Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 493192)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

О литературе и искусстве

0   0
Первый авторОдоевский Владимир Федорович
Страниц67
ID8782
Аннотация"Замечания на суждения Мих. Дмитриева о комедии ""Горе от ума"". Парадоксы. О вражде к просвещению, замечаемой в новейшей литературе. Как пишутся у нас романы. О нападениях петербургских журналов на русского поэта Пушкина. Записки для моего праправнука о р"
Кому рекомендованоПублицистика
Одоевский, В.Ф. О литературе и искусстве : Статья / В.Ф. Одоевский .— 1867 .— 67 с. — Критика

Предпросмотр (выдержки из произведения)

В. Ф. Одоевский О литературе и искусстве "Современник", Москва, 1982 Из книги: "Письма русских писателей XVIII века". <...> В самом деле, нельзя не заметить чудного сходства между сими двумя критиками: та же основательность в суждениях, та же необъемлемая ученость, та же благоразумная расчетливость в литературе. <...> Главный характер должен развиваться во все продолжение пьесы, каждое новое обстоятельство, каждое слово должно давать ему новую оттенку, следственно, только при обозрении всех действий лица можно постигнуть его характер во всей полноте и тогда уже судить о нем. <...> Правда, есть произведения, у которых можно отнять начало, конец, средину, и оттого они ничего не потеряют, а еще выиграют: так, наприм<ер>, из вашего пролога можно выкинуть то, что на глаза попадется, и он оттого ничего не потерпит; но не к такого рода произведениям принадлежит комедия Грибоедова: в ней каждое обстоятельство имеет свое назначение, каждое слово дополняет картину. <...> Вы говорите: г. Грибоедов хотел представить умного и образованного человека, который не нравится обществу людей необразованных. <...> Правда, комик изображает нам в Чацком* человека умного и образованного, но не в том смысле, как вы это понимаете; в Чацком комик не думал представить идеала совершенства, но человека молодого, пламенного, в котором глупости других возбуждают насмешливость, наконец, человека, к которому можно отнести стих поэта: Не терпит сердце немоты. <...> Если бы вы с сей точки зрения посмотрели на характер Чацкого, тогда бы увидели, что он составляет совершенную <...> Тогда бы не показалось вам странным, отчего Чацкий, воспитывавшийся вместе с Софьею, с которою вместе смеялся над дядюшками и тетушками, при встрече с нею шутливо о них расспрашивает; здесь, м. г., от вашего взгляда укрылась глубокая мысль комика: Чацкий необходимо должен был говорить Софье об их общих знакомых. <...> Вспомните, что Чацкий принят Софьею холодно <...>
О_литературе_и_искусстве.pdf
В. Ф. Одоевский О литературе и искусстве "Современник", Москва, 1982 Из книги: "Письма русских писателей XVIII века". Л., Наука, 1980. OCR: Русская виртуальная библиотека, http://rvb.ru Правка: ImWerden, http://imwerden.de. ЗАМЕЧАНИЯ НА СУЖДЕНИЯ МИХ. ДМИТРИЕВА О КОМЕДИИ "ГОРЕ ОТ УМА" Чтобы иметь ключ ко многим литературным истинам нашего времени, надобно знать не теорию словесности, а отношения к лицам. Мих. Дмитриев в "Замеч. на сужд. Телегр.". В. Е., стр. 109. молчания, Долго, долго "Вестник Европы" приносил жертвы богиням и мира и долго покоился он; безмятежность сего журнала, как вдруг г. Мих. Дмитриев явился на поприще критики счастливым подражателем Юста лишь изредка Юст Веридиков нарушал Веридикова! В самом деле, нельзя не заметить чудного сходства между сими двумя критиками: та же основательность в суждениях, та же необъемлемая ученость, та же благоразумная расчетливость в литературе. Но Юст Веридиков нападал из-за угла и заставлял читателей угадывать, на кого именно нападает; г. Дмитриев, напротив, старается именно показать, что он нападает на сочинение, делающее честь нашей словесности, словом, на комедию "Горе от ума" г. Грибоедова. Не буду говорить о том, что все русские журналы (за выключением "В. Е.") наполнены похвалами сей комедии. Это прекрасное произведение, конечно, не имеет нужды ни в похвалах, ни в защите от нападений г. Дмитриева; оно, без сомнения, переживет все журнальные статейки и все возможные прологи и проч. ... но не защищать его хочу; я желаю показать только предубеждение критика. Выставленные мною слова вместо эпиграфа суть единственная истина, сказанная г-м Дмитриевым во всей статье его. Точно! Очень можно не знать ни теории словесности и ничего не знать, кроме отношений, и выдавать себя за истолкователя литературных истин - вся статья г. Дмитриева служит подтверждением этой мысли; жаль только, что г. Д. не упомянул, отчего происходят эти отношения; постараемся дополнить его суждение: эти отношения рождаются от едкой, счастливой эпиграммы, доставляющей нам известность поневоле; оттого, что другие имеют способность производить, а иные не имеют, оттого, что иные не произвели еще ничего заметного, а другие своими произведениями уже снискали себе прочную славу. Постараемся подтвердить наше мнение доказательствами. Начну с того, что критика г. Мих. Дмитриева не могла существовать - это мечта, литературная мистификация; ибо, каким образом можно судить по отрывку о целой комедии? Вот вопрос, который должен представиться всякому при первом и - последнем взгляде на статью г. Дмитриева. Но г. Дмитриев предусмотрел этот вопрос и потому сказал: по отрывку нельзя судить о целой комедии; но о характере главного действующего лица можно. Помилуйте, м. г.! Главный характер должен развиваться во все продолжение пьесы, каждое новое обстоятельство, каждое слово должно давать ему новую оттенку, следственно, только при обозрении всех действий лица можно постигнуть его характер во всей полноте и тогда уже судить о нем. Правда, есть произведения, у которых можно отнять начало, конец, средину, и оттого они ничего не потеряют, а еще выиграют: так, наприм<ер>, из вашего пролога можно выкинуть то, что на глаза попадется, и он оттого ничего не потерпит; но не к такого рода произведениям принадлежит комедия Грибоедова: в ней каждое обстоятельство имеет свое назначение, каждое слово дополняет картину. Из отрывка же можно заключить только о том, о чем было сказано в "Телеграфе", то есть об острых, новых мыслях и о живой картине общества. Доказательством моего мнения может служить то, что вы, рассуждая по отрывку, жестоко ошиблись в характере главного действующего лица, хотя, признаюсь, и из отрывка нельзя было заключить того, что вы заключили. Вы говорите: г. Грибоедов хотел представить умного и образованного человека, который не нравится обществу людей необразованных. Ошиблись, м. г., или сказали не то, что вам хотелось сказать. Что за неопределенность в ваших выражениях? Сколько различных понятий представляют слова ваши: умный, образованный, необразованный. Правда, комик изображает нам в Чацком* человека умного и образованного, но не в том смысле, как вы
Стр.1