Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 471109)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Бог грехам терпит

0   0
Первый авторУспенский Глеб Иванович
Страниц46
ID12044
Аннотация"I. Маленькие недостатки механизма. II. Опустошители. III. Подозреваемые. IV. ""Свои средствия"". V. Отрадные явления. VI. ""С человеком — тихо!"". VII. Деревенская молодежь"
Кому рекомендованоПроза
Успенский, Г.И. Бог грехам терпит : Книга очерков / Г.И. Успенский .— 1882 .— 46 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

МАЛЕНЬКИЕ НЕДОСТАТКИ МЕХАНИЗМА -- Я так думаю: который человек ни в чем не виновен, и того человека наказывать не за что. <...> Такие речи с толком, серьезностью и расстановкой вел буфетчик небольшого пароходика "Окунь", сидя в своей, установленной посудой, каморке и разрезывая на подоконнике квадратного окна своего буфета маленький белый хлеб на тонкие ломтики. <...> А раз буфет не бездействует, то и пассажиры, по нескольку часов ожидающие, когда-то засвистит комар-пароходик, также не могут безмолвствовать; всегда поэтому волей-неволей все переезжающие на "Окуне" перезнакомятся между собой и в конце концов непременно сольются в одну разговорчивую компанию. <...> Были тут купцы, мещане, человека четыре "живорезов", сидевших особою группой за чаем и отрывисто лаявших насчет своих "делов": "Двашесть с четью". <...> Офицеры жаловались на то, что они каждый год доплачивают из "своих", и блистали друг перед другом бескорыстием, а живорезы лаяли и икали,-- вообще было довольно скучно. <...> По какому случаю буфетчик произнес фразу, написанную в начале этого очерка, решительно не помню и не знаю. <...> Разговора, по поводу которого она была произнесена, я не слыхал и не знаю, о чем шла речь прежде, нежели буфетчик счел нужным произнести свое мнение о наказании; но мнение это почемуто пробудило во мне и, как я заметил, в молодом человеке желание слушать, что такое тут говорят. <...> Нарезав хлеб тонкими ломтиками и тщательно собрав толстым ребром толстой руки сор, буфетчик принялся нарезывать тоненькие ломтики сыру и говорил с тою же, как и прежде, серьезностью: -- Такое мое мнение. <...> Уделал себе дубину -- из дров вытащил этакую штуку в тринадцать четвертей, с корнем попалась. <...> Н-ну, опосля того я было потыкал его комлем-то, потыкал этак-то; ночь темная, ничего не видно, только что-то мягкое... <...> Кто-то, говорю, округ дров шабаршил, а я его и долбанул... <...> Н-ну, хозяин позвал кучера, велел пойтить с огнем посмотреть, что там такое..-. <...> Все невиновны, а глядишь -- ктонибудь и протянул <...>
Бог_грехам_терпит.pdf
Г. И. Успенский Бог грехам терпит Г. И. Успенский. Собрание сочинений в девяти томах. Том 5 Издание осуществляется под общей редакцией В. П. Друзина Подготовка текста Н. И. Пруцкова Комментарии Г.М. Фридлендера М., ГИХЛ, 1956 OCR Бычков М. Н. Содержание I. Маленькие недостатки механизма II. Опустошители III. Подозреваемые IV. "Свои средствия" V. Отрадные явления VI. "С человеком -- тихо!" VII. Деревенская молодежь I. МАЛЕНЬКИЕ НЕДОСТАТКИ МЕХАНИЗМА -- Я так думаю: который человек ни в чем не виновен, и того человека наказывать не за что. А который ежели есть преступник или, так сказать, злодей какой-нибудь, так того наказывай. Больше ничего... Такие речи с толком, серьезностью и расстановкой вел буфетчик небольшого пароходика "Окунь", сидя в своей, установленной посудой, каморке и разрезывая на подоконнике квадратного окна своего буфета маленький белый хлеб на тонкие ломтики. Пароходик "Окунь", делающий от станции железной дороги по реке Выдре до губернского города М. всего один рейс в сутки, никогда не бывает богат пассажирами. Мало охотников сидеть по нескольку часов в пароходной каюте, ожидая той минуты, когда, наконец, наберется "по человечку" столько народу, что расходы пятидесятиверстного плавания не принесут хозяину "Окуня" убытка. Нетерпеливые проезжие, минуя пароходик, предпочитают ехать до города М. на лошадях или же по ветви железной дороги, которая идет от следующей станции до главного пути. Таким образом на "Окуне" едет только такой проезжающий, которому некуда спешить, которому все равно, сегодня ли приедет в город или завтра, который, наконец, даже любит ехать покойно, не в тесноте, а в просторе,-- на "Окуне" же всегда так просторно, что можно разлечься "вовсю", выспаться, раздевшись совсем, и т. д. Такие порядки весьма удобны и выгодны для буфетчика: публика набирается на пароходе постепенно, "по человечку", а поэтому нет расчета запирать буфет, чтобы не отпирать его по двадцати раз в сутки. А буфет, беспрестанно находящийся пред глазами "пассажиров", которым "некуда спешить", над которыми "не каплет", едва ли может бездействовать. Иной глядит-глядит на расставленные напитки, да и скажет: "Ну-ко, налей-ко! И пить-то, братец мой, не хотел, да бутылка заинтересовала... Что такое там? Дай-ко рюмочку". А раз буфет не бездействует, то и пассажиры, по нескольку часов ожидающие, когда-то засвистит комар-пароходик, также не могут безмолвствовать; всегда поэтому волей-неволей все переезжающие на "Окуне" перезнакомятся между собой и в конце концов непременно сольются в одну разговорчивую компанию. Так было и в тот раз, о котором идет речь. В каюте второго класса, около буфетного окна и за столиками, сидело и лежало на диванах человек десять разного народу. Было тут два каких-то военных, похожих по виду и разговору на переодетых купчих -- так были они рыхлы, женственны, да и разговоры их были не воинственные: всё о провианте, "довольствии", о несправедливости, об интригах, мелкихпремелких -- из-за сена, из-за дрожжей для солдатского квасу и т. д. Были тут купцы, мещане, человека четыре "живорезов", сидевших особою группой за чаем и отрывисто лаявших насчет своих "делов": "Двашесть с четью". -- "Руппять"- -- "Сдал?" -- "Сдал!" -- "Снял?" -- "Снял". А в промежутках этого лая -громкая, как отдаленный раскат ружейного залпа, икота... Ехал еще один молодой человек, с которым мне
Стр.1