Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 493342)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Не герой

0   0
Первый авторПотапенко Игнатий Николаевич
Страниц90
ID9543
АннотацияРоман в двух частях
Кому рекомендованоПроза
Потапенко, И.Н. Не герой : Роман / И.Н. Потапенко .— 1891 .— 90 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

И. Н. Потапенко "Не герой" Роман в двух частях Спутники Чехова. <...> Часть I I Бакланов спускался по чугунной лестнице с третьего этажа, где помещалась его квартира. <...> Бакланов взял пакет, красиво поднял веки и брови, как бы спрашивая: "Мне? <...> -- Ах, вот кто! -- промолвил он вслух, развернув телеграмму и прочитав прежде всего подпись. <...> Старая дружба, сердечная дружба, школьная..." -- думал Бакланов, продолжая свой путь уже по Литейному, по направлению к Невскому. <...> Помнил Бакланов горячую сцену в ресторане Палкина, когда они и с ними еще Ползиков истребляли напитки в отдельном кабинете. <...> Все были разгорячены, а Рачеев больше всех, потому что он пил не для удовольствия, а с единственным желанием напиться и, как он говорил, "видеть мир перевернутым вверх ногами". <...> Рачеев тогда страдал обычной болезнью русских порядочных людей -неведением, куда приложить свои силы таким образом, чтобы они не пропали даром. <...> Бакланов и Ползиков вели разговор о каком-то начинающем авторе, причем Бакланов утверждал, что это несомненный талант, а Ползиков с свойственной ему мефистофельской ядовитостью говорил, что все бездарности были в свое время начинающими талантами. <...> Вдруг Рачеев хлопнул по столу кулаком с такой силой, что бутылка подпрыгнула и повалилась набок, а красное вино из нее вылилось на светлую жилетку Ползикова. <...> -- Оно, положим, все это гроша медного не стоит, но зачем же стулья ломать?! -- пожимая плечами, заметил Ползиков, быстро отодвинул свой стул от стола и принялся с большим рвением вытирать салфеткой жилет.-- Вот, жилетку мне испортил! <...> .. -- Да, это правда! -- продолжал Рачеев тоном раздражения, горечи и насмешки.-- Жилетки жаль, жилетка не виновата... <...> Около года Бакланов ничего не слышал о приятеле, но затем до него дошли слухи, что Рачеев почти безвыездно живет в своей усадьбе, недалеко от Москвы и по соседству с усадьбой тетки Бакланова. <...> Слухи двоились, московские корреспонденты из школьных товарищей изображали Рачеева чуть ли не героем <...>
Не_герой.pdf
И. Н. Потапенко "Не герой" Роман в двух частях Спутники Чехова. Под ред. В. Б. Катаева.М., Изд-во Моск. ун-та, 1982. OCR Бычков М. Н. Часть I I Бакланов спускался по чугунной лестнице с третьего этажа, где помещалась его квартира. Он был как всегда: недурно, но нельзя сказать, чтобы хорошо настроен, красив, одет не то чтобы изящно, а скорее симпатично. Все на нем сидело вольно и даже чуть-чуть мешковато и уж во всяком случае не по моде: пальто длинное, хотя франты Невского давно уже щеголяли в коротких, брюки широкие и полосатые, а между тем последним словом были -- в клетку и узкие, шляпа мягкая, светлая, что ни в каком случае не подходило к темно-серому пальто; но все это шло к его красивому лицу с круглой русой бородкой, с румяными щеками, с серыми добрейшими глазами, которые дружелюбно смотрели на весь мир и ежеминутно говорили: "Ничего, ничего; конечно, не все на свете прекрасно; есть много несовершенств, несправедливостей, обид; но тем не менее -- ничего,-- мне все-таки недурно живется, и я люблю божий свет!" Когда он дошел до последней ступеньки, почтенный седобородый швейцар, несмотря на свой большой рост и свою тяжеловесность, засуетился, быстро выдвинул ящик ясеневого столика, вынул оттуда пакетец и подал Бакланову. -- Это вам-с, Николай Алексеич! Сию минуту принесли, не успел представить. Бакланов взял пакет, красиво поднял веки и брови, как бы спрашивая: "Мне? От кого бы?" -- и начал не спеша распечатывать пакет, в то же время продолжая свой путь уже по панели Фурштадтской улицы. Решительно не мог он себе представить, от кого и по какому поводу могла бы прийти ему телеграмма. Человек он неделовой, в провинции у него никого нет, кроме старой больной тетки, живущей где-то под Серпуховом в свой усадьбице, такой же полуразрушенной, как она сама. Кое с кем в Москве он ведет переписку, с одним профессором, с двумя журналистами, с редактором одного толстого журнала, но ни с кем из них у него не было такого дела, чтобы могла понадобиться телеграмма. Но кто бы это? -- Ах, вот кто! -- промолвил он вслух, развернув телеграмму и прочитав прежде всего подпись. Там значилось: Рачеев. А телеграмма кратко извещала о прибытии завтра в одиннадцать часов на Николаевский вокзал. "Рачеев, Рачеев! Старая дружба, сердечная дружба, школьная..." -- думал Бакланов, продолжая свой путь уже по Литейному, по направлению к Невскому. Он и сам не замечал, что шаги его сделались чаще и тверже и весь он был в волнении. Рачеева он не видал уже лет семь и за все это время почти никогда не думал о нем. В последний раз он приезжал сюда из Москвы и побыл всего две недели. Он был мрачен и на все сердит. Помнил Бакланов горячую сцену в ресторане Палкина, когда они и с ними еще Ползиков истребляли напитки в отдельном кабинете. Все были разгорячены, а Рачеев больше всех, потому что он пил не для удовольствия, а с единственным желанием напиться и, как он говорил, "видеть мир перевернутым вверх ногами". Рачеев тогда страдал обычной болезнью русских порядочных людей -неведением, куда приложить свои силы таким образом, чтобы они не пропали даром. Бакланов и Ползиков вели разговор о каком-то начинающем авторе, причем Бакланов утверждал, что это несомненный талант, а Ползиков с свойственной ему мефистофельской ядовитостью говорил, что все бездарности были в свое время начинающими талантами. Вдруг Рачеев хлопнул по столу кулаком с такой силой, что бутылка подпрыгнула и повалилась набок, а красное вино из нее вылилось на светлую жилетку Ползикова. -- Черт вас побери с вашими талантами, бездарностями, со всей вашей литературой, со всеми
Стр.1