Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 567338)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента
Уважаемые СТУДЕНТЫ и СОТРУДНИКИ ВУЗов, использующие нашу ЭБС. Рекомендуем использовать новую версию сайта.

Военный мир Русского военного Зарубежья: люди и судьбы: учебное пособие (220,00 руб.)

0   0
Первый авторГолдин Владислав Иванович
Издательство[Б.и.]
Страниц170
ID639605
АннотацияВ книге представлены материалы об офицерах, генералах и адмиралах, активных деятелях организаций Русского военного Зарубежья, основных событиях и вехах их жизненном пути.
Кому рекомендованоИздание предназначено для студентов, аспирантов, преподавателей вузов и всех интересующихся проблемами отечественной истории, Русского Зарубежья и международных отношений
ISBN978-5-7536-0237-1
Голдин, В.И. Военный мир Русского военного Зарубежья: люди и судьбы: учебное пособие / В.И. Голдин .— : [Б.и.], 2007 .— 170 с. — ISBN 978-5-7536-0237-1 .— URL: https://rucont.ru/efd/639605 (дата обращения: 31.07.2021)

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Военный_мир_Русского_военного_Зарубежья_люди_и_судьбы_учебное_пособие.pdf
Стр.1
Стр.2
Стр.3
Стр.4
Стр.5
Стр.6
Стр.7
Стр.8
Стр.9
Стр.10
Стр.11
Стр.12
Стр.13
Стр.14
Стр.15
Стр.16
Стр.17
Военный_мир_Русского_военного_Зарубежья_люди_и_судьбы_учебное_пособие.pdf
Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Поморский государственный университет имени М.В. Ломоносова» в,и. голдин ВОЕННЫЙ МИР РУССКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ: ЛЮДИ И СУДЬБЫ Допущено Учебно-методическим объединением по направлениям педагогического образования Министерства образования и науки , РФ в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению 540400 (050400) Социально-экономическое образование • НАУЧНАЯ • Архангельск Изд-во «Солти» 2007
Стр.1
УДК 94 (47)-054.72 "19"+355.1 ББК63.3 (2)-6-27+68.4 (2)1 Г 601 Серия «Русское военное в XX веке» Рецензенты: Ерин М.Е., доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой всеобщей истории Ярославского государственного университета имени П.Г. Демидова; Соколова Ф.Х., доктор исторических наук, профессор, заведующая кафедрой регионоведения Поморского государственного университета имени М.В. Ломоносова. Печатается по решению редакционно-издательского совета Поморского университета. Голдин, В.И. Г 601 Военный мир Русского военного Зарубежья: люди и судьбы: Учебное пособие / В.И. Голдин; Поморский гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. — Архангельск: Солти, 2007. — 168 с. ISBN 5-7536-0237-1 В книге представлены материалы об офицерах, генералах и адмиралах, активных деятелях организаций Русского военного Зарубежья, основных событиях и вехах их жизненном пути. Издание предназначено для студентов, аспирантов, преподавателей вузов и всех интересующихся проблемами отечественной истории, Русского Зарубежья и международных отношений. Зарубежье УДК 94 (47)-054.72 "19"+355.1 ББК63.3 (2)-6-27+68.4 (2) ISBN 5-7536-0237-1 © В.И. Голдин, 2007 © Изд-во «Солти», 2007
Стр.2
ОГЛАВЛЕНИЕ Русское военное Зарубежье: взгляд сквозь время Жизни и судьбы военных эмифантов Список сокращений : 4 21 167
Стр.3
РУССКОЕ ВОЕННОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ: ВЗГЛЯД СКВОЗЬ ВРЕМЯ Современная историческая наука находится в сложном поиске, осмысливая и переосмысливая обширнейший комплекс тем и проблем, уделяя особое внимание междисциплинарным исследованиям, поиску и использованию новых теоретико-методологических подходов к их изучению. К числу таких чрезвычайно актуальных тем нашего прошлого, тесно связанных с современностью, относится и история Русского Зарубежья в XX веке. Она является частью нашей отечественной истории, а также всеобщей истории и международных отношений. В условиях сближения и развернувшегося диалога современной Российской Федерации и так называемой Зарубежной России укрепление связей нашей страны с выходцами из России и их потомками , живущими за рубежом, стало сегодня актуальной задачей государственной политики и занимает важное место в деятельности общественных организаций. Своего рода символом исторического примирения и воссоединения национальной России (современной Российской Федерации) и Зарубежной России стал подписанный 17 мая 2007 года в Москве патриархом Алексием I I и митрополитом Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ) Лавром Акт о каноническом общении Московской Патриархии и РПЦЗ' , что означало, вместе с тем, и воссоединение русских православных церквей. Осенью 2007 года патриарх Алексий I I во время посещения Франции отслужил службу в русском православном соборе на кладбище Сен-Женевьев де Буа. Несмотря на существующую обширную историографию, сложившуюся в нашей стране и за рубежом по истории Русского Зарубежья, эта тематика по-прежнему вызывает большой исследовательский интерес, поток публикаций, в том числе монографического характера, является предметом ежегодно проводимых научных конференций. Круг изучаемых проблем весьма разнообразен и охватывает вопросы военной, политической, социальной и культурной истории эмиграции . Исследование истории российской военной эмиграции имеет давнюю традицию как в нашей стране, так и за рубежом, но в последние годы создаваемая по этой проблематике литература приобрела новое качество, ибо в центре изучения оказалась Русское военное Зарубежье, сложное историческое явление и многогранный феномен, охватывающий пласты военной, военно
Стр.4
политической, социальной, социокультурной и культурной истории. Сложный и противоречивый военный мир Русского Зарубежья сложился за пределами России/СССР в межвоенный период (эпоху между двумя мировыми войнами XX века). Его истоки и происхождение были связаны частично с Первой мировой войной, но главным образом с последовавшей за ней революционной эпохой, в центре которой оказались события 1917 года в России, и Гражданской войной, завершившейся вынужденной эмиграцией за пределы страны солдат и офицеров белых армий и других антибольшевистских воинских формирований. В общей сложности за рубежом оказались, по подсчетам автора, более 300 тысяч бывших военнослужащих, а, по некоторым другим оценкам, даже более 400 тысяч бывших солдат, офицеров и казаков^. В 20-е годы за рубежом сложилось множество различных эмигрантских организаций, среди которых были и сотни союзов, обществ и объединений бывших военнослужащих^. 1 сентября 1924 года приказом генерала П.Н . Врангеля был со ­ здан Русский Обще-Воинский Союз (РОВС), объединивший многие эмигрантские воинские организации и союзы, стоявшие на платформе непредрешенства/непредрешенчества и находившиеся, в соответствии с его распоряжением, вне политики". В ноябре 1924 года РОВС перешел под верховное руководство великого князя Ни ­ колая Николаевича, который руководил им через главнокомандующего и председателя этого союза генерала П.Н . Врангеля. Русский Обще-Воински й Сою з стал наиболе е многочисленной организацией, объединявшей бывших русских военнослужащих, и насчитывал к концу 20-х годов 50 - 60 тысяч человек^. Несколькими месяцами раньше РОВСа - в апреле 1924 года приказом великого князя Кирилла Владимировича был создан под его эгидой Корпус Офицеров Императорских Армии и Флота, преобразованный в январе 1926 года в Корпус Императорских Армии и Флота. Это преобразование преследовало цель расширить его ряды и объединить в его составе не только офицеров, но и всех чинов военного ведомства, врачей, юристов, духовенство, сестер милосердия, а также солдат, казаков и добровольцев*. Названное воинское объединение, находившееся под высшим руководством великого князя Кирилла Владимировича (сам он 31 августа/13 сентября 1924 года издал Манифест о принятии на себя титула «Императора Всероссийского»), стояло на монархических позициях. Это
Стр.5
обстоятельство обуславливало принципиальные расхождения между Корпусом Императорских Армий и Флота и РОВСом, препятствовало их консолидации и единству действий. По данным руководства легитимистского движени я (Сою з Легитимисто в — эмигрантская организация, объединявшая сторонников великого князя Кирилла Владимировича), в рядах Корпуса Императорских Армии и Флота было зарегистрировано к концу 20-х годов около 15 тысяч офицеров' , но есть серьезные основания считать эту циф ­ ру сильно преувеличенной. 20-е годы характеризовались активными попытками руководителей российской военной эмиграции сплотить в эмигрантских воинских организациях всех бывших военнослужащих, находившихся за пределами России/СССР, и, разрабатывая планы военного реванша при поддержке иностранных держав и посредством международной военной интервенции против СССР или в надежде на внутренний взрыв в Советском Союзе, внушить солдатам и офицерам веру в возможность скорого возвращения домой с победой, поддерживать их высокую воинскую мобильность, боеспособность и готовность к борьбе. Но шли годы, и надежды русских эмигрантов на возвращение на родину становились все более призрачными. Эмиграция, как таковая, означает по сути своей прежде всего процесс покидания родной земли и адаптации к жизни за рубежом. Предшествующий мировой опыт показывал, что спустя несколько лет эмигранты, как правило, вживались в чужой мир, адаптировались в жизнь других государства, и эмиграция как явление завершала свое существование. С российской послереволюционной эмиграцией все происходило иначе. Она стремилась создать свой особый мир за рубежом, сохранить верность России, свою культуру и русский язык, сформировать систему взаимоотношений эмифантов . Уже в 20-е годы в эмифант - ских кругах, на форумах и в русской зафаничной периодической печати стали звучать термины «Русское Зарубежье» и «Зарубежная Россия», утвердившиеся спустя годы и десятилетия и в специальной исследовательской литературе. Важную роль в формировании этого особого международного русского сообщества за рубежом ифал и эмифанты-военнослужащие и их организации. В конечном счете, именно они, их мобильность и сохранение боеспособности давали эмифантам шанс на возвращение на родину. Военных эмифантов и их объединения нередко именовали за рубежом национальным ядром эмифации и формирующегося Русского Зарубежья.
Стр.6
Создававшийся в 20-е годы за пределами родины особый мир Русского военного Зарубежья формировался и поддерживался прежде всего усилиями офицеров, в основной массе своей считавших пребывание в эмиграции временным явлением, мечтавших и надеявшихся вернуться домой с победой. Стремление сохранить свою идентичность, профессиональные военные узы, верность боевым традициям, товарищам по оружию высоко ценились именно в офицерской эмигрантской среде. Сотни формировавшихся и действовавших воинских объединений, союзов, обществ, организаций были не только средством поддержания связей, системы взаимоотношений бывших военнослужащих. Создавались воинские эмигрантские центры, стремившиеся интегрировать солдат, офицеров, казаков в единое эмигрантское воинское сообщество, своего рода «армию в изгнании», выстроить стройную единую организацию на началах централизма, дисциплины и единоначалия. К числу таких ведущих центров относились уже упомянутые Русский Обще-Воинский Союз и Корпус Императорских Армии и Флота. Их попытки воссоздания за рубежом военной организации эмигрантов должны были стать основным аргументом в реальной политике и, в конечном итоге, в борьбе за вооруженное свержение советской власти в России. И в этом, несмотря на существовавшие противоречия, были едины руководители этих двух названных ведущих военных эмигрантских союзов , пытавшиеся сплотить под своими знаменами разбросанных по всему миру бывших военнослужащих Императорской и белых армий. Строгая военная организация предполагала сохранение системы командования , централизации, единоначалия , дисциплины , введение и осуществление наказаний за нарушения канонов воинской присяги, дисциплины, уставов и положений, деятельность судов чести для офицеров и генералов с возможным исключением из состава эмигрантских военных организаций за наиболее грубые нарушения и даже лишением чинов и званий (прежде всего за военные преступления и измену), что воспринималось как изгнание за пределы формирующегося военного мира Русского Зарубежья. Подготовка к грядущей войне с СССР ставила на повестку дня вопросы развития военного образования в эмиграции, подготовки и переподготовки офицерских кадров, осмысления новейшего опыта последних войн и развития военной теории и боевого искусства силами эмигрантских военных теоретиков. В межвоенный период в эмиграции сложилась развернутая система русского военного об
Стр.7
разования*. Разработка стратегии и тактики вооруженной и иных форм борьбы с советской властью, поиск внешних союзников в лице ведущих капиталистических стран и организация ими военной интервенции против СССР — эти и другие проблемы относились к числу ключевых для руководителей ведущих эмигрантских военных организаций. Именно идея продолжения непримиримой борьбы с большевиками и возвращения на родину с победой была лейтмотивом реваншистски настроенных кругов эмиграции и лидеров формирующего Русского военного Зарубежья, пытавшихся объединить вокруг себя широкие слои и большую часть бывших российских военнослужащих. Таким образом, военная и военно-политическа я составляющи е являлис ь основополагающими и во многом определяющими направленность деятельности эмигрантских военных организаций и всего формирующегося феномена Русского военного Зарубежья. Подчеркнем, что оно являлось не просто военным/военно-политическим , но и социальным , и социокультурным явлением . Стремление к объединению в эмиграции представителей одной социальной группы — бывших военнослужащих и прежде всего офицерства, с характерными для этой группы чертами и традициями, преследовало цель реализации не только вышеназванных целей (военного и военно-политического характера), но и решения широкого круга вопросов повседневности. Постепенно в эмиграции складывается широчайшая и разветвленная сеть различных форм и видов воинских (главным образом офицерских) союзов, обществ, организаций и объединений: бывших выпускников определенных военных учебных заведений, военнослужащих различных родов войск, тех или иных воинских частей и формирований; воинских объединений по профессиональному признаку; участников важных событий Первой мировой и Гражданской войн; воинских объединений по странам, регионам, местам проживания и т.п.' Важной чертой социальной организации бывших военнослужащих становится их объединение по принципу совместной трудовой деятельности и общежития. Широкое распространение в эмиграции в 20-е годы получило создание войсковых рабочих групп и артелей, организованное перемещение (при сохранении привычной военной организации) целых воинских частей из страны в страну с целью коллективного обеспечения трудовой занятости в крупных зарубежных промышленных центрах, на шахтах, предприятиях и т.д. Пер ­ вым подобным организованным перемещением бывших военнослу
Стр.8
жащих стала перевозка чинов Русской Армии в 1921 году из Турции на Балканы (в Болгарию и Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев) с предоставлением им возможностей служить, трудиться и проживать совместно, в казармах и общежитиях. Такие передислокации осуществлялись и в дальнейшем, например, из Балканских стран и Польши во Францию и,Бельгию. Армейская организация помогала существовать и обеспечивала заботу о лицах, оказывавшихся в трудном положении. Одним из наиболее известных профессиональных объединений бывших военнослужащих являлась, например, деятельность русских таксистов в Париже. Представители рядовой массы военнослужащих, и особенно бывшие крестьяне и казаки, оседали также в сельской местности, занимаясь привычным для них сельскохозяйственным трудом. Казачьи станицы становились привычной формой трудовых, бытовых и воинских объединений. Они пытались быть использованы в дальнейшем в своих интересах казачьей эмигрантской верхушкой, руководством РОВСа и др. Добавим, что вообще многие русские воинские союзы и общества, существовавшие за рубежом, имели статус организаций взаимопомощи, и подобное благотворительное прикрытие обеспечивало их существование. Распространенным явлением стало обучение бывших русских офицеров гражданским специальностям в высших и средних специальных учебных заведениях, переход их в социальный статус студентов (учащихся), что приобрело, например, достаточно массовый характер в Чехословакии. Это способствовало, с одной стороны , профессиональной адаптации бывших военнослужащих на чужбине, а с другой стороны, давало им своеобразную жизненную паузу, способствовало формированию их объединений на этом новом поприще, где часто начинали активно функционировать различные воинские организации. Заметим, что бывшие офицеры нередко совмещали пребывани е н а студенческой скамье с выполнением особых поручений командования и с работой в Боевой организации генерала Кутепова по «связи с Россией». К тому же, подобные академические объединения нередко служили формой прикрытия воинских союзов в тех странах, где была затруднена их организация и деятельность. Важным направлением социальной деятельности в рамках формирующегося Русского военного Зарубежья становилось создание госпиталей и лазаретов, поддержка ветеранов и инвалидов войны, образование для них специальных учреждений, что делалось на
Стр.9
деньги, собираемые в результате благотворительных сборов в эмигрантской среде, а также в результате взаимодействия с органами власти и общественными организациями ряда зарубежных стран. Значительное внимание руководителями военных эмигрантских союзов (в частности РОВСа) уделялось работе с детскими и юношескими организациями, налаживанию в них военно-патриотической деятельности, военного обучения, вовлечению молодых людей в свои ряды. Это было органично связано и с развитием системы военного образования эмигрантского юношества. Сохранение и приумножение воинских традиций, распространение их в эмиграции, и в том числе приобщение к ним подрастающего поколения, было тесно и неразрывно связано с формированием Русского военного Зарубежья как культурного и духовно-нравственного явления. В эмиграции издалось немало военной литературы как мемуарного, так и военно-теоретического и прикладного характера, складывалась разветвленная система русской военной периодической печати (более 100 журналов и газет). Организация подписки и распространения подобных газет и журналов среди бывших русских военнослужащих способствовала формированию коммуникаций в системе Русского военного Зарубежья. В крупных центрах русского рассеяния, в активно действующих военных эмигрантских организациях создавались библиотеки и музеи. В них хранились и представлялись выпускаемые военные издания, собирались и выставлялись боевые символы и реликвии. Важными духовно-нравственными центрами Русского военного Зарубежья становились православные храмы, в которых нередко хранились и воинские знамена, штандарты, другие боевые реликвии и символы военной истории и культуры России. Неумолимое время брало свое, и в результате складывались традиции организации церемониалов прощания с бывшими военнослужащими, фор ­ мировались русские кладбища (с участками воинских захоронений), становившиеся органичной составной частью мира Русского Зарубежья. В эмиграции стремились совместно отмечать старые дореволюционные праздники, памятные даты российской истории. Формирующийся военный мир Русского Зарубежья сплачивало совместное проведение воинских праздников , событий, посвященных вехам истории Белого движения в Гражданской войне в России. Организация встреч, собраний, богослужений, совместное проведение праздников, приуроченных к памятным датам военной исто
Стр.10
рии, поддержание старых и культивирование новых традиций рассматривались эмигрантским генералитетом, руководителями воинских организаций и союзов как важное средство поддержания душевного равновеси я и устойчивой психологии бывших военнослужащих, сохранения у них веры в успех борьбы и победу над большевиками. Разумеется, что формировавшийся за пределами России особый военный мир Русского Зарубежья ни в коем случае не следует идеализировать. Оказавшись за рубежом, основная масса бывших военнослужащих мучительно трудно овладевала сложным искусством выживания. Положение их было исключительно сложным, и это относилось как к офицерам, так и к рядовому составу Драма офицерства заключалась прежде всего в том, что, принимая участие в Гражданской войне, потерпев в ней поражение и оказавшись за пределами России, оно в абсолютном большинстве своем лишилось возможности заниматься своим профессиональным ремеслом - военным делом, получая при этом достойную оплату за свой труд. Бывшие офицеры, посвятившие себя профессиональной военной карьере, как правило, не умели делать ничего другого. Поэтому, очутившись в эмиграции, они оказывались перед непростым выбором - становиться наемниками в зарубежных армиях и воинских формированиях или искать иное трудовое поприще, овладевать гражданскими профессиями, зарабатывая на жизнь себе и своим семьям. Выбор в пользу первого варианта делали немногие, тем более, что и спрос на военных наемников после окончания Первой мировой войны был невелик, а конкуренция высока, когда в мире были миллионы людей уже несколько лет повоевавших, приобретших большой опыт на этом поприще. Часть из них была готова заниматься этим и впредь, поэтому конкуренция за места в Иностранных легионах и других подобных воинских формированиях бьша высока. Но главной причиной того, что бывшие русские солдаты и офицеры не стремились стать иностранными военными наемниками, было все-таки другое: верность данной родине клятве, надежда вернуться в Россию и служить своей стране. Поэтому по ­ иск мирных трудовых занятий, овладение гражданскими профессиями на чужбине рассматривалось обычно как дело временное и вынужденное. Особой и сложной проблемой являлась психология и бытовая повседневность бывших военнослужащих на чужбине. Важным и одним из наиболее болезненных ее элементов была личная тема.
Стр.11
одиночество, семейная и бытовая неустроенность. Большинство военнослужаших утратили свои связи с семьями, родными и близкими. Одиночество, трудность устройства своей личной и семейной жизни осложнялись тем, что для многих военнослужаших было не ­ возможно вступить в брак, так как в России оставались их жены и семьи. К тому же, неустроенные русские военнослужащие и не относились в странах их пребывания к числу завидных и желанных женихов. Несколько более благоприятно складывалась эта ситуация на Балканах — в Болгарии и Королевстве СХС, где налицо была известная славянская общность языка, религиозных конфессий и культурных традиций. В военной среде особенно болезненно давали о себе знать психологические последствия, драмы и травмы Первой мировой и Гражданской войн. Состояние людей, которые несколько лет непрерывно воевали, а затем вместо отдыха оказались на чужбине, утратив все, что имели раньше, было, несомненно, чрезвычайно сложным. Почему произошла трагедия и они оказались за пределами Родины, что ждет их впереди — это были те мучительные вопросы, на которые было трудно дать конкретный и ясный ответ. В умах, чувствах, психике и жизнедеятельности бывших военных, и в первую очередь офицеров, бьши весьма распространены, сочетались и (или) накладывались друг на друга такие мотивы и желания, как жажда возмездия, надежда взять реванш у сторонников советской власти и с победой вернуться в Россию, к своим родным и близким, стремление вернуть себе бьшое положение и привилегии, а пока выжить, сохранить свою русскую самобытность и традиции, дисциплину, чувство локтя, взаимовыручки, без которых не могут существовать воинские коллективы. Непримиримость, злопамятность, мстительность, столь характерные для эмигрантской среды, не исключая и военной ее части, нередко воплощались в сведение счетов с конкретными личностями, конфликты между отдельными группами эмигрантов. Особой и весьма болезненной в эмиграции, и в том числе в его военной среде, являлась тема патриотизма. Патриотическая идея переживала кризис - на это указывали многие эмигранты. Зависимость от зарубежных стран и иностранцев нередко превращалась в угодничество и низкопоклонство. Трудные жизненные условия, неустроенность и неопределенность, нищета, безденежье и безработица нередко вызывали стремление получить иностранное гражданство, чтобы тем самым облегчить свое положение. Но это, в свою
Стр.12
очередь, ослабляло военную организацию Русского Зарубежья, и руководство Русского Обще-Воинского Союза вслед за основанием Союза приняло, например, решение, что иностранные подданные не могут быть его членами. Для него было характерно желание взять на вооружение патриотическую идею и пробудить патриотические чувства. Продолжение борьбы с большевиками рассматривалось как патриотический долг, стремление восстановить единую и великую Россию. Теме исторического величия прежней, дореволюционной России, скрепленного героическими боевыми традициями и военной мощью, уделялось большое внимание в эмигрантской во ­ енной печати, в ходе организуемых праздников и собраний. С самого начала эмигрантская военная среда была весьма не ­ однородна. И чем дольше длилось пребывание на чужбине, тем меньше оставалось надежд на возвращение, тем сильнее становились апатия, разброд, неверие в возможность борьбы, стремление уйти в личную жизнь или даже любой ценой заслужить прощение советской власти, пойти на сотрудничество с ней и получить право возвратиться домой, к своим семьям, родным и близким. Это про ­ исходило в условиях культивируемого советскими миссиями и представительствами за границей движения эмигрантов за возвращение на родину, а также расширявшейся работы советских спецслужб за рубежом, которые стремились внедриться и в ряды эмиграции, ее организаций, и особенно военных обществ и союзов, считая их особо опасными для СССР, вербовали агентов среди бывших военнослужащих. Растущее разложение эмиграции, охватившее и бывших военнослужащих, весьма беспокоило военное командование, генералитет и руководство ведущих эмигрантских военных организаций. Поэтому в активизации деятельности различных воинских объединений, обществ и союзов, развитии системы военного образования, переобучения и совершенствования военных знаний , приобщении к чтению русской эмигрантской военной периодики, создании и функционировании библиотек, архивов, мемориальных музеев, выставок, православных храмов они видели важные средства борьбы с негативными тенденциями и явлениями в эмифантской воинской среде. Для руководства русской военной эмиграции тема праздников и поддержания традиций была важным условием и одновременно средством обеспечения идентичности Русского военного Зарубежья, поддержания морального и боевого духа и сохранения боеспособ
Стр.13
ности бывших военнослужащих. Заметим , что это удавалось в большей мере в отношении офицеров, нежели рядовой солдатской массы, которая быстрее адаптировалась к условиям жизни на чужбине, воспринимала местные условия жизни и традиции. Поэтому поддержание устойчивых связей командиров со своими подчиненными, противодействие «трудовому врастанию» значительной массы бывших военнослужащих с одновременной утратой ими боевых качеств и желания сражаться за цели и идеалы Белого дела рас ­ сматривалось руководителями военной эмиграции в качестве важнейшей задачи. Годы эмиграции складывались в десятилетия, и каждый из периодов истории Русского военного Зарубежья XX века имел свои особенности. Глубоко драматичной эпохой в его истории была, например. Вторая мировая война и Великая Отечественная война. Вместо ожидаемого и долгожданного шанса возвращения на родину она привела к глубокому расколу в рядах эмиграции и российского эмигрантского воинского сообщества, а финал Второй мировой войны привел к тяжелым последствиям, новому рассеянию во миру и начавшемуся распаду Русского военного Зарубежья'". Послевоенный период стал для эмигрантов первой волны фактически временем доживания, хотя они и пытались продолжать борьбу, перенося ее главным образом на поприще борьбы идеологической, действуя как профессиональные антикоммунисты. Попытки воссоздания и укрепления в послевоенные годы военных эмигрантских организаций не привели к существенным результатам, так же как и усилия по созданию некоего нового Русского военного Зарубежья посредством объединения усилий старых довоенных воинских обществ и союзов и их руководителей и новых, созданных усилиями эмигрантов второй волны. Глубокие противоречия между ними, очевидные уже в период Второй мировой войны, не могли привести к взаимопониманию и единству действий в послевоенный период. Тем не менее, эти страницы истории и деятельность эмигрантских военных организаций в указанный период и, в частности, их новые возможности, возникшие после распада СССР, и перенесение их работы непосредственно в Россию, несомненно, заслуживают внимательного изучения, что и делалось уже автором этих строк" . Последние годы и десятилетия XX века стали временем ухода из жизни эмигрантов, бывших участников Гражданской войны в России. В сентябре 2003 года в США скончался профессор Н.В. Фе
Стр.14
доров, почетный председатель Русского Обще-Воинского Союза, что отмечалось как уход из жизни последнего Белого воина. Все это актуализирует потребность издания работ, посвященных биографиям и судьбам этих людей. Историческая биографистика является сегодня одним из наи ­ более динамично развивающихся направлений исследований'^. Биографический жанр становится и одним из наиболее востребованных читателями направлений исторических изысканий. И это понятно, ибо человек ищет в истории прежде всего человека, пытается понять сложнейшие перипетии и загадки человеческих судеб, размышляет над уроками их жизни и деятельности. Человек и «человеческое измерение» истории имеет как большое познавательное, так и воспитательное значение. Думается, что представленные в книге биографические данные окажутся полезными для читателей, интересующихся историей Русского Зарубежья. Историческая биографистика предоставляет и большие исследовательские возможности как для профессиональных , так и начинающих историков, в том числе студентов исторических факультетов вузов. Вышеизложенное представляется значимым и с точки зрения того, что, размышляя над уроками развития человечества в эпоху индустриальной, техногенной цивилизации и теми страшными рисками и угрозами, которые нависли над мировым сообществом, современные историки, обществоведы и футурологи часто указывают на то, что главным уроком, извлекаемым из недавнего про ­ шлого, должно стать движение человечества к новой, постиндустриальной цивилизации , которую такж е инач е именуют антропогенной или гуманитарной цивилизацией,'с человеком в центре нее, созданием общества знаний и экономики, построенной на знаниях. Предметом настоящего издания является историческая биографистика Русского военного Зарубежья. Книга является логическим продолжением изданного автором в этом году учебного пособия «Русское военное Зарубежье в XX веке» . В нем были, в частности, подробно рассмотрены проблемы его историографии и истории'^ . В настоящем издании представлены биографические данные и охарактеризованы основные вехи жизненного пути не ­ скольких сот наиболее значительных и заметных фигур российской военной эмиграции и в первую очередь генералов и адмиралов, старших офицеров , активных деятелей эмигрантских военных
Стр.15
организаций, обществ и союзов. Они, как правило, прощли дорогами Гражданской войны, прежде чем покинули родину Больщее внимание уделяется наиболее видным деятелям Русского военного Зарубежья, что соответственно отражается и на объеме опубликованных о них материалов. Б настоящем издании публикуются и биографические справки о некоторых бывщих гражданах России, которые детьми или юнощами покинули страну в период или после окончания Гражданской войны (чаще всего с родителями), не принимая в ней непосредственного участия. Это делалось в том случае, если они прини ­ мали в дальнейшем активное участие в жизни Русского Зарубежья и особенно в период драматического раскола периода Второй мировой и Великой Отечественной войн. Добавим, что в книге содержатся материалы лишь о тех бывших советских гражданах, ставших в годы Великой Отечественной войны военнослужащими специальных боевых формирований, воевавших на стороне фашистской Германии и ее союзников, которые после окончания войны проживали в эмиграции. Дело в том, что абсолютное большинство бывших советских военнослужащих, в том числе офицеров и генералов, как правило, попавших в плен и после этого перешедших на сторону противника, сдались в конце войны союзникам СССР по антигитлеровской коалиции и были вьщаны ими советским властям. Поэтому их нельзя считать эмигрантами, полноценно вошедшими в состав Русского Зарубежья. Автор стремился рассмотреть жизненный путь российских эмигрантов, бывших военнослужащих до их жизненного финала, но, к сожалению, это удавалось сделать не всегда.Биографические материалы представлены в книге в алфавитной последовательности. При подготовке настоящего учебного пособия использовалась обширная литература, посвященная российской военной исто ­ рии , и особенно Первой мировой войны и Гражданской войны в России , а также , разумеется, истории российской эмиграции . Русского Зарубежья. Следует отметить значение изданий, специ ­ ально посвященных истории русского офицерского корпуса в первой половине XX века и судьбам его представителей в эмиграции'" . Среди них надо особо вьщелить фундаментальное энциклопедическое издание по исторической биографистике Белого дви ­ жения в годы Гражданской войны в России , подготовленное доктором исторических наук СВ . Волковым'^. Полезными оказались и иные общие работы, в которых изучались биографии рос -
Стр.16
сийских солдат и офицеров, оказавшихся в эмиграции после окончания Гражданской войны в России. Это касается как изданий эн ­ циклопедического, обзорно-описательного, характера'^, так и мо - нофафий и сборников, посвященных судьбам отдельных генералов и офицеров'^. Источниковой базой для подготовки этой книги явились документы архивов и в первую очередь Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Российского государственного военного архива и Российского государственного военно-исторического архива. Использовались специальные биографические и библиографические издания и указатели разных лет, опубликованные как в нашей стране, так и за рубежом'^ Были изучены и широко привлечены материалы периодической печати, и в первую очередь эмигрантских русскоязычных газет и журналов, а также современных российских журналов и альманахов, специализирующихся на раскрываемой теме («Вестник РОВС», «Белая гвардия», «Белая ар ­ мия. Белое дело», «Новый исторический вестник» и др.). Определенная полезная информация была почерпнута из мемуарных изданий и особенно в тех случаях, когда их составители сопровождали их публикацией биофафических материалов. Думается, что настоящее учебное пособие позволит студентам, а, возможно, и аспирантам, и другим категориям читателей и исследователей, не только получить большую информацию персонализированного характера о жизни и деятельности эмифантов-военнос - лужащих, но и проводить самостоятельную аналитическую работу, посвященную проблемам формирования российской военной эмиграции и географии ее рассеяния по миру, деятельности различных военных эмигрантских союзов, обществ и организаций и истории Русского военного Зарубежья в целом, его роли и места в жизни Зарубежной России. Примечания. ' Текст Акта о каноническом общении см., например; Посев. — 2007. — № 6. - С. 3. ^ Аргументация приводимых автором подсчетов см.; Голдин В.И. Солдаты на чужбине. Русский Обще-Воинский Союз, Россия и Русское Зарубежье. - Архангельск, 2006. С.18-20, 760. Цифра более 400 тыс. приведена в статье В.Ф. Ершова «Адаптация российской военной эмиграции в 1920 — 30-е годы»., опубликованной в сборнике «Адаптация российских эмигрантов (конце XIX—XX в.). Исторические очерки» (М., 2006). С. 134-135.
Стр.17

Облако ключевых слов *


* - вычисляется автоматически