Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 468702)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Петербург

0   0
Первый авторБелый Андрей
Страниц255
ID2654
АннотацияРоман в восьми главах с прологом и эпилогом. Первая (большая) редакция.
Кому рекомендованоРоманы
Белый, А. Петербург : Роман / А. Белый .— 1913 .— 255 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Мозговая игра" под заглавием "Петербург" задумывалась как именно такая книга. <...> Все на свете построено на контрастах..." -- формулирует террорист и философ Дудкин. <...> У сына Николая, студента, почитателя Канта, напряженные отношения с отцом, сложный роман с женой друга Софьей Петровной Лихутиной. <...> И вот он получает от подпольщика Дудкина бомбу-сардинницу, а от провокатора Липпанченко -- письмо с приказом подложить ее в спальню отца. <...> Труп в романе появляется, но это заслуженное возмездие: впавший в безумие Дудкин убивает Липпанченко. <...> Иерархию смыслов контрастно демонстрирует сцена встречи Аблеухова с вернувшейся супругой. <...> На его двойной связи с Гоголем особенно настаивал Белый: "Аполлон Аполлоно-вич соединяет в себе обе темы "Шинели": он в аспекте "министра" -- значительное лицо; в аспекте обывателя -- Акакий Акакиевич...В личном общении Аблеухов, как и Башмачкин, идиотичен, косноязычен, напоминая Башмачкина цветом лица" ("Мастерство Гоголя"). <...> Обстоятельства рождения Аблеухова-младшего отчетливо рифмуются уже с "Братьями Карамазовыми", с любимыми Достоевским любовью-ненавистью, тайнами и скандалами: "Аполлон Аполлонович Аблеухов, уже статский советник, совершил гнусный, формою оправданный акт: изнасиловал девушку; насильничество продолжалось года; а в одну из ночей зачат был Николай Аполлонович -- между двух разнообразных улыбок: между улыбками похоти и покорности; удивительно ли, что Николай Аполлонович стал впоследствии сочетанием из отвращения, перепуга и похоти? <...> Террорист Дудкин многократно сопоставлен с бедным Евгением из "Медного всадника" и -- с другой стороны -- продолжает ряд "новых людей" в литературе шестидесятников и семидесятников, вплоть до странных "подпольных революционеров" Л. Андреева <...> Не Аполлон Аполлонович дошел до мысли обозначить полочки и ящики комодов направлениями земного шара: север, юг, восток, запад, а отец, уезжающий в Одессу, Казань, Киев председательствовать, устанавливая <...>
Петербург.pdf
Источник: Андрей Белый; "Петербург", Роман. Изд-во: "Кристалл", Санкт-Петербург, 1999. OCR и вычитка: Давид Титиевский (davidtit@land.ru), Хайфа, 28 января 2003. Корректура: Александр Белоусенко, 1 марта 2003. ПЕТЕРБУРГ Роман в восьми главах с прологом и эпилогом Андрей Белый. Петербург / Роман.-- СПб. ООО "Издательство "Кристалл"", 1999.-- 976 с., илл. Текст романа воспроизводится по изданию: Андрей Белый. Петербург. Роман в восьми главах с прологом и эпилогом. М.: Наука, 1981, специально подготовленному для серии "Литературные памятники" Л. К. Долгополовым. Выявленные ошибки и опечатки академического издания устранены. ПРЫЖОК НАД ИСТОРИЕЙ ("Петербург" А. Белого) Только камни нам дал чародей, Да Неву буро-желтого цвета, Да пустыни немых площадей, Где казнили людей до рассвета. А что было у нас на земле, Чем вознесся орел наш двуглавый, В темных лаврах гигант на скале, -Завтра станет ребячьей забавой. И. Анненский. 1910 На тебя надевали тиару -- юрода колпак, Бирюзовый учитель, мучитель, властитель, дурак! Как снежок по Москве, заводил кавардак гоголек, Непонятен--понятен, невнятен, запутан, легок. Конькобежец и первенец, веком гонимый взашей Под морозную пыль образуемых вновь падежей. О. Мандельштам. 1934 Мысль сама себя мыслит. Книга сама себя пишет: "оттуда, из этой вот точки, несется потоком рой отпечатанной книги". И конечно, несет в себе принцип собственного прочтения. "Мозговая игра" под заглавием "Петербург" задумывалась как именно такая книга. "Все на свете построено на контрастах..." -- формулирует террорист и философ Дудкин. Контрасты, действительно, -- исходная установка, композиционный принцип "Петербурга". Фабула вещи на первый взгляд проста и привычна для семейного романа. Случился скандал в благородном семействе Аблеуховых. Два с половиной года назад сбежала из дома жена с заезжим музыкантом. Муж, крупный чиновник, сенатор, страдая, тем не менее привычно исполняет свои обязанности: ездит в департамент, сочиняет циркуляры, натужно шутит со слугами и видит по ночам кошмарные сны. У сына Николая, студента, почитателя Канта, напряженные отношения с отцом, сложный роман с женой друга Софьей Петровной Лихутиной. Вечная семейная история о странной любви, измене и враждебности близких людей осложнена современным материалом. Когда-то Аблеухов-младший необдуманно дал слово принять участие в террористическом акте. И вот он получает от подпольщика Дудкина бомбу-сардинницу, а от провокатора Липпанченко -- письмо с приказом подложить ее в спальню отца. В конце концов все завершается благополучно. Беглая жена возвращается и получает прощение. Отец и сын примиряются и вспоминают о прежней любви. Бомба все-таки взрывается, но никому не причиняет вреда. Труп в романе появляется, но это заслуженное возмездие: впавший в безумие Дудкин убивает Липпанченко. Все эти драмы и страсти происходят в последний день сентября и несколько сереньких октябрьских деньков девятьсот пятого года. Им аккомпанируют забастовки и митинги, демонстрации и прокламации.
Стр.1