Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 477168)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Новые материалы об А. Н. Островском

0   0
Первый авторЛакшин
Страниц4
ID9026
АннотацияОб авторе (Островский Александр Николаевич).
Кому рекомендованоОб авторе
Лакшин, В. Новые материалы об А. Н. Островском : Статья / В. Лакшин .— 1960 .— 4 с. — Мемуары

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Новые материалы об А. Н. Островском (Из дневника профессора Шляпкина) Русская литература. <...> Илья Александрович Шляпкин (1858--1918) занимает сравнительно скромное место в истории филологической науки как исследователь в области новой и древней русской литературы. <...> Он был знаком с Гончаровым и Григоровичем, Лесковым и И. Ф. Горбуновым, Аполлоном Майковым и Полонским. <...> С завидной тщательностью и методичностью стал заносить Шляпкин в свой дневник все, что сам наблюдал или слышал из уст очевидцев о корифеях русской литературы. <...> Но, пожалуй, наиболее интересные и ценные с точки зрения истории литературы страницы дневника посвящены А. Н. Островскому. <...> Осенью 1886 года -- года смерти Островского, под свежим впечатлением горькой утраты его друзья и ценители его творчества собрались в "музыкально-сценическом кружке" Коровякова. <...> Коровяков был известным знатоком и любителем театрального дела, автором популярных пособий по декламации. <...> На заседание своего кружка он пригласил людей, коротко знакомых некогда с Островским, встречавшихся с ним и в пору его литературных дебютов, и в момент наивысшей славы, и на пороге смерти. <...> Здесь были И. Ф. Горбунов, Д. В. Григорович -- писатели, помнившие Островского еще по годам сотрудничества в журналах "Москвитянин" и "Современник". <...> Здесь был и М. И. Писарев -- актер Александрийского театра, исполнитель ролей Несчастливцева, Русакова, Большова, Кнурова в пьесах Островского и издатель первого полного собрания сочинений драматурга. <...> Молодой филолог-энтузиаст И. А. Шляпкин, также оказавшийся на заседании кружка, записал в свой дневник то, что услышал об Островском из уст людей, близко знавших драматурга. <...> Надо заметить, что участники этой встречи оставили воспоминания об Островском, а М. И. Писарев опубликовал заметки "К биографии Островского". <...> Но в этих известных сообщениях мы не отыщем многого из того, что вспомнилось им в ноябрьский вечер 1886 года в салоне Коровякова. <...> А такого рода сообщения <...>
Новые_материалы_об_А._Н._Островском.pdf
В. Лакшин Новые материалы об А. Н. Островском (Из дневника профессора Шляпкина) Русская литература. 1960. No 1. OCR Бычков М. Н. Илья Александрович Шляпкин (1858--1918) занимает сравнительно скромное место в истории филологической науки как исследователь в области новой и древней русской литературы. В наши дни он памятен лишь немногим специалистам. В молодые годы судьба сводила Шляпкина со многими людьми, имена которых высоко чтимы в истории русской литературы. Он был знаком с Гончаровым и Григоровичем, Лесковым и И. Ф. Горбуновым, Аполлоном Майковым и Полонским. Как человек филологической складки, он привык дорожить фактами и подробностями и знал, как быстро исчезают из памяти живые черты замечательных людей прошлого, бесценные для потомства. С завидной тщательностью и методичностью стал заносить Шляпкин в свой дневник все, что сам наблюдал или слышал из уст очевидцев о корифеях русской литературы. В записях Шляпкина можно найти рассказы о Белинском, Достоевском, Тургеневе, Гончарове, Некрасове, Льве Толстом. Но, пожалуй, наиболее интересные и ценные с точки зрения истории литературы страницы дневника посвящены А. Н. Островскому. Осенью 1886 года -- года смерти Островского, под свежим впечатлением горькой утраты его друзья и ценители его творчества собрались в "музыкально-сценическом кружке" Коровякова. Сам Д. Д. Коровяков был известным знатоком и любителем театрального дела, автором популярных пособий по декламации. На заседание своего кружка он пригласил людей, коротко знакомых некогда с Островским, встречавшихся с ним и в пору его литературных дебютов, и в момент наивысшей славы, и на пороге смерти. Здесь были И. Ф. Горбунов, Д. В. Григорович -- писатели, помнившие Островского еще по годам сотрудничества в журналах "Москвитянин" и "Современник". Здесь был и М. И. Писарев -- актер Александрийского театра, исполнитель ролей Несчастливцева, Русакова, Большова, Кнурова в пьесах Островского и издатель первого полного собрания сочинений драматурга. Молодой филолог-энтузиаст И. А. Шляпкин, также оказавшийся на заседании кружка, записал в свой дневник то, что услышал об Островском из уст людей, близко знавших драматурга. Надо заметить, что участники этой встречи оставили воспоминания об Островском, а М. И. Писарев опубликовал заметки "К биографии Островского". Но в этих известных сообщениях мы не отыщем многого из того, что вспомнилось им в ноябрьский вечер 1886 года в салоне Коровякова. Воспоминания для печати писались этими авторами много позднее, и какие-то подробности могли, естественно, выветриться из памяти. Но главное в другом. При мысли об Островском вспоминалось многое из его цензурных мучений и вообще из отношений с "властью предержащей". А такого рода сообщения не могли быть в то время напечатаны. Тем ценнее, что беседы эти сохранены для. нас в дневнике Шляпкина. Записи Шляпкина местами чрезмерно лаконичны, отрывочны и конспективны, это записи "для себя", а не для возможного читателя.1 Но и в этом "сыром" виде они представляют серьезный интерес и пополняют наши сведения о великом драматурге. В какой степени достоверны сообщения об Островском в шляпкинском дневнике? В устный рассказ Григоровича или Горбунова могли, разумеется, вкрасться неточности, а некоторые факты в устах блестящих острословов получили оттенок салонного анекдота. Но при всем том не доверять основному смыслу рассказанных фактов мы не в праве. А они весьма интересны и значительны. В кружке Коровякова много говорилось о злоключениях пьес Островского в цензуре. Как известно, первая же пьеса его, "Банкрот" или "Свои люди -- сочтемся", стала жертвой цензурных гонений. Запрещенная к представлению по личному повелению Николая I, комедия долго не могла появиться на сцене. Готовя в 1859 году первое собрание своих сочинений, Островский был вынужден под цензурным нажимом внести в комедию исправления и переделки. По словам: Т. И. Филиппова (известного приятеля Островского времен "молодой редакции" "Москвитянина"), занесенным Шляпкиным в дневник, цензор прямо порекомендовал драматургу вывести на сцену в финале комедии
Стр.1