Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 472963)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Данные о политическом обществе

0   0
Первый авторБестужев-Рюмин Михаил Павлович
Страниц3
ID2806
Кому рекомендованоПублицистика
Бестужев-Рюмин, М.П. Данные о политическом обществе : Статья / М.П. Бестужев-Рюмин .— 1826 .— 3 с. — Публицистика

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Данные о политическом обществе И дум высокое стремленье... <...> Н. А. Арзуманова; примечания И. А. Мироновой.-- М., "Советская Россия", 1980 (Библиотека русской художественной публицистики) OCR Бычков М. Н. <...> По возвращении с театра войны среди гвардейцев образовалось Тайное общество с целью введения конституционного порядка посредством вооруженной силы. <...> Это Общество имело отделения в армии и среди дворянства обеих столиц и даже в провинции. <...> Поскольку не ограничивались приемом людей просвещенных и принимался туда всякий недовольный, число членов стало столь значительно, что оказалось необходимым созвать съезд в Москве1, чтобы определить точно цель, к которой стремились, средства, которыми располагали, и те, которые можно было приобрести. <...> По предложению Тургенева большинством было постановлено, что вводимое правительство будет республиканским, по образцу Соединенных Штатов, но при условии сохранения территориальной неделимости. <...> Одни хотели избавиться от царя, а оставшихся членов царствующей семьи выслать за границу; другим внушало отвращение пролитие крови императора, и Сергей Муравьев написал тогда речь, в которой он сильно восставал против замышляемого убийства. <...> Предложение было отклонено под предлогом, что открытое восстание повлекло бы за собой несомненно гражданскую войну. <...> Реорганизация, которую хотели провести в Обществе, еще более ожесточила умы; наконец, под предлогом, что правительство все открыло, решили разойтись, а Общество было объявлено распущенным. <...> На юге Пестель протестовал против этого роспуска и реорганизовал Общество по новому плану 2. <...> Цель осталась та же, но Пестель заставил принять большинством искоренение царской семьи. <...> Сергей Муравьев вернулся и принял меня на киевских контрактах в 1823 г. Мы тотчас же выразили протест против истребления, и я написал речь об опасности кровавых мер (речь известна всему Обществу). <...> С того времени снова начались разногласия, которые оставались <...>
Данные_о_политическом_обществе.pdf
M. П. Бестужев-Рюмин Данные о политическом обществе И дум высокое стремленье... / Сост. Н. А. Арзуманова; примечания И. А. Мироновой.-- М., "Советская Россия", 1980 (Библиотека русской художественной публицистики) OCR Бычков М. Н. По возвращении с театра войны среди гвардейцев образовалось Тайное общество с целью введения конституционного порядка посредством вооруженной силы. Это Общество имело отделения в армии и среди дворянства обеих столиц и даже в провинции. Поскольку не ограничивались приемом людей просвещенных и принимался туда всякий недовольный, число членов стало столь значительно, что оказалось необходимым созвать съезд в Москве1, чтобы определить точно цель, к которой стремились, средства, которыми располагали, и те, которые можно было приобрести. По предложению Тургенева большинством было постановлено, что вводимое правительство будет республиканским, по образцу Соединенных Штатов, но при условии сохранения территориальной неделимости. Особенно способы действия вызвали упорные дебаты. Одни хотели избавиться от царя, а оставшихся членов царствующей семьи выслать за границу; другим внушало отвращение пролитие крови императора, и Сергей Муравьев написал тогда речь, в которой он сильно восставал против замышляемого убийства. В ней он предлагал овладеть доверием войск, захватить Москву и провозгласить там новый порядок. Предложение было отклонено под предлогом, что открытое восстание повлекло бы за собой несомненно гражданскую войну. Спорили столько, что кончили непониманием друг друга. Реорганизация, которую хотели провести в Обществе, еще более ожесточила умы; наконец, под предлогом, что правительство все открыло, решили разойтись, а Общество было объявлено распущенным. На юге Пестель протестовал против этого роспуска и реорганизовал Общество по новому плану2. Оно переформировалось также и в Петербурге. Одна вента сформировалась и в Москве. Большое число членов было устранено. Другие же не возвратились совсем в Общество. Цель осталась та же, но Пестель заставил принять большинством искоренение царской семьи. Сергей Муравьев вернулся и принял меня на киевских контрактах в 1823 г. Мы тотчас же выразили протест против истребления, и я написал речь об опасности кровавых мер (речь известна всему Обществу). С того времени снова начались разногласия, которые оставались до конца и производили множество столкновений. В Тульчине подчеркнуто рассматривали нас скорее как союзников Общества, нежели как составную его часть. Направление второй Главной управы, во главе которой мы были, не нравилось. Когда-нибудь станет известно, что Сергей Муравьев и я постоянно были умеренными членами в Обществе. В тот же год мы поехали в Бобруйск, где приняли Швейковского3 и Норова4 (который в одно и то же время оставил Общество и службу). Узнав, что император5 будет делать смотр войскам, мы решили захватить его, заставить его подписать отречение, держать его под стражей и итти немедленно на Москву, увлекая по пути войска и осведомляя о себе народ прокламациями. Царствующий ныне государь6 также должен был быть арестован. Так как нас было только четверо в отделении, то я поехал в Москву с письмами к Михаилу Фонвизину и Михаилу Муравьеву, чтобы снова связать их с Обществом и привлечь нескольких молодых людей, которые прибыли бы в Бобруйск почти одновременно с императором и были бы включены в полки на предмет произведения арестов. Я не нашел в городе никого из тех, к кому я был направлен, и вернулся, говоря, что наш проект не может быть выполнен в этом году. 1824 год прошел без какого-либо другого выдающегося события, кроме нашего союза с поляками7 (о котором я буду говорить особо). Однако Общество делало успехи. В 1825 году, услышав, как говорили, что император будет проводить смотр нашего корпуса, мы снова взялись за наш Бобруйский проект, но, уступая настояниям Директории и желанию большинства членов, мы согласились принести в жертву императора. Но мы держались твердо sa изгнание, но не за искоренение остальной семьи (это дело известное). Прибыв в лагерь, мы узнали от Тютчева, бывшего семеновца, что существовало Общество под
Стр.1