Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 487127)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Рассказы

0   0
Первый авторГрин Александр
Страниц67
ID5547
АннотацияПо закону. Гатт, Витт и Редотт. Змея. Личный прием. Нянька Гленау. Голос сирены. Золото и шахтеры. Клубный арап. Волшебное безобразие. Заколоченный дом. Фанданго
Кому рекомендованоПроза
Грин, А. Рассказы : Сборник рассказов / А. Грин .— 1927 .— 67 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Она скакнула на месте, потом замерла, настороженно опустив голову; левый глаз дико косил. <...> Он оскорбил лошадь резкими замечаниями и стал выжимать всю быстроту, на какую способна здоровая трехлетка хорошей крови. <...> -- Орт Ганувер! -- сказал старик, стоя по колени в воде. <...> Ганувер плыл с гоночной быстротой вниз по течению. <...> Орт Ганувер выехал под сваи мостков, выбросился из лодки на песчаный откос и, более не заботясь о лодке, поспешил к противоположной стороне города. <...> V Все эти две сотни крыш можно было оглянуть с высоты барочной мачты одним взмахом ресниц; не хуже любого жителя края Ганувер мог вперед сказать, какое зрелище представится ему за любым углом любой улицы. <...> Гатт, Витт и Редотт I Три человека, желая разбогатеть, отправились в Африку. <...> Первого звали Гатт, второго -- Витт и третьего -- Редотт. <...> Скопив денег на дорогу, отправились они в страну змей, обезьян и львов копать тамошние пески. <...> Сначала заболел лихорадкой Редотт, затем Витт и наконец Гатт. <...> И вот, когда однажды он сидел у костра, посматривая на свой плот и замышляя, не прибавить ли еще груза, -- маленькая коралловая змея, упав с дерева, вонзила ему зубы в колено и умерла, так как он раздавил ее. <...> Восьмым был приглашен Кольбер, несчастная любовь которого к одной из трех пустившихся в путешествие -- Джой Тевис -- стала очень популярной в университете еще год назад и часто служила материалом для комментариев. <...> Джой Тевис с шестнадцати лет по сей день наносила рану за раной, и, так как она не умела или не хотела их лечить, они без врача заживали довольно быстро. <...> Кольбер был ранен серьезнее других и не скрывал этого. <...> Он делал Джой предложение три раза, вызвав сначала смех, потом желание "остаться друзьями" и наконец нескрываемую досаду. <...> Однако Кольбер не был навязчив, и она не избегала его, предварительно взяв с него слово, что он не будет <...>
Рассказы.pdf
Александр Степанович Грин Рассказы. http://publ.lib.ruПравда, 1980; По закону Чужая вина I Лесная дорога, соединяющая берег реки Руанты с группой озер между Конкаибом и АхуанСкапом, проложенная усилиями одного поколения, была, как все такие дороги, скупа на прямые перспективы и удобна более для птиц, чем для людей, однако по ней ездили, хоть и не так часто. Еще утром этой дорогой скакал почтальон, крепко сложенный женатый человек тридцати пяти лет, но встретил неожиданное препятствие. Его оседланная лошадь спокойно бродила по озаренной солнцем дороге, обрывая губами листья дикой акации. Хвост животного мерно перелетал с бедра на бедро, гоняя мух, которые, прекрасно изучив ритм этих конвульсий, взлетали и садились, не рискуя ничем. В чаще залегло солнце. Стояла знойная тишина опущенной в дневной зной неподвижной листвы. На дороге, лицом вниз, словно рассматривая из-под локтя лесную жизнь, лежал труп человека с едва заметно разорванным на спине сукном куртки. Из разжатых пальцев правой руки вывалился револьвер. Плоская фуражка с прямым клеенчатым козырьком лежала впереди головы, пустотой вверх, и через нее переползал жук. Над трупом кружилось облако мух, привлеченных запахом сырого мяса, шедшим из-под этого плотного, тяжелого тела, где земля была еще липко влажная. У седла лошади при каждом шаге вздрагивала откинутая крышка сумки, откуда, скользя друг по другу и перевертываясь на краю кожаного борта, сваливались запечатанные конверты. Копыта время от времени наступали на них, превращая в уродливые розетки. Обрывая ветки, лошадь подвигалась к трупу все ближе и ближе. Заметив лежащего, она, казалось, припомнила недавнюю суматоху и коротко проржала; затем попятилась, неуверенно ставя задние ноги и взмахивая головой, как будто перед ее глазами стоял кулак. Сильный грудной храп вылетел из ноздрей. Она скакнула на месте, потом замерла, настороженно опустив голову; левый глаз дико косил. В это время из леса, раздвинув ветви прямым, сильным движением обеих рук, вышел и ступил на дорогу человек в меховой бараньей жилетке, надетой кожей вверх на пеструю сатиновую рубашку, в серой шляпе, высоких горных сапогах. Он был небрит, с быстрым взглядом и худощавым, равнодушным лицом. Увидев, что находится перед ним, он повернулся и исчез, как пружинный, с быстротой появления. Некоторое время его неподвижно белеющее лицо смотрело из сумерек чащи. Он всматривался и ждал. Затем снова протянулась рука, расталкивая зеленый плетень, и человек вышел вторично, бросая вокруг внимательные взгляды. Ничто не угрожало ему. Лошадь, отойдя, продолжала обрывать листья. Еще два письма выпали из седельной сумки. На затылке трупа стояло солнечное пятно. II
Стр.1