Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 497722)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента
"Уважаемые СТУДЕНТЫ и СОТРУДНИКИ ВУЗов, использующие нашу ЭБС. Рекомендуем использовать новую версию сайта."

Бриллиантовый корабль

0   0
Первый авторПембертон Макс
Страниц86
ID9122
АннотацияПеревод А. Энквист
Кому рекомендованоПереводы
Пембертон, М. Бриллиантовый корабль : Роман / М. Пембертон .— 1902 .— 86 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Макс Пембертон Бриллиантовый корабль Scan by Ustas; OCR&Readcheck by Zavalery http://www.pocketlib.ru "Пембертон М. <...> - Тимофей Мак-Шанус, - сказал он, - она дочь генерала Фордибраса, предок которого приехал в Америку вместе с маркизом Лафайэтом. <...> В самом центре их розовый бриллиант, который принадлежал когда-то принцессе Маргарите Австрийской. <...> И вот Тимофей Мак-Шанус, удалившись от разных яств и напитков, отправился посмотреть ближе на красивую пастушку, продававшую гравюры и шипучие напитки. <...> - Милая моя, - сказал я, - Тимофей Мак-Шанус читает только собственные произведения. <...> Ин раньше страстно любил море, но уже несколько лет, как он отказался от него, и я очень удивилась, услышав, каким превосходным матросом он может быть. <...> В таком положении находились вещи в мае месяце, когда Окиада, японец, приехал из Лондона и поселился в Маноре. <...> Страх мой увеличился еще, когда я по ту сторону парка увидела в окнах обсерватории яркий огонь, указывавший на то, что брат мой до сих пор еще занимается, а с ним, следовательно, находится и наш бесценный Окиада. <...> Так думала я, когда стояла, в буквальном смысле парализованная страхом, не будучи в состоянии ни двинуться с места, ни произнести ни единого звука. <...> Шаг за шагом двигались они вперед с очевидным намерением обокрасть несгораемый шкаф моего брата, стоявший в спальне, где спал обыкновенно японец Окиада. <...> Но как ни боялась я, что люди эти увидят меня и поспешат выместить на мне свою злобу, я не могла - предложи мне даже все золото мира - произнести ни единого звука. <...> - Мистер Фабос в парке, - сказала она, - и надо позвать его. <...> На коленях подле него стоял Окиада, растирая ему руки и ноги и стараясь привести в чувство. <...> Я слышала, что его яхта плавает в южной части Атлантического океана. <...> Я знаю дома в Лондоне, Париже, Вене и Берлине, где вы можете обменять украденный бриллиант на деньги так же легко, как вы меняете <...>
Бриллиантовый_корабль.pdf
Макс Пембертон Бриллиантовый корабль Scan by Ustas; OCR&Readcheck by Zavalery http://www.pocketlib.ru "Пембертон М. Морские волки. Бриллиантовый корабль": Издательство: Барбис Л. Р. Б.; Вильнюс; 1993 ISBN 9986-441-01-3 I Предисловие Тимофея Мак-Шануса, журналиста Мой друг, доктор Фабос, познакомился с мисс Фордибрас на великосветском базаре, устроенном по случаю празднества в Кенсингтонском Тоун-Холле. Я прекрасно помню, что в тот вечер он хотел развлекать почтенную компанию из Гольдсмит-Клуба за свой счет. - Мак-Шанус, - сказал он, - никто, кроме тебя, не сумеет заказать прекрасный ужин. Отправляйся на маскарад, и я приеду туда же. Не жалей денег, Мак-Шанус. Твои друзья - мои друзья. Я желал бы сохранить воспоминание об этом вечере... последнем в Лондоне до моего отъезда. Нас было семеро, обедавших за его счет в Гольдсмит-Клубе, и все мы сели в один и тот же омнибус. Да будет вам известно, что вы не найдете ни одного человека, который не отдал бы справедливости замечательному гостеприимству Фабоса. Ночь была ясная и небо усеяно мерцающими звездами. - Мы, что ли, платим за омнибус? - спросил мой друг Киллок, актер. - Не оскорбляй в этот вечер самое великодушное сердце во всей Великобритании! - сказал я. - И прекрасно, - сказал он, - человеку, который не платит, незачем заботиться о сдаче, - и с этими словами он вошел в Тоун-Холл. Наша компания выглядела весьма колоритно. Мой старый товарищ Барри Хиншоу явился в бархатной охотничьей куртке и красном галстуке, что не очень пришлось по вкусу служащим театральной конторы. Сам Киллок, любимец дам, явился в жилете, так густо усеянном бриллиантами, что их хватило бы на целую брошь-хризантему. Все мы семеро, точно солдаты, выстроились у буфета, повернувшись спиной к танцевальному залу. - Самое настоящее время для виски с содовой, - сказал Барри Хиншоу, знаменитый трагик. - Стыдись, - сказал я ему, - не прошло и получаса с тех пор, как ты пил яд, известный под названием "кюммеля". Остерегайся напитков, Барри! - О! - сказал он. - Ты, я полагаю, из одного места приехал со мной? - И затем прибавил: - Будь Фабос настоящий джентльмен, он присоединился бы к нашей компании и заплатил за нее. Самое ужасное на всех этих базарах заключается в том, что ты всегда потеряешь из виду человека с деньгами. Я пропустил мимо ушей это дерзкое замечание, и мы занялись буфетом. Великосветский базар, как они его называли, был в полном разгаре. Красавицы, одетые пастушками, приняли было меня и друзей моих за овец, которых можно постричь, но величественные манеры наши и два шиллинга и десять пенсов в кошельке уменьшили их рвение, и они сделали поворот направо. Базар этот был устроен для моряков из Портсмута. Стоило купить пучок незабудок за десять шиллингов у девушки с голубыми глазами и пунцовыми губками, и вы могли вальсировать с этой же самой маленькой волшебницей по пять шиллингов за раз. Мой друг Барри сильно побледнел, когда услышал это от меня. - Уж будто ты не умеешь вертеться на носках? - спросил я. - Друг, - ответил он, - это несравненно хуже, чем переплыть Ла-Манш. - А Фабос танцует, - сказал я, указывая на последнего, - и будет танцевать, пока не взойдет солнце. А танцевал он на этом базаре в Кенсингтоне с миниатюрной девушкой в красном. Я уверен, что его шесть футов один дюйм уменьшились до пяти футов с двумя третями, - так низко приходилось ему наклоняться, чтобы нашептывать ей нежные слова всякий раз, когда он платил пять шиллингов за вальс, как это было сказано в программе. А обыкновенно он такой молчаливый человек! Его даже в клубе ничем, бывало, не расшевелить и ничего не добиться от него, кроме молчаливой улыбки. Каких только определений не давали этому Ину Фабосу! Одни говорили, что он циник. Некоторые упоминали о его
Стр.1