Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 493215)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Перехваченные письма

0   0
Первый авторОдоевский Владимир Федорович
Страниц5
ID8785
Кому рекомендованоПроза
Одоевский, В.Ф. Перехваченные письма : Рассказ / В.Ф. Одоевский .— 1868 .— 5 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

). Павел Афанасьевич Фамусов к княгине Марье Алексевне, в Петербург. <...> Москва 12 марта 1868 г. Долгом считаю донести вашему сиятельству, что у нас в Москве все пока обстоит благополучно, и особенно нового пока еще ничего нет. <...> Правда, не переводятся у нас, как всегда, выскочки, которые думают, что они умнее всех И даже князь Петра. <...> И несут они разные завиральные идеи, но их не слушают и все идет по-прежнему; новых выдумок не допускаем, - довольно и допущенных. <...> Ни на что не похоже, так все и тянут на новый лад, да и вздора, вздора-то в них! <...> Вместо Павла Афанасьевича назвали меня Павлом Агафоновичем; спрашивается: чего же смотрит цензура? <...> Я доложу вашему сиятельству, с чего это все началось. <...> Были у нас в старину у застав _шлахбаумы_, и для охранения города, и для благоприличия; тогда уже по шлахбауму знаешь, что въезжаешь в город: у заставы поперек бревно; остановишься - подходят; все это так прилично; спрашивают: как ваш чин и ваша фамилия? <...> Записывают и на другой день печатают в газетах: приехал-де в Москву Павел Афанасьевич Фамусов; тем и газеты были занимательны, не чета нынешним; словом, уважение было. <...> А ныне я въехал в город, мужик въехал - все равно; а о железных дорогах уж и не говорю - просто стыд и срам, т. е. что называется - никакого почета. <...> Кто бы ни был, я ли, мужик ли опоздал, нисколько решпекта не сделают, не подождут ни минуты. <...> Как теперь помню, тому лет двадцать, заговорили, что хотят шлахбаумы снять; они-де ни на что не нужны; я так руками и всплеснул! <...> Сперва шлахбаумы у застав снимут, а там и другие шлахбаумы почнут снимать". <...> Я всегда был охотник читать газеты; на тогдашние "Московские ведомости", не на нынешние, я всегда подписывался; перестал только тогда, как они из тетрадки, к которой мы все привыкли, неизвестно на какой прок вытянулись чуть-чуть не в простыню. <...> - Просил я тогда честью, чтоб для меня печатали нумера особо, в прежнюю величину, обещал лишнее за то приплатить так нет, не сделали уважения, "Так, - отвечали, - для всех <...>
Перехваченные_письма.pdf
В. Ф. Одоевский Перехваченные письма ---------------------------------------------------------------------------В. Ф. Одоевский. Сочинения в двух томах. Том первый. Русские ночи. Статьи М., "Художественная литература", 1981 Вступительная статья, составление и комментарии В. Я. Сахарова OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru ---------------------------------------------------------------------------I Дома новы, но предрассудки стары. Порадуйтесь, не истребят Ни годы их, ни моды, ни пожары. Грибоедов. "Горе от ума" (Дейст. 2. Явл. 5.). Павел Афанасьевич Фамусов к княгине Марье Алексевне, в Петербург. Москва 12 марта 1868 г. Долгом считаю донести вашему сиятельству, что у нас в Москве все пока обстоит благополучно, и особенно нового пока еще ничего нет. Правда, не переводятся у нас, как всегда, выскочки, которые думают, что они умнее всех И даже князь Петра. И несут они разные завиральные идеи, но их не слушают и все идет по-прежнему; новых выдумок не допускаем, - довольно и допущенных. Тяжело нам, матушка княгиня, нечего сказать, приходится стоять за старину. Смотришь, так и прошмыгнет то железная дорога, то гласный суд, то телеграф, а газеты-то, газеты! Ни на что не похоже, так все и тянут на новый лад, да и вздора, вздора-то в них! Онамедни печатают обо мне, по случаю продажи одного из моих домов, - что же? Вместо Павла Афанасьевича назвали меня Павлом Агафоновичем; спрашивается: чего же смотрит цензура? Да что! Говорят, что на газеты и цензуры вовсе нет. Вот мы и с праздником; пиши всякий, кто хочет и что хочет во всеуслышанье. Я доложу вашему сиятельству, с чего это все началось. Были у нас в старину у застав _шлахбаумы_, и для охранения города, и для благоприличия; тогда уже по шлахбауму знаешь, что въезжаешь в город: у заставы поперек бревно; остановишься - подходят; все это так прилично; спрашивают: как ваш чин и ваша фамилия? Записывают и на другой день печатают в газетах: приехал-де в Москву Павел Афанасьевич Фамусов; тем и газеты были занимательны, не чета нынешним; словом, уважение было. А ныне я въехал в город, мужик въехал - все равно; а о железных дорогах уж и не говорю - просто стыд и срам, т. е. что называется - никакого почета. Кто бы ни был, я ли, мужик ли опоздал, нисколько решпекта не сделают, не подождут ни минуты. Ну на что ж это похоже? Как теперь помню, тому лет двадцать, заговорили, что хотят шлахбаумы снять; они-де ни на что не нужны; я так руками и всплеснул! Как! Уж и шлахбаумы не нужны! "Помяните мое слово, - я говорил, - быть худу! Сперва шлахбаумы у застав снимут, а там и другие шлахбаумы почнут снимать". Так и вышло по-моему - недаром чуяло мое сердце. Да и что проку-то? Бывало, никогда по газетам не было слышно ни о воровстве, ни о грабеже; если и бывали какие шалости, так до нас, по крайней мере, не доходили-то было дело полицейских. А сняли шлахбаумы да пустили газеты, так то и дело: того обокрали, того ограбили. Отчего прежде этого не бывало? Я всегда был охотник читать газеты; на тогдашние "Московские ведомости", не на нынешние, я всегда подписывался; перестал только тогда, как они из тетрадки, к которой мы все привыкли, неизвестно на какой прок вытянулись чуть-чуть не в простыню. - Просил я тогда честью, чтоб для меня печатали нумера особо, в прежнюю величину, обещал лишнее за то приплатить - так нет, не сделали уважения, "Так, - отвечали, - для всех заодно печатают". То-то и грустно, что _для всех заодно_; как будто _для нас_ нельзя и исключения сделать! Племянники получают нынешние-то ведомости, читают мне иногда на сон
Стр.1