Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 471109)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Марина Цветаева. Письма к М. А. Волошину

0   0
Первый авторВолошин Максимилиан Александрович
Страниц25
ID12539
Кому рекомендованоВоспоминания и переписка
Волошин, М.А. Марина Цветаева. Письма к М. А. Волошину : Статья / М.А. Волошин .— 1923 .— 25 с. — Мемуары

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Марина Цветаева Письма к М. А. Волошину Публикация В. П. <...> Волошин сразу оценил и полюбил поэзию молоденькой Марины Цветаевой, пригрел ее", -- писал Илья Эренбург. <...> 1 Действительно, отзыв Максимилиана Александровича о сборнике начинающей поэтессы был не только первым, но и самым доброжелательным. <...> Для обостренно самолюбивой Цветаевой такое ободрение было крайне важно. <...> я обязана первым самосознанием себя как поэта", -отмечала она в 1932 г.2 Большую роль в жизни М. И. Цветаевой (1892--1941) сыграла и дружба с Волошиным. <...> Максу я обязана крепостью и открытостью моего рукопожатия и с ними пришедшему доверию к людям. <...> Объектом своеобразного преклонения стала для нее мать Волошина, Елена Оттобальдовна (1850--1923), женщина, по ее словам, "человеческой и всякой исключительности, самоценности, неповторимости". <...> 10 Таким же событием, "как Макс", оказалась в жизни Цветаевой встреча с поэтессой Аделаидой Герцык. <...> 11 В Коктебеле под эгидой "Макса" Цветаева познакомилась с А. Н. Толстым, там же началась, по сообщению А. С. Эфрон, ее дружба с Н. В. Крандиевской и состоялась ее первая встреча с О. Мандельштамом <...> Сам Коктебель, обетованная земля для многих поэтов, был еще одним бесценным "даром" Волошина. <...> 30 августа 1921 г. Цветаева пишет его матери: "Коктебель 1911 г. -- счастливейший год моей жизни, никаким российским заревам не затмить того сияния". <...> Одно из лучших мест на земле", -определяет она это выжженное, дикое побережье в 1931 г.12 И где-то в конце тридцатых годов, уже "подводя итоги", поставит Коктебель в ряд с лучшими воспоминаниями жизни: "Таруса... <...> Коктебель да чешские деревни -- вот места моей души". <...> Общими были у них и непреклонная верность своим убеждениям и беспредельная любовь к поэзии. <...> Коктебельское лето 1911 г. было для Цветаевой неповторимым, но не единственным. <...> Тесковой она говорила, что обязана Волошину "целым рядом блаженных лет (от лето) в его прекрасном суровом Коктебеле". <...> 14 Но первое знакомство <...>
Марина_Цветаева._Письма_к_М._А._Волошину.pdf
Марина Цветаева Письма к М. А. Волошину Публикация В. П. Купченко Ежегодник рукописного отдела Пушкинского дом на 1975 год Л., "Наука", 1977 OCR Бычков М.Н. "Волошин сразу оценил и полюбил поэзию молоденькой Марины Цветаевой, пригрел ее", -- писал Илья Эренбург.1 Действительно, отзыв Максимилиана Александровича о сборнике начинающей поэтессы был не только первым, но и самым доброжелательным. Для обостренно самолюбивой Цветаевой такое ободрение было крайне важно. "М. Волошину я обязана первым самосознанием себя как поэта", -отмечала она в 1932 г.2 Большую роль в жизни М. И. Цветаевой (1892--1941) сыграла и дружба с Волошиным. "Макс в жизни женщин и поэтов был providentiel...3 -- писала она. -- Когда женщина оказывалась поэтом, или, что вернее, поэт -- женщиной, его дружбе, бережности, терпению, вниманию, поклонению и сотворчеству не было конца".4 Не избалованная человеческой теплотой, благодарная за каждое ее проявление, Цветаева пронесла глубокое уважение и дружеское чувство к Волошину через всю жизнь, воздав должное его памяти в очерке "История одного посвящения",5 в стихотворном цикле "Ici haut"6 и, наконец, в блестящих по глубине проникновения воспоминаниях "Живое о живом",7 несомненно лучших из всего написанного о Волошине. В этих произведениях Цветаева сама перечислила "дары", которые получила от своего старшего друга. Первым -- главным -- из этих "даров" было доверие к людям. "Максу я обязана крепостью и открытостью моего рукопожатия и с ними пришедшему доверию к людям. Жила бы как прежде -- не доверяла бы, как прежде; может быть, лучше было бы -- но хуже".8 Волошину Цветаева обязана также целым рядом друзей. Она писала об этом его призвании "сводить людей, творить встречи и судьбы": "К его собственному определению себя как коробейника идей могу прибавить и коробейника друзей".9 В Коктебеле, "у Макса", Цветаева познакомилась с Сергеем Яковлевичем Эфроном (1893--1941), своим будущим мужем. Объектом своеобразного преклонения стала для нее мать Волошина, Елена Оттобальдовна (1850--1923), женщина, по ее словам, "человеческой и всякой исключительности, самоценности, неповторимости".10 Таким же событием, "как Макс", оказалась в жизни Цветаевой встреча с поэтессой Аделаидой Герцык.11 В Коктебеле под эгидой "Макса" Цветаева познакомилась с А. Н. Толстым, там же началась, по сообщению А. С. Эфрон, ее дружба с Н. В. Крандиевской и состоялась ее первая встреча с О. Мандельштамом. Возможно, именно Волошин "свел" Цветаеву с К. Бальмонтом, своим давним другом; при его посредстве познакомился с ней и И. Эренбург. Сам Коктебель, обетованная земля для многих поэтов, был еще одним бесценным "даром" Волошина. 30 августа 1921 г. Цветаева пишет его матери: "Коктебель 1911 г. -- счастливейший год моей жизни, никаким российским заревам не затмить того сияния". "Одно из лучших мест на земле", -определяет она это выжженное, дикое побережье в 1931 г.12 И где-то в конце тридцатых годов, уже "подводя итоги", поставит Коктебель в ряд с лучшими воспоминаниями жизни: "Таруса... Коктебель да чешские деревни -- вот места моей души".13 У зрелой Цветаевой обнаруживается много общего с Волошиным: детскость, отталкивание от мира "взрослых", простота и неприхотливость в быту, неприязнь к "учительству" и к политике, "внецерковность", жесткая требовательность к себе. Общими были у них и непреклонная верность своим убеждениям и беспредельная любовь к поэзии. Коктебельское лето 1911 г. было для Цветаевой неповторимым, но не единственным. В уже цитировавшемся письме к А. Тесковой она говорила, что обязана Волошину "целым рядом блаженных лет (от лето) в его прекрасном суровом Коктебеле".14 Но первое знакомство их состоялось в Москве, в самом конце 1910 г. 1 декабря Цветаева дарит Волошину свой первый стихотворный сборник "Вечерний альбом"; 22 декабря датировано обращенное к
Стр.1