Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 476970)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Деревянный гость, или сказка об очнувшейся кукле и господине Кивакеле

0   0
Первый авторОдоевский Владимир Федорович
Страниц3
ID8764
Кому рекомендованоПроза
Одоевский, В.Ф. Деревянный гость, или сказка об очнувшейся кукле и господине Кивакеле : Рассказ / В.Ф. Одоевский .— 1836 .— 3 с. — Сказки

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис» Владимир Федорович Одоевский. <...> В это время проходил прародитель славянского племени, благородный мудрец, пасмурный, сердитый на вид, но добрый - как всякий человек, обладающий высшими знаниями. <...> Он был отправлен из древней славянской отчизны - Индии к Северному полюсу по весьма важному делу: ему надлежало вымерить и математически определить, много ли в продолжении последнего тысесячелетия выпарилось глупости из скудельного человеческого сосуда и много ли прилилось в него благодатного ума. <...> Задача важная, которую давно уже решила моя почтенная бабушка, но которую индийские мудрецы все еще стараются разрешить посредством долгих наблюдений и самых утонченных опытов и исчислений; не на что им время терять! <...> Как бы то ни было, индийский мудрец остановился над бедною куклою, горькая слеза скатилась с его седой ресницы, капнула на красавицу, и красавица затрепетала какою-то мертвою жизнью, как обрывок нерва, до которого дотронулся гальванический прутик. <...> Он поднял ее, овеял гармоническими звуками Бетховена; свел на лице ее разноцветные красноречивые краски, рассыпанные по созданиям Рафаэля и Анжело; устремил на нее магический взор свой, в котором, как в бесконечном своде, отражались все вековые явления человеческой мудрости; и прахом разнеслись нечестивые цепи иноземного чародейства вместе с испарениями старого чепчика; и новое сердце затрепетало в красавице, высоко поднялась душистая грудь, и снова свежий славянский румянец вспыхнул на щеках ее; наконец мудрец произнес несколько таинственных слов на древнем славянском языке, который иностранцы называют санскритским; благословил красавицу Поэзией Байрона, Державина и Пушкина; вдохнул ей искусство страдать и мыслить, и - продолжал путь свой. <...> И в красавице жизнь живет, мысль пылает, чувство говорит; вся природа улыбается ей радужными лучами; нет Китайских жемчужин в нити ее существования, каждая <...>
Деревянный_гость,_или_сказка_об_очнувшейся_кукле_и_господине_Кивакеле.pdf
Владимир Федорович Одоевский. Деревянный гость, или сказка об очнувшейся кукле и господине Кивакеле ---------------------------------------------------------------------------OCR: Birdy Оригинал здесь - Russian Gothic Page - http://literature.gothic.ru/main.htm ---------------------------------------------------------------------------И так бедная кукла лежала на земле, обезображенная, всеми она презренная, без мысли, без чувства, без страдания; она положения и твердила про себя, что глубочайшего почтения и совершенной валяется по преданности... В полюсу по весьма определить, много в делу: ему продолжении надлежало последнего решила не полу это вымерить понимала для время вид, но добрый - как всякий человек, обладающий высшими знаниями. Он был отправлен из древней славянской важному ли и глупости из скудельного человеческого сосуда и много уже благодатного ума. Задача важная, которую давно которую индийские мудрецы все еще наблюдений и самых утонченных опытов терять! Как бы то ни было, индийский с горькая слеза скатилась красавица затрепетала разноцветные его какою-то стараются и седой мудрец мертвою моя почтенная разрешить исчислений; не остановился ресницы, капнула жизнью, как Анжело; устремил на нее магический взор свой, в котором, как своде, отражались все разнеслись нечестивые вековые цепи иностранцы краски, рассыпанные явления иноземного называют человеческой чародейства старого чепчика; и новое сердце затрепетало в душистая грудь, и снова свежий славянский Поэзией Байрона, Державина улыбается радужными и румянец Пушкина; вдохнул лучами; нет наконец мудрец произнес несколько таинственных слов языке, который Китайских по над на тысесячелетия ли к покинутая, своего прародитель славянского племени, благородный мудрец, пасмурный, сердитый отчизны - Индии прилилось что изъявления проходил на Северному математически выпарилось в посредством на бедною обрывок которого дотронулся гальванический прутик. Он поднял ее, овеял гармоническими звуками Бетховена; свел на красноречивые созданиям в вместе на красавице, высоко вспыхнул на древнем санскритским; благословил ей искусство жемчужин в им него бабушка, но долгих время куклою, красавицу, и нерва, до лице Рафаэля мудрости; и с ее и бесконечном прахом испарениями поднялась ее; щеках страдать мыслить, и - продолжал путь свой. И в красавице жизнь живет, мысль пылает, чувство говорит; вся ей своим новым гордится, что понимает свое высокое назначение. Но злодеи, которых чародейская сила была для погубления славянской красавицы. Однажды красавица заснула; в нити славянском красавицу и природа ее существования, каждая блещет светом мечты, любви и звуков.. И помнит красавица свое прежнее ничтожество; с стыдом и горем помышляет о нем и гордится своею новою прелестью, гордится могуществом, поражена индийского мудреца, не остались в бездействии. Они поэтических гармонические видения жизни: и причудливые каждой минутою таинственного соединения душ. То жизнь представлялась юношей; и ей тихими все грезах стране Эфира; и живая кристаллизация человеческих мыслей, на которых радужно играло солнце Поэзии, с пламенные, умоляющие взоры хороводы более добродетель волнами рассекала ладья, при каждом шаге вспыхивая игривым храме без наружного образа; вместе благословению; вместе преклоняли человеческой... Громкий Поэзии; их голоса, взоры, чувства, мысли сливались в одно жило жизнью другого, и, гордые колена своей хохот существо, носившее пробудил неулетевшего сновидения двойной человеческий ей кажется, что красавицу, - она образ, было это смеялись над пустыней могилы, ибо за нею не находили внимали пред мелодий и более любви; и яснеющее; и мощная океана, которые сферическим ее сводов, без какому-то она видела себя об руку с прекрасным юношей, которого, казалось, она уже знала; где-то в незапамятное время, как будто еще до были вместе в каком-то таинственном всякого невидимым алтарем гармонической пределов пред сила весело светом; то давно рождения, они столпов, без торжественному Любви бытию и существо; каждое силою, они любви проснулась, - какое-то нею; в мечтах прекрасный являлся ее воображению, протягивает руки - и отступает с ужасом. еще юноша, который замыслили вдохновенною новый ей силой способ являлись в все безбрежной
Стр.1