Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 474748)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Кой про что

0   0
Первый авторУспенский Глеб Иванович
Страниц121
ID12051
Аннотация"1. Последнее средство. 2. Развеселил господ. 3. Добрые люди. 4. На бабьем положении. 5. Урожай. 6. Петькина карьера. 7. ""Недосуг"". 8. После урожая. 9. Избушка на курьих ножках (Продолжение предыдущего). 10. Разговоры в дороге. 11. Не быль, да и не сказка."
Кому рекомендованоПроза
Успенский, Г.И. Кой про что : Книга очерков / Г.И. Успенский .— 1885 .— 121 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

ПОСЛЕДНЕЕ СРЕДСТВО В новом, пахнувшем краской вагоне третьего класса было жарко натоплено; публики было мало, места для всех много, всем просторно и свободно; на двух лавках с полным комфортом расположился кондуктор: он пил чай, закусывал и в то же время составлял какие-то ведомости; несколько солдат в углу, сняв шинели и оставаясь в одних рубахах и фуфайках, играли в карты; какой-то доброволец из мещан занялся топкой печки и "накаливал" ее без всякого снисхождения. <...> .. Ну, а ежели не знаешь, так я тебе скажу: человек первеющий, вышел в люди из самой грязной грязи, привезен в Петербург был десяти годов, прямо в кабак. <...> Барыня, покончивши дело, уехала; Иван Мироныч учредил в доме контору, пошла разделка лесу, все как должно. <...> -- Упал, братец ты мой, Иван-то Миронович наземь, а полковник тую же минуту велел сход созвать и спросил: "Есть ли, мол, лошади? <...> Становой, исправник видят, что все это механика, потому Иван Мироныч первеющий человек, попробовали было приструнить мужиков -- нет! все как один! говорят: "Сам видел, сам слышал так и так! <...> Ни жив, ни мертв сидит Иван-то Миронович, главное -- слов нет никаких в оправдание! <...> Один из них был присяжный хроникер одной газеты, неизвестный публике и подписывающийся игреком, другой был земцем. <...> Земец уехал в Петербург "освежиться", потолковать, узнать -- "что же наконец?" -- и вообще "нет ли чего новенького", так как там у них, на дне земской жизни, адская тоска, суета бессмысленная, мракобесие, хищничество и вообще "нечем дышать". <...> Хроникер, встретившись со старым товарищем, тоже ожидал услышать от него что-нибудь "освежающее": ведь он человек земский, не измучен газетным суесловием, ведь он там у "корней" жизни, да, у жизни, а не у чернильницы; но увы!.. как мы видели, земец ничем его не порадовал, а, напротив, дохнул на него холодом утомленной и опустошенной души, точно так же, как холодом откликнулась и душа хроникера. <...> Что касается до молодого человека, пришедшего вместе с земцем и хроникером <...>
Кой_про_что.pdf
Г. И. Успенский Кой про что Г. И. Успенский. Собрание сочинений в девяти томах. Том 7 Кой про что. Письма с дороги.Живые цифры. Из путевых заметок. Мимоходом Подготовка текста и примечания Н. В. Алексеевой М., ГИХЛ, 1957 OCR Бычков М. Н. Содержание 1. Последнее средство 2. Развеселил господ 3. Добрые люди 4. На бабьем положении 5. Урожай 6. Петькина карьера 7. "Недосуг" 8. После урожая 9. Избушка на курьих ножках (Продолжение предыдущего) 10. Разговоры в дороге 11. Не быль, да и не сказка 12. Заметка 13. "Взбрело в башку". (Из записок деревенского обывателя) 14. "Выпрямила". (Отрывок из записок Тяпушкина) 15. Про счастливых людей. (Святочный рассказ) 1. ПОСЛЕДНЕЕ СРЕДСТВО В новом, пахнувшем краской вагоне третьего класса было жарко натоплено; публики было мало, места для всех много, всем просторно и свободно; на двух лавках с полным комфортом расположился кондуктор: он пил чай, закусывал и в то же время составлял какие-то ведомости; несколько солдат в углу, сняв шинели и оставаясь в одних рубахах и фуфайках, играли в карты; какой-то доброволец из мещан занялся топкой печки и "накаливал" ее без всякого снисхождения. -- Так, так! -- хвалили его. -- Держи тепло-то ровней, оно что теплее, то лучше! И доброволец, весь красный от жару, усердствовал из всех сил; поминутно он гремел чугунной заслонкой и швырял в огненную и трескучую пасть печки маленькие сосновые поленцы. Какой-то молоденький приказчик, какой-то молодой солдат, еще какой-то купеческого образа и подобия человек и простой мужик, примостившись у двери, отворенной в то отделение, где топилась печь и откуда шло тепло, занимались чтением газеты и разговорами. Читал молодой рослый солдат в новой красной фуфайке. Читал он "листок", начиная с первой строчки, и, по-видимому, не желал прекратить чтения, не дочитав газеты до последней строки; начав передовицей о замыслах Англии против России, он без передышки после точки, заканчивавшей передовицу, и не меняя интонации, стал путаться языком в придворных известиях, потом в городских происшествиях, потом в иностранных новостях и, наконец, достиг судебной хроники. Слушатели очень внимательно следили за чтением и не столько за смыслом прочитанного, которого и действительно было не особенно много в листке, сколько за трудной работой, обнаруживавшейся в лице и губах не раз вспотевшего чтеца. Наконец он добрался и до конца судебной хроники, в которой очень кратко пересказан был один из многочисленных в последнее время земельных процессов и который по обыкновению сопровождается действием холодного оружия; чтец замолк, повертел в руках газету и сказал: -- Теперича -- все! Пошли объявления... Надо горло прочистить, папиросочки покурить!
Стр.1