Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 471209)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

"Из цикла ""Очерки переходного времени"""

0   0
Первый авторУспенский Глеб Иванович
Страниц110
ID12055
Аннотация"I. Отцы и дети. II. Семейные несчастия. III. Остановка в дороге. IV. Старый бурмистр. V. Заячья совесть. VI. ""Расцеловали!"". VII. На Кавказе. VIII. В Царьграде. IX. Верный холоп. X. Как рукой сняло!"
Кому рекомендованоПроза
Успенский, Г.И. "Из цикла ""Очерки переходного времени""" : Книга очерков / Г.И. Успенский .— 1889 .— 110 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Г. И. Успенский Из цикла "Очерки переходного времени" Том 8. <...> Под общим названием "Очерки переходного времени" помещаются в настоящем издании очерки и рассказы, написанные в разное время, с <18>64 года до <18>90 года, но не вошедшие ни в первое, ни во второе, полное, издания вследствие того, что на те же темы были написаны впоследствии очерки и рассказы, имеющие между собою некоторую связь и последовательность. <...> Если же эти омрачительные очерки я решился поместить в настоящем издании, то основанием этому была та несомненная особенность русской жизни, вследствие которой "переходное время" стало в последние тридцать лет как бы обычным "образом жизни" русского человека. <...> ОТЦЫ И ДЕТИ Время до и после Севастопольской войны 1 Иван Матвеевич Руднев, служащий в губернском правлении, был "чиновник" в полном смысле этого слова, то есть был уже титулярный советник, в скором времени ждал пряжку за усердную и беспорочную службу, имел многочисленное семейство, упоминая о котором, он не пропускал случая вставить словцо "обременен!", давая тем знать, что в многочисленности семьи он не виноват и терпит эту беду неизвестно из-за чего. <...> Раеношерстные эпохи, в которые родились и росли дети, развили их совершенно различным образом и разделили их на детей, росших с призором, и на детей, росших без призору, причем главную роль играли учителя и воспитатели, под влиянием которых росли дети. <...> Павлуша, таким образом, родился при самых счастливых обстоятельствах; это глубоко сознавал его родитель и не сомневался в счастье сына, хотя тот родился и не в сорочке. <...> -- Ты вот что, Иван Матвеевич, -- советовал Рудневу один из сослуживцев, опытный в битвах семейной жизни. <...> Павлуша был выкормлен и сложен хорошо; все, что ни делалось вокруг него, все, что ни говорилось кругом, он сохранил навсегда в своей памяти. <...> Целые дни, по уходе отца в должность, Павлуша оставался на руках матери, которая тоже каждую минуту готова была положить за него жизнь и, как будто <...>
Из_цикла_Очерки_переходного_времени.pdf
Г. И. Успенский Из цикла "Очерки переходного времени" Том 8. Из цикла "Очерки переходного времени". Поездки к переселенцам. Невидимки. Из цикла "Мельком". Рассказы М., ГИХЛ, 1957 Издание осуществляется под общей редакцией В. П. Друзина Подготовка текста и примечания А. В. Западова OCR Бычков М. Н. СОДЕРЖАНИЕ I. Отцы и дети II. Семейные несчастия III. Остановка в дороге IV. Старый бурмистр V. Заячья совесть VI. "Расцеловали!" VII. На Кавказе VIII. В Царьграде IX. Верный холоп X. Как рукой сняло! Под общим названием "Очерки переходного времени" помещаются в настоящем издании очерки и рассказы, написанные в разное время, с <18>64 года до <18>90 года, но не вошедшие ни в первое, ни во второе, полное, издания вследствие того, что на те же темы были написаны впоследствии очерки и рассказы, имеющие между собою некоторую связь и последовательность. "Нравы Растеряевой улицы", "Разоренье", без всяких дополнений и разъяснений, весьма достаточно омрачают воспоминания читателей о темных временах русской жизни, и увеличивать этих омрачительных впечатлений количеством жизненных мрачных фактов не было никакой надобности. Если же эти омрачительные очерки я решился поместить в настоящем издании, то основанием этому была та несомненная особенность русской жизни, вследствие которой "переходное время" стало в последние тридцать лет как бы обычным "образом жизни" русского человека. Ощущалось оно до Севастопольской войны, до освобождения крестьян, до судебной, земской и городской реформ. Ощущалось и во время войны и после войны, во время и после каждой реформы; ощущается и в настоящее время. Вот причина, послужившая основанием собрать те очерки, рассказы и заметки, которые касались неопределенных условий жизни и колебаний мысли русского человека, под влиянием новых течений, постепенно осложнявших русскую жизнь. I. ОТЦЫ И ДЕТИ Время до и после Севастопольской войны 1 Иван Матвеевич Руднев, служащий в губернском правлении, был "чиновник" в полном смысле этого слова, то есть был уже титулярный советник, в скором времени ждал пряжку за усердную и беспорочную службу, имел многочисленное семейство, упоминая о котором, он не пропускал случая вставить словцо "обременен!", давая тем знать, что в многочисленности семьи он не виноват и терпит эту беду неизвестно из-за чего. Впрочем, подобные оправдания Рудневу приходилось предъявлять уже тогда,
Стр.1