Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 474748)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Сестры

0   0
Первый авторВересаев Викентий Викентьевич
Страниц114
ID12313
Кому рекомендованоПовести и романы
Вересаев, В.В. Сестры : Роман / В.В. Вересаев .— 1933 .— 114 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

На самой первой странице, той, которая плохо отстает от обложки и которую обыкновенно оставляют пустою, написано: В тихом сердце -- едкий пепел, В темной чаше -- тихий сон Кто из темной чаши не пил, Если в сердце -- едкий пепел, Если в чаше -- тихий сон? <...> Но одна моя к тебе просьба напоследок: Нинка! <...> Кончила заниматься ерундовыми дневниками комсомолка Лелька Ратникова, бывшая вузовка. <...> Совершенно не представляю себя в роли "беспартийной". <...> Ее муж, наш отец,-знаменитый революционер Александр Ратников, повешенный Столыпиным <...> Лелька оказалась терпеливее: выдержала с мамой до запрошлого года, когда кончила девятилетку. <...> Лелька рассказывала, как они у себя, на факультете, вычистили целую компанию помещичьих и поповских сынков и дочек. <...> Оказалось все очень просто: в пустой комнате сидел парень. <...> Буду работать на текстильной фабрике, там все больше девчата. <...> Шерстобитов стал его крыть и заявил, что современная пролетарская молодежь не думает о поцелуях и лунных ночах, а думает о социализме, что пролетариату чужда "любовь двух сердец", потому что мысли его заняты мировой революцией. <...> Притом я хорошо знаю: сам Шерстобитов здорово крутит с девчонками. <...> -- Нинка уехала к своим пионерам вот уже две недели. <...> Сегодня вышли на улицу, он вдруг говорит таким странным голосом: -- Лелька, я тебя люблю. <...> Все-таки приятно думать, что есть парнишка, который всегда рад меня увидеть, пожать мою лапу. x x x Почему на фабрике ребята так любят бузить? <...> Дурак! x x x Нинка воротилась работе с пионерами. в Москву. <...> Та же внешность -- кожаная куртка и красная косынка, не хватает стриженых косм и папироски в зубах. <...> -- На трамвае неожиданно встретилась с Басей Броннер. <...> Обязательно возобновлю с нею знакомство. x x x Была у Баси в селе Борогодском. <...> Рассказывал Володька, как они все со Скворцовым-Степановым двинулись на завод, как рассыпались по цехам, как под крики и свистки выступали перед рабочими и добились полного Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис <...>
Сестры.pdf
Стр.1
Сестры.pdf
Викентий Сестры Викентьевич Вересаев. --------------------------------------------------------------Роман в трех частях 1933 Сканирование и обработка : http://probib.narod.ru/ --------------------------------------------------------------Часть первая НА УЗКОЙ ДОРОГЕ Толстая тетрадь1 в черной клеенчатой обложке с красным обрезом. На самой первой странице, той, которая плохо отстает от обложки и которую обыкновенно оставляют пустою, написано: В тихом сердце -- едкий пепел, В темной чаше -- тихий сон Кто из темной чаши не пил, Если в сердце -- едкий пепел, Если в чаше -- тихий сон? В Ходасевич "Счастливый домик" 2 Это теперь превзойдено и погребено. Нинка-друг! Жизнь не раз разразится громом И не раз еще бурей вспенится, Но от слов дорогих и знакомых Закаляется сердце ленинца Посмертное -- Николая Кузнецова 3 Пусть и в тебе закаляется сердце, когда будешь перечитывать -- такие некомсомольские -- мысли нашего дневника. За последнее время мы здорово с тобою разошлись. Я с большой тревогой слежу за тобой. Но все-таки надеюсь, что обе мы с тобою сумеем сохранить наши коммунистические убеждения до конца жизни, несмотря ни на что. Но одна моя к тебе просьба напоследок: Нинка! Остриги косы! Дело не в косах. А -- отбрось к черту буржуазный пережиток. Кончила заниматься ерундовыми дневниками комсомолка Лелька Ратникова, бывшая вузовка. Навсегда ухожу в производство. Москва. 14 августа 1928 г. Если перевернуть эту страницу, то вторая,-- первая по-настоящему,-имеет такой вид. Наверху крупными печатными буквами выведено. НАШ ОБЩИЙ ДНЕВНИК. Потом нарисовано два овала и под ними подпись: Здесь будут наши фотографические карточки. Затем двустишие: Будет буря! Мы поспорим И поборемся мы с ней! Москва. 3 мая 1925 года. А со следующей страницы идут дневниковые записи двумя различными почерками. Один почерк -- Лельки: буквы продолговатые, сильно наклоненные, с некрепким нажимом пера. Одна и та же буква пишется разно: "т", например,-- то тремя черточками, то в виде длинной семерки, то просто в Тебе передаю наш дневник, -- последнее личное, что осталось у меня,-- да, последнее. Больше не повторится то, что здесь записано.
Стр.1