Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 495621)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента
"Уважаемые СТУДЕНТЫ и СОТРУДНИКИ ВУЗов, использующие нашу ЭБС. Рекомендуем использовать новую версию сайта."

Дорога в никуда

0   0
Первый авторГрин Александр
Страниц101
ID5538
Кому рекомендованоПроза
Грин, А. Дорога в никуда : Роман / А. Грин .— 1930 .— 101 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Тот знал одного юношу, Тиррея Давенанта, который искал работу. <...> Давенант часами сидел за книгой, а Кишлот размышлял, чем привлечь публику. <...> Давенант принес кофе и увидел, что у ресторана "Отвращение" остановился щегольской экипаж, управляемый кучером, усеянным блестящими пуговицами. <...> Галеран задумчиво наблюдал эту сцену, а Давенант смутился, увидев девушек, несомненно принадлежавших к обществу, красивых и смеющихся, одетых в белые костюмы, белые шляпы, белые чулки и туфли, под зонтиками вишневого цвета. <...> - Но мы уже вошли, - сказала девочка, которую звали Элли. <...> Смешливый Кишлот обратился к Элли: - Если маленькая барышня хочет, чтобы их старшая сестрица пожаловали, она должна ей сказать, что "Отвращение" только для виду, а кушать здесь одно удовольствие. <...> Гувернантка Урания Тальберг, изумленная словами Кишлота, но ими же и смягченная, так как ей польстило быть хотя на один миг сестрой хорошеньких девушек, возразила: - Вы ошибаетесь, любезный, так как я наставница этих своевольных детей. <...> - Ну, посмотрим, - снисходительно отозвалась Урания, присаживаясь к столу, где уже сидели Элли и Роэна. <...> Они осматривались, а Давенант смотрел на них, опустив руки и широко раскрыв глаза. <...> - Многоуважаемая Урания Тальберг, - ответила непокорная девочка, - папа сказал, что сегодня мы можем делать решительно все, что хотим. <...> - Рой, - неосторожно сказала Элли сестре, подмигивая в сторону Галерана, сидевшего неподалеку от девушек, - вот там один из отравившихся пищей дома сего. <...> Элли ущипнула себя за руку, а Роэна заинтересованно взглянула на человека, чье простое обращение подчеркнуло, а затем обратило в шутку неловкость девочки. <...> - Тиррей прав, - согласился, нимало не смущаясь, Галеран, - он меня ни о чем не просил. <...> Бессвязно проклокотав шепотом о неприличии сидеть долее за ужасным столом хотя бы еще одну ужасную минуту ужасного дня, Урания <...>
Дорога_в_никуда.pdf
Александр Грин Дорога в никуда Часть 1 Глава I Лет двадцать назад в Покете существовал небольшой ресторан, такой небольшой, что посетителей обслуживали хозяин и один слуга. Всего было там десять столиков, могущих единовременно питать человек тридцать, но даже половины сего числа никогда не сидело за ними. Между тем помещение отличалось безукоризненной чистотой. Скатерти были так белы, что голубые тени их складок напоминали фарфор, посуда мылась и вытиралась тщательно, ножи и ложки никогда не пахли салом, кушанья, приготовляемые из отличной провизии, по количеству и цене должны были бы обеспечить заведению полчища едоков. Кроме того, на окнах и столах были цветы. Четыре картины в золоченых рамах являли по голубым обоям четыре времени года. Однако уже эти картины намечали некоторую идею, являющуюся, с точки зрения мирного расположения духа, необходимого спокойному пищеварению, бесцельным предательством. Картина, называвшаяся "Весна", изображала осенний лес с грязной дорогой. Картина "Лето" - хижину среди снежных сугробов. "Осень" озадачивала фигурами молодых женщин в венках, танцующих на майском лугу. Четвертая - "Зима" - могла заставить нервного человека задуматься над отношениями действительности к сознанию, так как на этой картине был нарисован толстяк, обливающийся потом в знойный день. Чтобы зритель не перепутал времен года, под каждой картиной стояла надпись, сделанная черными наклейными буквами, внизу рам. Кроме картин, более важное обстоятельство объясняло непопулярность этого заведения. У двери, со стороны улицы, висело меню - обыкновенное по виду меню с виньеткой, изображавшей повара в колпаке, обложенного утками и фруктами. Однако человек, вздумавший прочесть этот документ, раз пять протирал очки, если носил их, если же не носил очков, - его глаза от изумления постепенно принимали размеры очковых стекол. Вот это меню в день начала событий: Ресторан "Отвращение" 1. Суп несъедобный, пересоленный. 2. Консоме "Дрянь". 3. Бульон "Ужас". 4. Камбала "Горе". 5. Морской окунь с туберкулезом. 6. Ростбиф жесткий, без масла. 7. Котлеты из вчерашних остатков. 8. Яблочный пудинг, прогоркший. 9. Пирожное "Уберите!". 10. Крем сливочный, скисший. 11. Тартинки с гвоздями. Ниже перечисления блюд стоял еще менее ободряющий текст: "К услугам посетителей неаккуратность, неопрятность, нечестность и грубость". Хозяина ресторана звали Адам Кишлот. Он был грузен, подвижен, с седыми волосами артиста и дряблым лицом. Левый глаз косил, правый смотрел строго и жалостно. Открытие заведения сопровождалось некоторым стечением народа. Кишлот сидел за кассой. Только что нанятый слуга стоял в глубине помещения, опустив глаза. Повар сидел на кухне, и ему было смешно. Из толпы выделился молчаливый человек с густыми бровями. Нахмурясь, он вошел в ресторан и попросил порцию дождевых червей. - К сожалению, - сказал Кишлот, - мы не подаем гадов. Обратитесь в аптеку, где можете получить хотя бы пиявок. - Старый дурак! - сказал человек и ушел. До вечера никого не было. В шесть часов явились члены
Стр.1