Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 497808)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента
"Уважаемые СТУДЕНТЫ и СОТРУДНИКИ ВУЗов, использующие нашу ЭБС. Рекомендуем использовать новую версию сайта."

Данилушка

0   0
Первый авторПомяловский Николай Герасимович
Страниц6
ID9502
АннотацияПсихологический очерк
Кому рекомендованоСочинения
Помяловский, Н.Г. Данилушка : Очерк / Н.Г. Помяловский .— 1959 .— 6 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Николай Герасимович Помяловский Данилушка Психологический очерк Текст издания: "Н.Г. Помяловский "Сочинения", библиотека "Огонек"": Правда; Москва; 1949. <...> Разве только соседи или товарищи дадут прозвище, и это прозвище носит получивший, носят дети его, внуки и т. д., и потом Корова, или Свинтух, или Полосуха и проч. превращается в Коровина, Свинтухина, Полосухина. <...> Иван Иванович был дьячок богатого приволжского села К. <...> Жена его Татьяна Карповна ткала знатные полотна и вязала вареги, копила творог, и это давало тоже доходу рублей на полтораста в год. <...> Одним словом, Иван сын Иванов стоил бы права иметь фамилию, чтобы и в потомстве не забыли его. <...> Он был дьячок, право, лучше иного дьякона, даже и такого, у которого толстый бас. <...> В церкви он читал, как и все дьячки читают: скреб себе октавою, так что, когда приходилось произносить "Господи, помилуй" 40 раз, у него выходило: "помилосты, помилосты"; но дома он читал с чувством, с расстановкой, даже с толком. <...> Такой идеальный дьячок жил еще в те времена, когда дьячки носили косы и бороды, - то и другое у него было, но причесано; сюртук длинный, шаровары в сапоги, шапка с широким козырьком, что очень шло к его фигуре. <...> Жена и дети Ивана Иванова жили в страхе божием. <...> Хотя наш Иван Иванов и придерживался того убеждения, что жена - слабый, немощный сосуд, и такой сосуд, который снаружи красив, а внутри полон скверны и нечистоты, - все-таки он любил жену, - не романически, конечно, а по-христиански, как заповедали святые отцы. <...> Изредка только он позволял себе поболтать с ними, позволял им хохотать и карабкаться к нему на шею; - и странно, дети, имевшие к нему какой-то страх, в этих случаях были свободны и, не стесняясь, пихали пальцы свои ему в рот и нос, теребили за бороду и жидкие косички. <...> У Ивана Иванова был сын Андрюша, сын Петюша, сын Данилушка и дочь Анна. <...> Хороши были и братцы ее, да и не о них собственно дело. <...> Замечают вообще, что маменькин <...>
Данилушка.pdf
Николай Герасимович Помяловский Данилушка Психологический очерк Текст издания: "Н.Г. Помяловский "Сочинения", библиотека "Огонек"": Правда; Москва; 1949. Оригинал здесь: http://lib.aldebaran.ru/. Было время, когда многие у нас на Руси не имели фамилий; для многих эта роскошь приобретена после. Иван сын Федотов или сын Антонов, сын Васильев - и довольно. Разве только соседи или товарищи дадут прозвище, и это прозвище носит получивший, носят дети его, внуки и т. д., и потом Корова, или Свинтух, или Полосуха и проч. превращается в Коровина, Свинтухина, Полосухина. Так и наш Иван Иванович не имел фамилии. Иван Иванович был дьячок богатого приволжского села К. Поживал он отлично, не хуже иного дьякона, потому что рублей триста ассигнациями было у него доходу, была землишка под садом, были неводки. Жена его Татьяна Карповна ткала знатные полотна и вязала вареги, копила творог, и это давало тоже доходу рублей на полтораста в год. Были и частные занятия у Ивана Ивановича: он читал псалтирь по покойнике у помещика Степановича, учил букварю двух дворовых людей, доставал иногда переписку из соседнего города и брал по десяти копеек за лист; кроме того, он мастер был резать из меди и кипариса крестики, четки, образа, деревянные ложки, уховертки, зубочистки и другие мелкие изделия. Одним словом, Иван сын Иванов стоил бы права иметь фамилию, чтобы и в потомстве не забыли его. Он был дьячок, право, лучше иного дьякона, даже и такого, у которого толстый бас. Талантов у него было много. Всему он научился сам. Хозяйство у него исправнейшее. Он любит почитать и книжку, только самого серьезного содержания и церковной печати: например, Четьи-Минею, Святцы, Библию и т. п. В церкви он читал, как и все дьячки читают: скреб себе октавою, так что, когда приходилось произносить "Господи, помилуй" 40 раз, у него выходило: "помилосты, помилосты"; но дома он читал с чувством, с расстановкой, даже с толком. Такой идеальный дьячок жил еще в те времена, когда дьячки носили косы и бороды, - то и другое у него было, но причесано; сюртук длинный, шаровары в сапоги, шапка с широким козырьком, что очень шло к его фигуре. Помещики его любили, священник не мог нахвалиться им, а прихожане считали его за авторитет не только по хозяйственной, но и по другим частям. Жена и дети Ивана Иванова жили в страхе божием. Хотя наш Иван Иванов и придерживался того убеждения, что жена - слабый, немощный сосуд, и такой сосуд, который снаружи красив, а внутри полон скверны и нечистоты, - все-таки он любил жену, - не романически, конечно, а по-христиански, как заповедали святые отцы. С детьми он разговаривал мало, отвечая им резонно, коротко и ясно. Изредка только он позволял себе поболтать с ними, позволял им хохотать и карабкаться к нему на шею; - и странно, дети, имевшие к нему какой-то страх, в этих случаях были свободны и, не стесняясь, пихали пальцы свои ему в рот и нос, теребили за бороду и жидкие косички. Но лишь только произнесет отец: "довольно!" - сразу оставляли его. Он был убежден, что ребенка хотя раз в месяц следует вспарить, но, имея мягкую натуру, он парил их редко, за что немало претерпевал мучений совести. - Эх, избалую я детей! - говорил он, вздыхая. - Ну, да что ж ты станешь делать. Станешь сечь - им больно, а мне и еще того больней. Не могу. Но и на него иногда находил час греха. Начнет он бродить по комнате, - бродит день, другой, не ест, не пьет, не говорит ни с кем, и все точно перемогается. Наконец скажет: "нет, грех уж, видно, такой!" и через полчаса является пьян-пьянехонек, и лыком не вяжет авторитет села К. Однако, пьяный он никогда не шумит, сидит молча, подгорюнившись, и ничто не заставит его говорить. На другой день он опять начинает старую, трезвую и разумную жизнь, как будто вчера ничего не случилось, а жена и не намекнет ему о вчерашнем. У ней есть такое убеждение - "не спрашивай: пьет или нет; кто не пьет ныне? ты смотри, какой он во хмелю". Ну, а Иван Иванов был хорош во хмелю. У Ивана Иванова был сын Андрюша, сын Петюша, сын Данилушка и дочь Анна. Знатная Анна была у него. Ну, да не о ней дело. Хороши были и братцы ее, да и не о них собственно дело. Дело о Данилушке. Данилушка был мальчик очень бойкий. Он был любимец матери. Название "матушкин сынок" употребляется в двух смыслах: матушкин баловень и матушкин любимец. Замечают вообще, что маменькин сынок и маменькина дочка вообще бывают счастливы и умны. Был ли Данилушка счастлив,
Стр.1