Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 474748)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Москва в Париже

0   0
Первый авторБальмонт Константин Дмитриевич
Страниц2
ID2058
Кому рекомендованоПроза
Бальмонт, К.Д. Москва в Париже : Рассказ / К.Д. Бальмонт .— 1925 .— 2 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Константин Бальмонт Москва в Париже Бальмонт К. Д. <...> —Волж. кн. изд—во, 1990 OCR EBMKOB M.H. mailto:bmn@lib.ru Иногда во сне снятся мне белые птицы. <...> Такие сны посещают меня редко, и я всегда просыпаюсь счастливый и бодрый после свиданья в сновидении с белой птицей. <...> Целый день проходит у меня под знаком доброй приметы, все удается дело, и встречи, и замыслы. <...> Душа целый день в порядке и внутренней сосредоточенности. <...> Три дня тому назад я проснулся рано утром, прислушался к грохоту парижской улицы, но он мне показался уравномеренным. <...> Белые птицы, множество белых птиц, Mamba И побольше, весь воздух Парижа белый, и сонмы вьюшихся белых крыльев. <...> Как в Москве — сто лет тому назад — сто лет? — меньше и много более, ак в Москве, что бьша на иной планете нашей жизни, когда Слово не бьшо еще растоптано, а честность и доброта были совсем неудивительной повседневностью, — крутился тихий снежньй вихрь, шел снег, падали снежинки, и вились, обнимались, целовались, прилетали, улетали, танцевали, веяли, падали не падали, таяли в воздухе летучие хлопья, веселились белые снежинки, и две из них таяли, а двадцать две не таяли, затянулись парижские крыши бельшш московскими коврами. <...> Московия — она ведь белая, моя Москва зовется Белокаменной. <...> А в снеге не только снежинки, а тайны и клады, и свежесть, и радость, и откровения неожиданностей. <...> От улицы к улице идет и ведет белая метель. <...> От дома до дома сквозь окна, затянутые белыми узорами, — созидатели радужных видений, ерекликаются огни и зовут: "Приди, у нас уютно, тебе рады. <...> От месяца к месяцу бельй хоровод, снеговое небо, оснеженная земля, захваченньй снежинками воздух, захваченная вьюгой душа, на полгода в горностаевой шубке, на пять и на шесть месяцев, щеки румяные, в сердце истома, ждешь не дождешься счастья — придет? не придет? — с холода войдешь в тепло, озябнешь — согреешься, подождешь—подождешь, разогреешься, растомишься — и тянет уйти в морозную ночь. <...> Неужели душа была в красоте, но красота не овладела <...>
Москва_в_Париже.pdf
Константин Бальмонт Москва в Париже ---------------------------------------------------------------------------Бальмонт К. Д. Стозвучные песни: Сочинения (избранные стихи и проза). - Ярославль: Верх.-Волж. кн. изд-во, 1990 OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru ---------------------------------------------------------------------------Иногда во сне снятся мне белые птицы. Такие сны посещают меня редко, и я всегда просыпаюсь счастливый и бодрый после свиданья в сновидении с белой птицей. Целый день проходит у меня под знаком доброй приметы, все удается - и дело, и встречи, и замыслы. Душа целый день в порядке и внутренней сосредоточенности. Не мечется, не рвется, довольна, знает, вполне убеждена. Белая птица никогда меня не обманывает. Три дня тому назад я проснулся рано утром, прислушался к грохоту парижской улицы, но он мне показался уравномеренным. Я отдернул занавеску - и замер в восторге. Белые птицы, множество белых птиц, малых и побольше, весь воздух Парижа белый, и сонмы вьющихся белых крыльев. Уже не во сне, а наяву. И наяву снятся сны убедительнейшие. Как в Москве - сто лет тому назад - сто лет? - меньше и много более, - как в Москве, что была на иной планете нашей жизни, когда Слово не было еще растоптано, а честность и доброта были совсем неудивительной повседневностью, - крутился тихий снежный вихрь, шел снег, падали снежинки, и вились, обнимались, целовались, прилетали, улетали, танцевали, веяли, падали не падали, таяли в воздухе летучие хлопья, веселились белые снежинки, и две из них таяли, а двадцать две не таяли, затянулись парижские крыши белыми московскими коврами. Московия - она ведь белая, моя Москва зовется Белокаменной. От храма до храма в ней белый свет. От крыши до крыши белый сугроб. Крыши иногда проваливались. А все-таки в душе глядящей - от таких сугробов на крышах - становилось полетно и легко. Московия вся в Москве. А Москва вся в снегу. А в снеге не только снежинки, а тайны и клады, и свежесть, и радость, и откровения неожиданностей. От улицы к улице идет и ведет белая метель. От дома до дома сквозь окна, затянутые белыми узорами, - созидатели радужных видений, - перекликаются огни и зовут: "Приди, у нас уютно, тебе рады. Пожалуйте, милости просим". От месяца к месяцу белый хоровод, снеговое небо, оснеженная земля, захваченный снежинками воздух, захваченная вьюгой душа, на полгода в горностаевой шубке, на пять и на шесть месяцев, щеки румяные, в сердце истома, ждешь не дождешься счастья - придет? не придет? - с холода войдешь в тепло, озябнешь - согреешься, подождешь-подождешь, разогреешься, растомишься - и тянет уйти в морозную ночь. Идешь. Глядишь. Слушаешь собственный шаг. А мысли - в уровень со звездным небом. Неужели это было, это быль, а не сказка? Неужели душа была в красоте, но красота не овладела миром, а запуталась в случайном, забилась, в собственных силках, порвала их, вырвалась, улетела, растаяла, гонись не догонишь, лови не поймаешь, не узнаешь, где и ловить, куда направить гон своя. Мчись без путей, все дороги - путь. Скользкий, тяжелы", неведомый, неопределимый, неопределенный. Знаешь только одно: все дороги - путь, приводящий к мокрой липкости, к грязи. А если не грязь, значит - холод покрепчал. Морозит. Слава богу. Хоть вовсе замерзнуть, но только бы без грязи Веселая прихоть приснившейся белой птицы, которая из сновидения перепорхнула в длительную явь. И летит. А летя, заворожила шумы огромного Города и сделала их уравномеренными. Самокаты - чудовища злые, когда налетают на живых, но что до себя, они острожные. То ли они боятся, что от московского мороза на парижских улицах подло-мягкие шинные лапы их растрескаются, то ли им жутко от возможности раскатиться по остеклевшей плоскости и со всего размаха хватиться о столб, но неуютные чудовища уменьшились в числе чрезвычайно, попрятались мерзкие зверюги, а если тащатся кое-где, то с размерной осторожностью. Скорее туда, где их вовсе нет. В издавна привычный малый парк Мюэтт, в колыбель одиноких мечтаний, в Молчальницу. И в ставший тихим, и ставший звонким, и ставший белым Булонский лес. Ну и город, ну и людишки. Город по-московски побелел, стал весь красивым, спрятал свой всегдашний серый цвет под благороднейшим, под цветом белых роз и видений, мгновенной игрою раскинул везде, разбросал снежные
Стр.1