Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 501193)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента
"Уважаемые СТУДЕНТЫ и СОТРУДНИКИ ВУЗов, использующие нашу ЭБС. Рекомендуем использовать новую версию сайта."

Поэтесса Анна Петровна Бунина

0   0
Первый авторГрот Константин Яковлевич
Страниц19
ID5563
Аннотация(К 100-летней годовщине ее смерти 4 декабря 1829 г.). Доклад в Обществе древней письменности
Кому рекомендованоКритика и публицистика
Грот, К.Я. Поэтесса Анна Петровна Бунина [Электронный ресурс] : Статья / К.Я. Грот .— 1830 .— 19 с. — Критика .— Режим доступа: https://rucont.ru/efd/5563

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Константин Яковлевич Грот Поэтесса АННА ПЕТРОВНА БУНИНА. <...> Одну из стен музея бывшего Пушкинского Дома, ныне Института Русской Литературы, в соседстве с портретами кн. <...> Портрет этот с давних пор украшал залы Академии Наук, как унаследованный с другими в коллекции русских писателей и ученых от Российской Академии, приобретшей и приобщившей его к собранию портретов своих членов, хотя изображенная de jure и не состояла при жизни в их числе (она была почетным членом "Беседы любителей русского слова"). <...> Женщина, удостоившаяся этой чести, была известная в свое время писательница и первая, составившая себе достаточно громкое имя, русская поэтесса - Анна Петровна Бунина. <...> Это был господствовавший у нас тогда отрицательный взгляд не только ее современников, но и последующих поколений, почти вплоть до эпохи 1860-х годов, на женский вопрос, на права женщины, на ее труд, особенно в умственной сфере. <...> На женщину - писательницу, как на явление аномальное, причуду своего рода, смотрели снисходительно и пренебрежительно, с несколько шутливым или насмешливым подходом, и не только толпа, но нередко и люди с высшим образованием, и такое клеймо иронии, часто облеченное в остроумную шутку какой-либо современной знаменитости или ей приписанное, прочно приставало к литературному имени и традиционно передавалось потомству из поколения в поколение. <...> Правда, имя "Русской Сафо", "Десятой Музы" и пр. было дано ей вовсе не в насмешку, а как лестная, шутливая похвала со стороны многочисленных и достаточно компетентных поклонников ее дарования. <...> Одному из них (В. С. Раевскому) приписывается экспромт после первого с ней знакомства: "Я вижу Бунину, и Сафо наших дней Я вижу в ней. <...> Но и этот эпитет подавал повод зло подшучивать над ней, напр. в известном мадригале Батюшкова: "Ты Сафо, я Фаон, об этом я не спорю, Но, к моему ты горю, Пути не знаешь к морю. <...> Она своим образованием и развитием принадлежит <...>
Поэтесса_Анна_Петровна_Бунина.pdf
Константин Яковлевич Грот Поэтесса АННА ПЕТРОВНА БУНИНА. (К 100-летней годовщине ее смерти 4 декабря 1829 г.) [1] Публикация Е. К. Федорова, 2003. Оригинал находится здесь: http://www.ostrov.ca/kgrot/ap_bunina.htm. Одну из стен музея бывшего Пушкинского Дома, ныне Института Русской Литературы, в соседстве с портретами кн. Дашковой, Шишкова, Державина, Карамзина и др., украшает портрет миловидной средних дет брюнетки с выразительным лицом и вьющимися волосами, в костюме первой четверти XIX в., сидящей в непринужденной позе у стола с книгами (копия работы известного художника-портретиста того времени Варнека, ок. 1820 г.). Портрет этот с давних пор украшал залы Академии Наук, как унаследованный с другими в коллекции русских писателей и ученых от Российской Академии, приобретшей и приобщившей его к собранию портретов своих членов, хотя изображенная de jure и не состояла при жизни в их числе (она была почетным членом "Беседы любителей русского слова"). Женщина, удостоившаяся этой чести, была известная в свое время писательница и первая, составившая себе достаточно громкое имя, русская поэтесса - Анна Петровна Бунина. Родившись в 1774 г., Бунина появилась на литературном поприще с первым значительным печатным трудом поздно, когда ей было за 30 дет, в 1806 г., а умерла рано, на 55 году жизни, в конце 1829 г., более 100 лет тому назад. Уже скоро после Отечественной войны она стала страдать от развившейся у ней болезни, рака (в груди), и постепенно прогрессировавшие страдания принудили ее рано забросить свою литературную работу, так что последние пятнадцать лет своей жизни она почти уже ничего не писала; надо только удивляться, как плодовита была ее работа в такой краткий (менее, чем 10-летний) период авторства. А. П. Бунину, как поэтессу, знают теперь почти только по имени, как и вообще большую часть старых наших поэтов ее эпохи и ее типа: такова участь всего устаревшего - не перворазрядного, будь оно даже для своего времени замечательно и значительно. Но в данном случае на объективную оценку автора в свое время повлияло и другое. Это был господствовавший у нас тогда отрицательный взгляд не только ее современников, но и последующих поколений, почти вплоть до эпохи 1860-х годов, на женский вопрос, на права женщины, на ее труд, особенно в умственной сфере. На женщину - писательницу, как на явление аномальное, причуду своего рода, смотрели снисходительно и пренебрежительно, с несколько шутливым или насмешливым подходом, и не только толпа, но нередко и люди с высшим образованием, и такое клеймо иронии, часто облеченное в остроумную шутку какой-либо современной знаменитости или ей приписанное, прочно приставало к литературному имени и традиционно передавалось потомству из поколения в поколение. Не избежала этого, между прочим, и Бунина. Правда, имя "Русской Сафо", "Десятой Музы" и пр. было дано ей вовсе не в насмешку, а как лестная, шутливая похвала со стороны многочисленных и достаточно компетентных поклонников ее дарования. Одному из них (В. С. Раевскому) приписывается экспромт после первого с ней знакомства: "Я вижу Бунину, и Сафо наших дней Я вижу в ней." Но и этот эпитет подавал повод зло подшучивать над ней, напр. в известном мадригале Батюшкова: "Ты Сафо, я Фаон, об этом я не спорю, Но, к моему ты горю, Пути не знаешь к морю." [2] Кроме того, к остроумной шутке кого-то из лицейских поэтов 1-го курса подал повод начальный стих пьесы Буниной, посвященной Державину, под заглавием "Сумерки", изображающий закат, - стих, вырванный из связи с другими и потому могущий в таком виде возбудить недоумение.[3] Но, конечно, все это острословие нисколько не может повлиять на объективную историколитературную оценку творчества Буниной. Она своим образованием и развитием принадлежит еще Екатерининской эпохе: учителями ее и образцами в словесной науке, в языке и слоге были Державин,
Стр.1