Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 482286)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Гиперболоид инженера Гарина

0   0
Первый авторТолстой Алексей Николаевич
Страниц123
ID11576
Кому рекомендованоРоманы
Толстой, А.Н. Гиперболоид инженера Гарина : Роман / А.Н. Толстой .— 1927 .— 123 с. — Фантастика

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Это была знаменитая Зоя Монроз, одна из самых шикарных женщин Парижа. <...> -- Мы будем обедать, Роллинг? -- спросила она человека в котелке. <...> Зоя Монроз усмехнулась, как бы снисходительно извиняя резкий тон ответа. <...> Он намеревался, видимо, поздороваться за руку, но Роллинг, не вынимая рук из карманов пальто, сказал еще резче: -- Вы опоздали на четверть часа, Семенов. <...> -- Если вы будете орать на всю гостиницу, вас выведут, -- сказал Роллинг, уставившись на него мутноватыми глазами, не обещающими ничего доброго. <...> -- Сейчас я и мадемуазель Монроз будем обедать, -- сказал Роллинг, -вы поедете к этим господам и передадите им, что я желаю их видеть сегодня в начале пятого. <...> Стукнула калитка, и по влажной дорожке, ведя велосипед, подошел Василий Витальевич Шельга. <...> Шельга был хорошо тренированный спортсмен, мускулистый и легкий, среднего роста, с крепкой шеей, быстрый, спокойный и осторожный. <...> -- Так как же, Василий Витальевич, записываетесь в команду на шестерку? <...> -- Не знаю, как и быть, -- сказал Шельга, откатывая смоляной бочонок, -- москвичей, с одной стороны, бить нужно, с другой -- боюсь, не смогу быть аккуратным... <...> Выйдя на боны и глядя, как по всей реке играют солнечные зайчики, Шельга стукнул черенком метлы и вполголоса позвал Тарашкина: -- Вы хорошо знаете, кто тут живет поблизости на дачах? <...> -- Василий Витальевич, это тот самый, кто на лодке приплыл. <...> Вы хотите возразить, Тарашкин, что, может быть, П. П. Гарин тот, кто уехал на лодке. <...> Четырехпалый гражданин рассердился и тряс щеками, не говорил, а лаял, -- но рука его на прилавке окошечка продолжала тревожно дрожать. <...> Питкевич пожал плечами: "Чепуха", -- и взял у Шельги третью вырезку: "Химический король, миллиардер Роллинг, отбыл в Европу. <...> Шельга отпустил его руку и засмеялся: -- Вы молодчина, товарищ Питкевич, с вами любопытно было бы повозиться всерьез. <...> Офис Роллинга на бульваре Мальзерб был мрачным и серьезным помещением. <...> Профильтрованные посетители неслышно по бобрику входили в приемную, садились <...>
Гиперболоид_инженера_Гарина.pdf
Алексей Толстой. Гиперболоид инженера Гарина -------------------Изд. "Худ. лит. ", Москва, 1983 г., собр. соч., т. 4 OCR Палек, 1998 г. -------------------Этот роман написан в 1926-1927 годах Переработан, со включением новых глав, в 1937 году В этом сезоне деловой мир Парижа собирался к завтраку в гостиницу "Мажестик". Там можно было встретить образцы всех наций, кроме французской. Там между блюдами велись деловые разговоры и заключались сделки под звуки оркестра, хлопанье пробок и женское щебетанье. В великолепном холле гостиницы, устланном драгоценными коврами, близ стеклянных крутящихся дверей, важно прохаживался высокий человек, с седой головой и энергичным бритым лицом, напоминающим героическое прошлое Франции. Он был одет в черный широкий фрак, шелковые чулки и лакированные туфли с пряжками. На груди его лежала серебряная цепь. Это был верховный швейцар, духовный заместитель акционерного общества, эксплуатирующего гостиницу "Мажестик". Заложив за спину подагрические руки, он останавливался перед стеклянной стеной, где среди цветущих в зеленых кадках деревьев и пальмовых листьев обедали посетители. Он походил в эту минуту на профессора, изучающего жизнь растений и насекомых за стенкой аквариума. Женщины были хороши, что и говорить. Молоденькие прельщали молодостью, синих блеском глаз: -англосаксонских, темных, как ночь, -южноамериканских, лиловых -- французских. Пожилые женщины приправляли, как острым соусом, блекнущую красоту необычайностью туалетов. Да, что касается женщин, -- все обстояло благополучно. Но верховный швейцар не мог того же сказать о мужчинах, сидевших в ресторане. Откуда, из каких чертополохов после войны вылезли эти жирненькие коротенькие ростом, с волосатыми пальцами в перстнях, с молодчики, воспаленными щеками, трудно поддающимися бритве? Они суетливо глотали всевозможные напитки с утра до утра. Волосатые пальцы их плели из воздуха деньги, деньги, деньги... Они ползли из Америки по преимуществу, из проклятой страны, где шагают по колена в золоте, где собираются по дешевке скупить весь добрый старый мир. К подъезду гостиницы бесшумно подкатил рольсройс -- длинная машина с кузовом из красного дерева. Швейцар, бренча цепью, поспешил к крутящимся дверям. Первым вошел желтовато-бледный человек небольшого роста, с черной, коротко подстриженной бородой, с раздутыми ноздрями мясистого носа. Он был в мешковатом длинном пальто и в котелке, надвинутом на брови. Он остановился, брюзгливо поджидая спутницу, которая говорила с молодым человеком, выскочившим навстречу автомобилю из-за колонны подъезда. Кивнув ему головой, она прошла сквозь крутящиеся двери. Это была знаменитая Зоя Монроз, одна из самых шикарных женщин Парижа. Она была в белом суконном костюме, обшитом на рукавах, от кисти до локтя, длинном мехом черной обезьяны. Ее фетровая маленькая шапочка была создана великим Колло. Ее движения были уверенны и небрежны. Она была красива, тонкая, высокая, с длинной шеей, с немного большим ртом, с немного приподнятым носом. Синевато-серые глаза ее казались холодными и страстными. -- Мы будем обедать, Роллинг? -- спросила она человека в котелке. -- Нет. Я буду с ним говорить до обеда. Зоя Монроз усмехнулась, как бы снисходительно извиняя резкий тон ответа. В это время в дверь проскочил молодой человек, говоривший с. Зоей Монроз у автомобиля. Он был в распахнутом стареньком пальто, с тростью и мягкой шляпой в руке. Возбужденное лицо его было покрыто веснушками. Редкие жесткие усики точно приклеены. Он намеревался, видимо, поздороваться за руку, но Роллинг, не вынимая рук из карманов пальто, сказал еще резче: -- Вы опоздали на четверть часа, Семенов. -- Меня задержали... По нашему же делу... Ужасно Извиняюсь... Все устроено... Они согласны... Завтра могут выехать в Варшаву... -- Если вы будете орать на всю гостиницу, вас выведут, -- сказал Роллинг, уставившись на него мутноватыми глазами, не обещающими ничего доброго. -- Простите -- я шепотом... В Варшаве все уже подготовлено: паспорта,
Стр.1