Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 476971)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Судьба императора

0   0
Первый авторЛукаш Иван Созонтович
Страниц7
ID8900
Кому рекомендованоПроза
Лукаш, И.С. Судьба императора : Рассказ / И.С. Лукаш .— 1923 .— 7 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Иван Лукаш Судьба императора Рассказ. <...> Экзекутор Агафангелов - действительно фамилия! - чешет на лысину волосы прилизанным коровьим языком. <...> Экзекутор Агафангелов в зеркало любит смотреться, что в прихожей, внизу над ларем швейцара Казимира. <...> Костлявыя, морщинистыя руки, хладныя длани тянутся, трясясь, из темноты, стягивают деревянныя калоши Его Превосходительства, шинелишки и пальтишки чиновников. <...> Экзекутор Агафангелов любит оправлять перед зеркалом галстух, плетенку пеструю. <...> Копиист же Ванюшин, отрок бледный, неслышный, с ячменем на веке левом - если бы не ячмень, походил бы и русым волосом своим и тонким ликом с ресницами трепетными - на младого святого, именем незнатнаго, про которых в святцах пишется: "и мнозим иже с ним, убиенные и муки в страстях восприявшие... <...> . А Андрей Сорочкин, коллежский регистратор, не только сам по себе такое о лицах человеческих думает, но и в газетах читал, что вот в берлинском будто Зоологическом саду поставлены фигуры как бы человечьи, а ежели приглядеться - один явный осел и другой - сова, а третий - свинья обыкновенная... <...> Сидит Андрей Сорочкин за шкапом - темным, огромным, где Своды Законов, синия полки и на нижней полке разбитыя, пыльныя чернильницы, газеты прожелтелыя, читанныя давно Его Превосходительством Перевернухой. <...> Сорочкину дело - бумаги сшивать шнуром государственным, перевитым в три цвета: желтый, черный и белый. <...> Когда покойный его батюшка, архивариус Синода Святейшаго, тоже Андрей и тоже Сорочкин, в чине надворнаго советника скончался - Андрюша уже в пятый класс гимназии классической бегал. <...> Андрюша-то в гимназию лет пятнадцать назад бегал, а все помнит какие там светлые классы, храмы холодные, и что трезвонил звонок, а на уроках словесности Капитон Тихоныч - царствие ему небесное, от сгоревшаго легкаго помер, - голосом кротчайшим и трепетным читал стихи <...>
Судьба_императора.pdf
Иван Лукаш Судьба императора Рассказ. Судьба играет человеком Она изменчива всегда... Песня о Наполеоне. I. перцем. Бакенбарды Его Превосходительства - котлеты рубленыя, коричневыя и присыпаны седым Голова на бок не вся, но со лба. Нянька в детстве повернула. Нос в одну сторону - нос мясистый, в жилках, - гроздевидное нечто, лиловатое, виноградное, - а лоб в другую. А может акушерския щипцы, при рождении наложенныя, оставили неизгладимый след свой на челе Его Превосходительства. Чиновники, и даже курьеры, прозвали Его Превосходительство - Первернухой. За кривую голову, всего вероятнее... Вообще непонятно, какия головы бывают у людей - внешности, так сказать, или личности. Экзекутор Агафангелов - действительно фамилия! - чешет на лысину волосы прилизанным коровьим языком.Шишки имеет над бровями, подобно двум кулакам, а лицо безбородое - безлесое лицо, голый волдырь, или, чтобы красивее - степь безкрайнюю, серую. А глазками мигает - левым, правым - очень часто, - которым не уследить. И часто почихивает, поднося ладонь ручкой к носу и прячется из вежливости, за конторку... Экзекутор Агафангелов в зеркало любит смотреться, что в прихожей, внизу над ларем швейцара Казимира. Зеркало свинцовое, старинное, в раме квадратной. Прибито гвоздиком в 1843 году, то есть, семьдесят лет назад, при императоре Николае Павловиче, в Бозе почивающем. Казимир с того времени швейцар, по счету седьмой.Швейцары всех долголетнее в Департаменте и может Казимир представляется, что он новый, восьмой, считая от дня прибития гвоздика. Сидит и сидит, а кто сидит - неизвестно... Костлявыя, морщинистыя руки, хладныя длани тянутся, трясясь, из темноты, стягивают деревянныя калоши Его Превосходительства, шинелишки и пальтишки чиновников. А кто в темноте - не видать. Может швейцар, а может одна туманность и костлявая рука. Экзекутор Агафангелов любит оправлять перед зеркалом галстух, плетенку пеструю. - Темно тут, братец, у нас, ни черта не видать! - Кого-с? Точно так: ни черта. - И как же ты, братец, на императорской, коронной, можно сказать, службе, а поляк? - Кого-с? Так точно - поляк... Так вот, у этого экзекутора лик, как голый волдырь или серая степь, но дуги надгробныя, подобны Сократовым. А столоначальник Изумрудов, хотя и носит фамилию драгоценную, но походит на утку ощипанную. И бородка у него есть и булавка в галстухе с камушком, а все же - утка. И еще столоначальник Смышленов, тяжелый человек, от подмышек ладаном пахнет и кислицей, когда ходит, половицы скрипят - подгибаются - "пожалейте нас, родненькие мои" - так тот лицо имеет багровое и заплылое. В точь - дикий кабан. А курьер Павлюк, седой, чинный, бакенбарды серебряныя, в талии стройный, в движениях торжественный - напоминает видом своим Александра II Освободителя, на канавке Екатерининской убиеннаго. Копиист же Ванюшин, отрок бледный, неслышный, с ячменем на веке левом - если бы не ячмень, походил бы и русым волосом своим и тонким ликом с ресницами трепетными - на младого святого, именем незнатнаго, про которых в святцах пишется: "и мнозим иже с ним, убиенные и муки в страстях
Стр.1