Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 471169)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Власть земли

0   0
Первый авторУспенский Глеб Иванович
Страниц45
ID12041
АннотацияI. Иван Босых. II. Рассказ Ивана Босых. III Расстройство. IV. Власть земли. V. Народная интеллигенция. VI. Земледельческий календарь. VII. Теперь и прежде. VIII. Жадность. IX. Прошлое Ивана Босых. X. Земельные непорядки. XI. Школа и строгость. XII. Заключ
Кому рекомендованоПроза
Успенский, Г.И. Власть земли : Книга очерков / Г.И. Успенский .— 1882 .— 45 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Этот новорожденный пролетариат решительно мог бы не существовать на нашей земле, если бы миллионы мероприятий, направленных в сторону народа, дорожили народным миросозерцанием, по малой мере в таких же размерах, как и его платежной силой. <...> Но этот пример только капля в море того коренного расстройства, которое размывает самые коренные основы народного миросозерцания, вырабатывает человека "без перспективы" и "без завтрашнего дня", стремится сделать работника и раба из человека, который по самому существу своей природы не может существовать иначе, как с сознанием, что он "сам хозяин". <...> Сколько у него юмора, наблюдательности, нежности, великодушия, насмешки над самим собой, сколько юношеской душевной свежести! <...> РАССКАЗ ИВАНА БОСЫХ Теперь пьянство Ивана превратилось уже в болезнь, а эту болезнь, угнетающую не одного Ивана, а целые массы таких же, как и он, непостижимых в Русской земле деревенских пролетариев, сам народ охарактеризовал словом "ослаб". <...> Ну, и стал через это самое вроде последней свиньи... <...> Таким образом оказывается, что "воля, свобода, легкое житье, обилие денег", то есть все то, что необходимо человеку для того, чтоб устроиться, причиняет ему, напротив, крайнее расстройство до того, что он делается "вроде последней свиньи". <...> Так как Иван видит, что объяснения его ничего не объясняют и что я все-таки не мог взять в толк, отчего хорошая жизнь превращает человека в свинью, то он старается пояснить мне свою мысль примером, к чему в разговоре вообще довольно часто прибегают крестьяне. <...> Тут немец и говорит: "Она, говорит, не такой породы, чтобы только о молоке думать; она и об себе думает, она ест для своего удовольствия, -- посмотри-кось, какое у ней мясо-то... <...> Мясо нам не требуется, своего удовольствия она знать не знает, а живет только из-за работы; что ест, то отдает, а об себе не думает. <...> Я вот попробовал от крестьянства отбиться -- чуть было не опился... <...> А там <...>
Власть_земли.pdf
Г. И. Успенский Власть земли Г. И. Успенский. Собрание сочинений в девяти томах. Том 5 Издание осуществляется под общей редакцией В. П. Друзина Подготовка текста Н. И. Пруцкова Комментарии Г.М. Фридлендера М., ГИХЛ, 1956 OCR Бычков М. Н. СОДЕРЖАНИЕ I. Иван Босых II. Рассказ Ивана Босых III Расстройство IV. Власть земли V. Народная интеллигенция VI. Земледельческий календарь VII. Теперь и прежде VIII.Жадность IX. Прошлое Ивана Босых X. Земельные непорядки XI.Школа и строгость XII. Заключение I. ИВАН БОСЫХ Морозный зимний день в полном блеске. Час одиннадцатый в исходе. В незамерзший кусочек полузаметенного снегом окна вижу я, как на широкий двор, примыкающий к тому деревенскому дому, в котором я живу, вошел крестьянин Иван Петров, по прозванию "Босых". Вижу я, как ленивою, почти болезненною поступью подошел он к куче кое-как наваленных в углу двора поленьев, которые Иван взялся расколоть на дрова, как он, вместо того чтобы приняться за работу, принялся обеими руками крепко-накрепко царапать свою голову, держа подмышкою шапку, как потом, нахлобучив эту самую шапку на голову, потолкал кучу поленьев ногой, обутой в рваный валяный сапог, и как, опять-таки вместо того чтобы взяться за топор, стал разминать плечи, стараясь достать кулаком до средины спины... Вижу я все это и знаю, что Иван находится в самом мучительном состоянии, -- знаю, что он болен "со вчерашнего", что он вчера крепко выпил, что если сегодня он и появился около дров, то уже поздний час прихода на работу, когда люди собираются обедать, означает только желание выпросить рубль серебра на опохмелье. И точно, поколотив кулаком поясницу и между лопатками, он полез в карман серого подпоясанного армяка за махоркой и потом, растирая ее на ладони, уныло поплелся в кухню. Здесь, как мне также уж достоверно известно, он долгое время будет курить, а чтобы завести общий разговор, сообщит, что "вчерась" у него вытащили в кабаке деньги, и, возбудив этим общее сочувствие, долго будет разговаривать о своем расстройстве, о том, как он жил на "вокзале", о том, как он поправился; сообщит множество сведений о том, как лечить такую-то и такую болезнь, как ловить барсуков, как прививать яблони, и в конце концов, не имея сил долее сопротивляться мучительному недугу похмелья, скажет: "нет, видно, ноне я не человек", -- и пойдет ко мне просить рубль серебра, говоря, что у него внутри жжет и дерет, ест и сосет и что, очувствовавшись, он придет завтра до свету и все переделает с одного маху. И это также давно мне известно: знаю я, что, очнувшись, Иван Петров делается совсем другим человеком и что в такие -- к несчастию, редкие -- минуты нет в деревне такого другого мужика, который был бы так, как Иван, "зол" на работу, то есть так к ней пристрастен и так ею оживлен. Иван Петров принадлежит к тому ненужному, непонятному, даже прямо постыдному для такой земли, как Россия, классу деревенских людей -- классу, народившемуся в последние двадцать лет, -который волей-неволей приходится назвать "деревенским пролетариатом".
Стр.1