Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 493342)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Гуси-лебеди

0   0
Первый авторНеверов Александр Сергеевич
Страниц85
ID8656
Кому рекомендованоПроза
Неверов, А.С. Гуси-лебеди : Роман / А.С. Неверов .— 1923 .— 85 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ 1 Вечером прискакал чагадаевский поп Поликарп Вавилонов на паре породистых лошадей. <...> Тонкий, сухопарый Никанор в ситцевой рубахе только что пришел со двора, вымазанный шерстью. <...> Пока готовили самовар, пришел дьякон Осмигласов, толстый веселый кругляш; не успев поздороваться, начал шутить: - Спал сейчас, слышу голос... <...> Поликарп многозначительно крякал, опираясь руками о стол: - Ну, так вот... <...> Молча сидевший Никанор поднялся, сложил на груди вздрагивающие руки, сползающие на живот, пронзительно крикнул: - Мошенники! <...> На колокольне сдержанно гудела колокольная медь под ударами ветра. <...> В стороне, на скамеечке, учительница Марья Кондратьевна, рядом с ней - Лелечка, Никанорова дочь. <...> Вошел учитель Петунников, опираясь на клюшку, вслед за ним еще трое: Синьков, молодой парень Илюшка в зеленом плаще нараспашку и крепкий, невысокого роста Федякин, с бритым, щетинистым подбородком. <...> Петунников развернул красное полотнище, вынутое из-под мышки; Синьков, улыбаясь, причмокнул: - Вот она какая! <...> Федякин продолжал: - По-мирному да по-божески у нас ничего не выйдет. <...> Мужики ударили сразу в несколько голосов, Федякин выкладывал: - Все мы были на войне. <...> Марья Кондратьевна хотела сказать Федякину, что он стоит на верном пути, но плеснувшие голоса вытеснили ее, потопили, и стояла она перед Федякиным молча, нервно покусывая губы. <...> Еще дальше слышался голос Синькова: - Всю небушку закроем, истинный господь. <...> Валерия мечтательно смотрела в высоко поднявшееся небо. <...> Валерия подняла на Сергея широко раскрытые глаза, налитые светлой печалью, вздохнула. <...> Станет говорить Марья Кондратьевна - ей верю, станет говорить Федякин - и ему верю. <...> Потом легла щекой на подушку, увидела Марью Кондратьевну, Петунникова на клюшке, красное полотнище, которым покрыл ее подошедший Федякин, и, отделившись от постели, радостно поплыла из душной комнаты <...>
Гуси-лебеди.pdf
А.С. Неверов Гуси-лебеди Роман Неверов А. С. Ташкент - город хлебный. Гуси-лебеди. Рассказы, повести, роман. / Вступ. ст. В. А. Чалмаева.М.: Правда, 1983 OCR Ловецкая Т.Ю. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ 1 Вечером прискакал чагадаевский поп Поликарп Вавилонов на паре породистых лошадей. Высокий, широкоплечий, с пыльными раздувающимися ноздрями, вошел он к попу Никанору, слегка прихрамывая на левую ногу; не отряхиваясь, двинулся из прихожей в столовую. Тонкий, сухопарый Никанор в ситцевой рубахе только что пришел со двора, вымазанный шерстью. Вскидывая бороденку, удивленно воскликнул: - Ба-ба-ба! Какими путями? - По делу, по делу! - строго сказал Поликарп. И по тому, как он говорил, и по тому, как тяжело выхаживал по столовой, переваливаясь на один бок, было видно, что случилось особенное. - Недаром я сегодня сон видел! - говорил Никанор. - В гору лез. Попадья из спальной ответила: - Гора к горю... Пока готовили самовар, пришел дьякон Осмигласов, толстый веселый кругляш; не успев поздороваться, начал шутить: - Спал сейчас, слышу голос... Шутка не вышла. Лицо у Никанора нахмурилось, жидковолосая голова низко склонилась. Поликарп многозначительно крякал, опираясь руками о стол: - Ну, так вот... Ужас невероятный!.. Вынул листочек бумаги из бокового кармана. - У меня вот тут несколько фактов. - Извиняюсь! - чуть-чуть приподнялся дьякон. - Объясните, пожалуйста. - Гонение на духовных, - сказал Никанор, не поднимая головы. - Слушайте! - Ну, так вот, - продолжал Поликарп. - В Мало-Березовом у священника Никопольского зарезали борова на двенадцать пудов, присвоили пару лошадей, стоящих семьдесят пять тысяч. У священника Длинноперова реквизировали девяносто пудов белотурки, на отца Воскресенского, в четвертом округе, наложили двадцать пять тысяч рублей контрибуции. У дьякона Верхоглядова съели банку сахарного варенья, а у отца Куроедова отобрали рессорный тарантас, купленный в Казани, полдюжины чайных ложек, из которых одна золотая, и матушкину шубу на козьем меху. Поликарп читал нараспев. Дьякон, сидевший рядом, чувствовал себя утонувшим. Толстый, веселый, охотно танцующий на семейных вечерах, он вдруг отсырел, налился чем-то тяжелым. Заглядывая в развернутый Поликарпом листочек, неожиданно выпалил: - Вы очевидец? - Чему? - Вот этим фактам. - Лично я не очевидец, - с ударением сказал Поликарп. - Но сведения получены мной из достоверных источников. Вы не верите? - Нет, почему же. Вполне естественно. - Значит, вы сомневаетесь? - Позвольте! - задвигался дьякон. - Да, да, вы сомневаетесь. Вы склонны к тому, что все это я выдумал из головы. А знаете, кто там орудует? Поликарп загнул мизинец у левой руки:
Стр.1