппаратуры?) и гасильников, но тут же выстраивает дикий ряд: Киселев, Гусинский, Шендерович - светильники, а Путин - гасильник. Но никто, включая Шендеровича, не иронизирует, не хохочет. Потом неистовая Валерия договаривается до зловещей фразы: “НТВ является национальной святыней”, но по тупым лицам жителей православной страны не пробегает даже тень вопроса: в каком ряду святынь и какая национальность имеется в виду? Наконец, львовянин Явлинский зловеще предрекает: “Будущее - за нами!”, но население потерпевшей поражение России (приговор друга яблочников - З.Бзежинского!) не сечет: за кем “за нами”?
Стр.1
Мой_месяцеслов_2001_(4).pdf
Май-2001 Александр БОБРОВ МАЯКИ И МАЙКИ МАЯ Нет выше идеи, как пожертвовать собственной жизнью, отстаивая интересы своих братьев и свое отечество. Ф. М. Достоевский Май настолько переполнен ликованием ожившей природы, старых и новых праздников, что эти немеркнущие слова Достоевского как бы тонут в сиянии медных труб, золотых хоругвей и разноцветных салютов. Между тем два главных праздника - День Победы и Праздник славянской культуры и письменности и в ХХ1 веке сияют, как маяки среди штормящего или унылого моря жизни, напоминая, что выше и действенней идеи - нет, что, вопреки всем наветам, русский народ, осененный ею, рождает подвижников и героев. При лунном и солнечном свете, В тревожный и радостный час И в третьем тысячелетье Победа сияет для нас. И вновь появляются в дыме Герои, презревшие смерть, Оставшиеся молодыми... Герои - не могут стареть! Однако вернемся от молодых праздников к старым, как мир, будням и горьким вопросам... ПИСАТЕЛИ-ЗЛОПЫХАТЕЛИ Почему “Момент истины” по мнению тех, кто варганит эту телепередачу, достигается не в споре и в перекрестье разных мнений, а в нагнетании подспудной или откровенной клеветы и озлобленности? Накануне майских праздников дважды вышла в эфир программа, в которой выступили писатели фронтового поколения - Б. Васильев, В. Астафьев, Д. Гранин, чьи постперестроечные взгляды на историю России, Отечественной войны досконально известны. Они снова повторили, что немцы воевали лучше нас, что СССР войну выиграл, завалив врагов трупами, что нечего праздновать, а тем более - нечем гордиться. Им никто - например, Ю. Бондарев, М. Алексеев или Е. Носов - не возразил, ни один серьезный исследователь не опроверг странной убежденности того же Васильева, что немцы упустили победу, потому что “кто-то из командующих, кажется, Кейтель, объявил положенный техосмотр танков” и сорвал взятие Москвы. Гудериан, который командовал фашистской танковой армией, об этом почему-то не знал и не написал в своей книге. Он, как выдающийся генерал (Васильев называет таковым предателя Власова) не ссылается банально на мороз и бездорожье, уважая подвиг и моральный дух противника. Кстати, сами немцы знали, что даже со взятием Москвы победу торжествовать - нельзя. Перед телекамерой программы “Победа завещана нам!” Иван Ильич Кривой, ветеран из Солнечногорска, снова рассказывал мне, что на 15-километровом участке Льялово-Красная Поляна наших войск не осталось, и немцы форсированно, без всяких техосмотров, пытались перерезать главные дороги на
Стр.1
Мой_месяцеслов_2001_(5).pdf
Июнь-2001 Александр БОБРОВ ЗОРИ И ПОЗОР ИЮНЯ У нас все ведь от Пушкина. Поворот его к народу в столь раннюю пору его деятельности до того был беспримерен и удивителен, представлял для того времени до того неожиданное новое слово, что объяснить его можно лишь если не чудом, то необычною великостью гения, которого мы, прибавлю к слову, до сих пор еще оценить не в силах... Ф.М. Достоевский ЗАВИСЕТЬ ОТ ЦАРЯ? Поворот к народу Пушкина, чей день рождения озаряет июнь, мы сегодня оценить тем более не в силах. Если во времена позднего Достоевского русская разночинная интеллигенция, выборные земские деятели, священнослужители и, наконец, сам царь-батюшка после освобождения крестьян пытались проводить и благословлять все реформы — от земельной до судебной — и нововведения в интересах самобытной России, ее многонациональных поданных, реформировали армию после позорной Крымской войны, вели войну за освобождение православных славян, поддерживали писателей и художников, композиторов (литфонд, передвижники, «могучая кучка»), выразивших народную душу, то нынешний июнь покрыл себя откровенным позором власть предержащих, который, казалось бы, должен обернуться народным проклятием. Ан нет... Карманная Дума даже в первом чтении не стала рассматривать Закон о борьбе с коррупцией, доказав всему «цивилизованному миру», что пропрезидентское «Единство», СПС, как союз неправых сил, фракция ЛДПР, лидер которой прямо и цинично заявил, что люди идут в политику только из-за денег и благополучия, и прочие группы «правдолюбцев» вкупе являются самым коррумпированным органом (или уже кланом?) в разворованной России. Президент Путин, чей взгляд становится вс1ѐ прямее и холоднее, наложил вето на поправки к Закону о пенсиях: денег, мол, нет. А вот на царскую резиденцию в Стрельне – находятся! Зависеть от царя, зависеть от народа — Не все ли нам равно ? Бог с ними. Никому Ответа не давать, себе лишь самому Служить и угождать; для власти, для ливреи Не гнуть ни совести, ни помыслов, ни шеи... Не гнуть позорно ни совести, ни помыслов, ни шеи! — вот завет всем, кто берется рассуждать или голосовать за интересы народа. Таких — все меньше. ЗВЕЗДА НАД МИХАЙЛОВСКОМ В первое воскресенье июня во всех пушкинских местах страны — не только кургузой РФ — проводятся праздники Поэта. Символично, что, в отличие от многих стран мира, где чтят заповедь Гете «Для того, чтобы понять поэта, надо побывать на его родине», у нас самые бездарные, почти ничего не говорящие сердцу торжества проводятся в Москве, которая не> может даже достойно увековечить с трудом найденное место рождения Гения в бывшей Немецкой слободе, а самые теплые и содержательно рассказывает о далеком прошлом Борис Козмин, издавший наконец-то свою книгу «Родом я, нижайший, из Африки...» в издательстве «Советский писатель», которое достойно представлял поэт Вячеслав Орлов.
Стр.1
Мой_месяцеслов_2001_(6).pdf
Июль-2001 Александр БОБРОВ ЖАРЫНЬ И ЖЕРТВЫ ИЮЛЯ Честный человек с тем и живет, чтобы иметь врагов. Ф.М. Достоевский В жарком июле, в период решающих битв за последние права русских людей, честных тружеников, будь они в расцвете сил или уже исчерпали их, уйдя на пенсию, циничные и подобострастные политики, а также соответственные СМИ из последних сил пытались представить оппозиционные и просто здравые силы державы как заклятых врагов прогрессивных реформ, поступательного движения в «цивилизованный мир». Как сказал, поморщившись, «медвежатник» Сергей Шойгу: «Если бы мы раньше объединились с «Отечеством», то не имели бы головной боли при принятии Земельного кодекса, нового КЗОТа, Пенсионной реформы, при проезде на работу по Охотному Ряду». То, что для большинства народа России является вопросом жизни и смерти, что заставляет честных людей наживать себе могущественных врагов, для обладателя всех мыслимых благ — от иномарок до особняка с бассейном — всего лишь досадная помеха, заслон из живого мусора по пути к светлому будущему для «медведя в кепке». ДУХОТА Как умилительно и победительно смеялись участники полуобъединительного съезда над этой пошловатой политшуткой Шойгу! Какая уверенность в своих, вернее, в президентских силах сквозила — любые противники не страшны. Порой и впрямь руки опускаются: ну чего колотиться? Железная поступь Кремля, какую бы там судьбу ни предрекал Березовский в Париже бывшему «другу Володе», кажется несокрушимой. Попробовал и я лично выступить в июле в духе отвергнутого варианта КЗОТа от имени коллектива телекомпании «Московия» с одним лишь вопросом к новым владельцам и руководителям компании: что ждет творческие силы редакции, каким целям они должны служить, каково положение и будущее канала? Так предстал со своими честными и естественными вопросами чуть ли не как прямой враг и поджигатель: мол, сидите и не петюкайте, как велит правительственноолигархический КЗОТ. Духота во всѐм! Удушливый июль принес неисчислимые трагедии и жертвы: падение самолетов гражданских и военных, пилотируемых асами и неподготовленными пилотами, паводки в Сибири, пожар на складе боеприпасов, расстрелы сослуживцев в карауле, солнечные удары и пьяные, как правило, утопления — только в Москве этим летом тонет от трех до двенадцати человек в сутки. Но большинство доверчивых россиян еще не догадываются, не почувствовали на своей шкуре, что все они стали жертвами антинародных законов, продавленных через предотпускную Думу. После марева жарыни и дымки лесных пожаров придет запоздалое просветление горизонта разума и взгляда на жизнь. Но, увы, для нас нет никаких уроков — ни исторических, ни преподаваемых лучшими, не сдающимися современниками. РУСОФИЛЫ Поразительное явление русской жизни: самыми рьяными хранителями нашего языка, народного творчества, коренного духа народного становились нерусские ученые и писатели: Даль, Шейн, Грот, Гильфердинг, Последний родился 170 лет назад, 2 текзг iHLJ! Появился иг, свет Ллекгатгар Ггваг-фердинг в
Стр.1
Мой_месяцеслов_2001_(7).pdf
Август-2001 Александр БОБРОВ ЛЕТОПИСЦЫ И БОРЗОПИСЦЫ АВГУСТА “Твои мне песни ветровые, как слезы первые любви...”. 7 августа 1921 года, 80 лет назад, в Петербурге скончался, угас, как свеча на холодающем ветру воспетой им революции, свирепой российской действительности, Александр Блок. А всего за десять лет перед этим, осенью 1911 года, он сделал мудрую запись в дневнике: “Писать дневник, или, по крайней мере, делать от времени до времени заметки о самом существенном, надо всем нам. Весьма вероятно, что наше время - великое и что именно мы стоим в центре жизни, т.е. в том месте, где сходятся все духовные нити, куда доходят все звуки... Мне скоро 31 год. Я много пережил лично и был участником быстро сменявших друг друга эпох русской жизни. Многое никуда не вписано и много безвозвратно потеряно”. Эти спокойные слова лирического летописца, сказанные без всякой рисовки, обращены ко всем нам. Вероятно, что и наше трагическое время - по-своему великое, что и мы стоим в центре жизни. И уж наверняка: мы участники быстро сменяющихся эпох русской жизни. Как сказал либеральный политолог, который, несмотря на малую тогдашнюю должность, якобы знал о готовящемся ГКЧП (“А как Горбачев мог не знать?”): через 75 лет произошла неизбежная контрреволюция, а теперь, мол, при Путине происходит контрконтрреволюция. Все борзописцы в одних упрощенных категориях мыслят, но, возомнив из себя граждан мира, пытаются представить нашу страну каким-то замкнутым котлом самогонного аппарата: что-то внутри бурлит, сменяется, вызревает - без всякого вмешательства извне. Но первач-то обжигающий, а то и убивающий, приходится пить не тем, кто это заваривал. Тем важнее, по Блоку, уловить сходящиеся нити и доходящие звуки в дневниках, заметках “о самом существенном”, письмах, чтобы складывалась летопись эпохи, вырисовывалась правда бытия и истории, которая, слава Богу, не подвластна продажным политиканам и придворным борзописцам. ПРОСТИ, ГЕННАДИЙ... В августе прошли сороковины со дня трагической гибели народного любимца, хранителя первозданной русской песни и гармони Геннадия Заволокина. Мы познакомились с ним еще до телевизионной известности в 1984 году - братьев Заволокиных пригласил на свой юбилейный вечер в Центральный Дом литераторов Виктор Федорович Боков. Торжества были широкие, поздравили мы великого песельника со сцены, а потом в ресторане знаменитого, но недоступного теперь Дубового зала продолжили праздник, попели лирические и озорные частушки от души. Кстати жена Бокова - Алевтина Ивановна - перепела, по нашему мнению, в частушках саму Людмилу Георгиевну Зыкину! До того тепло и песенно было на душе, что сразу мы как-то по молодости сошлись с Геной, спелись, обменялись адресами и потом посылали друг другу книги и рукописи частушек, которые собирали они с братом Сашей больше в Сибири, а я - на русском Севере.
Стр.1
Мой_месяцеслов_2001_(8).pdf
Сентябрь-2001 Александр БОБРОВ СВИТОК И СВИСТОПЛЯСКА СЕНТЯБРЯ “Что может быть фантастичнее и неожиданнее действительности? Что может быть даже невероятнее иногда действительности? Иногда романисту не представить таких невозможностей...” Ф. М. Достоевский Шуршат опавшие листья, шелестят газетные полосы со страшными фотографиями и репортажами, но продолжают медленно листаться страницы вечных книг... В пяти американских фильмах последних лет рушились нью-йоркские небоскребы, а в одном из них - исчезал сам город на Гудзоне, а штатовцы - посмеивались или делано вскрикивали. Но даже извращенные киношники не могли “представить себе таких невозможностей”, - как сказал русский писатель. На открытии 14-ой Московской международной книжной ярмарки, проходящей по традиции в начале сентября, все ждали прибытия премьерминистра Касьянова. Он прибыл и выступил. Из туповатого спича телеканалы пытались хоть что-то выбрать. Увы... Мне запомнился один пассаж: “Правительство тоже читает... Но мы читаем более серьезные бумаги...”. Более серьезные, чем книги Пушкина, Достоевского, Толстого? Смешно и страшно. Впрочем, о великих и безликих премьер-министрах России ХХ века и первых людях государства, злободневных и вечных писателях - разговор впереди. ВЗОРВАННЫЕ МИРЫ Конечно, любому остро реагирующему публицисту сентябрьские заметки пристало начинать с черной даты на золотом свитке бабьего лета. Но, слава Богу, прошло уже более 9 дней, и можно опустить пространные соболезнования. Да это и ни к чему русским, которые не раз демонстрировали свою отзывчивость чужому далекому горю. Во время Гражданской войны изможденные девочки при отсвете пожаров пели под шарманку: Трансваль, Трансваль, срана моя, Ты вся горишь в огне. Моя... Любая горящая страна - своя в православном сердце. Без всяких всхлипываний и завываний сорокиных и киселевых люди пошли к американскому посольству со свечами, как раньше они приходили сюда же с плакатами: “Нет - американскому фашизму!”. Но тогда, во время преступных бомбежек Югославии, демонстрации быстро разогнали: видите ли, три мужика в форме пытались выстрелить из “Мухи” по огромному зданию посольства, а чеченский подросток (“худощавый, рост 157”) из куда более тяжелого орудия противовоздушной обороны сумел сбить вертолет с генералами в центре Грозного и унести ноги. Правда, и тех троих провокаторов - не “нашли”. Несмотря на шквал репортажей, ток-шоу, статей и комментариев, далеко не все поняли: что же произошло? Первым - (как-то неуверенно и невнятно) высказался президент России. Вторым - по нашим информационным каналам - президент США Буш-младший. Он произнес ключевую фразу: “Пусть рушатся все
Стр.1
Мой_месяцеслов_2001_(9).pdf
Октябрь-2001 Александр БОБРОВ ГРАНИ И РАНЫ ОКТЯБРЯ “Я не хочу такого общества научного, где бы я не мог делать зла, а такого именно, чтоб я мог делать всякое зло, но не хотел его делать сам”. Ф.М. Достоевский Говоря об “обществе научном” великий писатель имел в виду схематичный социализм “французского образца”, сегодня он так назвал бы западное либерально-демократическое общество, члены которого готовы, коль это позволено и обосновано, “цивилизованно” приносить зло, убивать, не раскаиваясь, женщин и детей. В нынешнем октябре бомбы и ракеты, пропагандистские клише и зловещие новости сыпались гуще листвы. У нас издавна октябрь назывался листопадником, листопадом. Такое его имя до сих пор сохранилось в Сербии и Хорватии. Наверное, оно самое точное, самое воспринимаемое для славянской души и сентиментального взора: вот стоит тепло долгого бабьего лета, листья набирают яркость червоннолимонных красок, но держатся , радуют взгляд. И вдруг - зримая грань осени: от первых же холодных ветров и дождей — резко полетели, закружились, устлали ковром остывшую землю, засыпали асфальт. Так и в нашей действительности — все внезапно, рывками, как будто бы необъяснимо... Откроем лист календаря 4 октября. В 1522 году Иван Грозный торжественно вступил в покоренную Казань, но в этот же день 1610 года с помощью четырех бояр-изменников войска Лжедмитрия II заняли Москву, таясь “аки тать в ночи”. В 1812 году 4 октября Михаил Кутузов совершает свой гениальный Тарутинский маневр, выводя русскую армию из-под удара и сберегая каждого солдата, а в 1993 году в этот день из танковых орудий в упор жестоко ельцинской кликой расстреливается Белый дом и сотни сограждан. Кажется порой, что политики специально заглядывают в календарь, чтобы показать всю жестокость и весь цинизм политических решений и символических совпадений. От этого раны октября - еще больнее и глубже. СТЕРВЯТНИКИ Октябрьские телеэкраны и полосы газет были настолько переполнены репортажами и сообщениями из истекающего кровью и ненавистью Афганистана, что тут нечего добавлять. Вспомним только, что еще 15 февраля 2001 года, на 12-ую годовщину вывода советского ограниченного континента из Афганистана, ни одна телепрограмма, кроме “Московии”, не вспомнили об этом событии, о традиционном вечере в Колонном зале, не обратилась к воспоминаниям и опыту “афганцев”. А теперь вот слетелись, раскаркались, как воронье. Показывать-то нечего, кроме картинок с цензурой CNN или более откровенным видеорядом арабской Аль Джазиры. Российские телевизионщики сидят в Термезе, снимая издалека сильными объективами афганскую границу, в тылу Северного альянса и демонстрируют эффект присутствия, свежих новостей и полного отсутствия анализа, публицистики. Что скажут официальные лица - то и повторяют, демонстрируют весомость роли России в регионе, ее растущий
Стр.1
Мой_месяцеслов_2001_(10).pdf
Ноябрь-2001 Александр БОБРОВ НЕПРИМИРИМОСТЬ НОЯБРЯ ... Чем сильнее и самостоятельнее развились бы мы в национальном духе нашем, тем сильнее и ближе отозвались бы в европейской душе и, породнившись с нею, стали бы тотчас ей понятней... Нас сочтут тогда за людей, и не за международную обшмыгу, не за стрюцких европеизма, либерализма и социализма. Ф.М. Достоевский Эти страстные, но, похоже, несбыточные сегодня слова гениального Достоевского, 180 лет со дня рождения которого почти незаметно было встречено 11 ноября, взяты из горькой статьи “Мы в Европе лишь стрюцкие”, т.е. люди второго сорта. Изменилось ли что-нибудь за полтора века противостояния и взаимодействия с Западом? К чему подошла Россия, победившая фашизм и спасшая эту самую Европу от гибели, в начале ХХ1 века? Увы, к тому, что нас опять стали принимать за “международную обшмыгу” и стрюцких уродливого либерализма. Приближенные к Кремлю политологи и прозападные обозреватели восславили техасскую середину ноября как прорыв и торжество России. Однако, ничто не продемонстрировало так наглядно нашу второсортность, как полное небрежение ТВ к юбилею великого писателя-провидца и натужное или ерническое “празднование” так называемого Дня примирения и согласия в СМИ, подконтрольных власть и богатство имущим. РУССКИЕ СОЦИАЛИСТЫ В первый день ноября, 180 лет назад, так же, как и Достоевский, родился его ровесник, идейный учитель Михаил Петрашевский - русский революционер, социалист-утопист, который выступал за демократизацию политического строя в стране и освобождение крестьян с землей. В разночинный кружок петрашевцев пришел молодой писатель, триумфально открывший “Петербургский сборник” Некрасова в январе 1846 года первым романом “Бедные люди”. Восторженный Белинский восклицал: “Честь и слава молодому поэту, муза которого любит людей на чердаках и в подвалах и говорит о них обитателям раззолоченных палат: “Ведь это тоже люди, ваши братья!”. Этакий идеализм критика - революционного демократа воспринимался бы сегодня обитателями раззолоченных палат как бред романтика. Но сам молодой писатель не обольщался, не довольствовался лишь “мечтательством “Белых ночей” и сентиментальным натурализмом ранних произведений, а стал членом революционного кружка, участвовал в организации тайной типографии для печатания воззваний к крестьянам и солдатам. В апреле 1849 Достоевский был арестован вместе с другими петрашевцами, 123 человека оказались под следствием, сам он провел 8 месяцев в Алексеевском равелине Петропавловской крепости, где проявил мужество и, скрывая многие факты, пытался смягчить участь товарищей, за что и был признан следствием “одним из важнейших” среди петрашевцев. Приговор военно-судовой комиссии гласил: “... Отставного инженер-поручика Достоевского за недонесение (так что эта формулировка применялась задолго до дела Николая Гумилева в ЧК) о распространение преступного о религии и правительстве письма литератора Белинского и злоумышленного сочинения поручика Григорьева, - лишить... чинов,
Стр.1
Мой_месяцеслов_2001_(11).pdf
Декабрь -2001 Александр БОБРОВ МОСТ И МЕСТЬ ДЕКАБРЯ Не понимают они и не знают, что если мы захотим, то нас не победят ни жиды всей Европы вместе, ни миллионы их золота, ни миллионы их армий. Ф.М. Достоевский. “Дневник писателя”. Клянусь Богом, не хотел я в заключительном месяце года, в Рождественский пост, даже в позорно отмеченный юбилейный год 180-летия Достоевского этих строк цитировать, будто заведомо обострять исторические переклички, переносить на свой адрес обвинения в раздраженности нервного гения, а тем более в сочувственном внимании к излишне резким его высказываниям (у нас ведь как? - процитировал к месту, внимательно вчитался, значит - в союзники набился!). Честно признаюсь, что открещиваюсь от его наивной убежденности и заявлю: не верю сей посрамленной сентенции. Или уж очень не хотим... Не разделяя убежденности и победительности Достоевского, все-таки приходится внимательно прислушиваться если “ко всем жидам Европы”, то к конкретному, например, герою телеэкранов, сыну ельцинизма - Березовскому... Кто он - этот демон или шут, которому дозволено выкрикивать и выблеивать все? Реальный хозяин политики или придуманный умопомрачитель? Скучно гадать - он становится коллективным, как Распутин. Ну все каналы декабря - от государственного РТР до пугачевской “Московии” были им забиты - в свитерках и лапсердаках, на фоне Капитолия и Темзы. Надуваемого, как рождественского поросенка Павловского, уж не знают, что спросить и выдают вопрос запредельный: “Вам по-человечески с кем общаться приятнее - с Путиным или Березовским?”. Весь этот бред кончается всегда предсказаниями Березовского о сроках отставки Путина. Вот я от отчаяния, что ли, и ввернул раздраженный пассаж Федора Михайловича, чтобы отмахнуться, как от мухи. А более пафосный, заранее найденный перл для конца заметок приберег. СТЕКЛЯННЫЙ СВОД Вообще декабрьские настроения, ну и заметки соответственно, можно было бы уподобить стеклянному мосту над вставшей речкой. Все хрупко, звонко, сверкающе и как-то видно выпукло, с наплывом - хоть вглубь, хоть у зеленоватых основ. И речи гулкие разносятся, и слова доверительнные внятно слышны, а вот поверить и ступить - боязно, движения резкого сделать - нельзя. Водоросли - вмерзли, рыбы живые - в ямы свалили и только пузыри экранно переливаются. А в каждом - то Швыдкой, то Познер, то Павловский, то Хакамада, то Лукин, то Немцов. Теперь еще очень часто - министр обороны Иванов то в сиреневом, то в голубом галстуке. Можно и не прислушиваться к заявлениям, растолкованиям, рапортам - все заведомо верно! Один вопрос на закрепчавшем ветру: куда скользим? Что в теплых кулуарах, как говорится, “за стеклом”? и на горячих домашних приемах происходит? Посвистывает ветер в ответ: ступай, мол, куда велят - только голос Березовского с бесконечной интонацией человека, страдающего недержанием, будто из “Кукол” доносится, к мести призывает...
Стр.1