Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 471231)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Тысяча женихов и невест

0   0
Первый авторГригорьев Сергей Тимофеевич
Страниц12
ID5361
АннотацияI. О том, как ловко дьячок вышел из затруднительного положения, сделав кляксу и присыпав ее песком. II. О двух конвоирах, которые попали впросак, обманутые большой сургучной печатью
Кому рекомендованоРассказы
Григорьев, С.Т. Тысяча женихов и невест : Рассказ / С.Т. Григорьев .— 1948 .— 12 с. — Детская

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Цвет фона: Сергей Тимофеевич ГРИГОРЬЕВ ТЫСЯЧА ЖЕНИХОВ И НЕВЕСТ Рассказ [] Рисунки Л. <...> I. О том, как ловко дьячок вышел из затруднительного положения, сделав кляксу и присыпав ее песком II. <...> О двух конвоирах, которые попали впросак, обманутые большой сургучной печатью <...> I. О том, как ловко дьячок вышел из затруднительного положения, сделав кляксу и присыпав ее песком - Согласно ли, князь, то, что мы собираемся делать, с достоинством человека! воскликнул молодой офицер в гвардейской форме, сопровождая по нескончаемой анфиладе дворцовых покоев опекуна, одетого в придворный мундир, расшитый золотом. <...> Опекун язвительно усмехнулся на замечание своего спутника, приостановился и ответил: - О чьем достоинстве вы говорите, мой друг? <...> .. - Ну да, но это л ю д и, - ответил опекун, поведя рукой в направлении безмолвных людей, выстроенных длинным коридором вдоль покоев. <...> Опекун со своим молодым спутником проходили по длинному ковру, между двух рядов людей, провожаемые взглядами то угрюмой злобы, то веселой насмешки, то робкой, заплаканной надежды, то затаенной гордости, то открытой бесшабашной удали... <...> - Это л ю д и, - с нажимом повторил старик опекун. <...> Позвольте вам представить - гвардии капитан Друцкой, флигель-адъютант ее величества, назначен государыней присутствовать при всех наших действиях... <...> Видя, что взгляды комиссионеров остановились на ней, девушка вдруг с очаровательной грацией упала на колени и, простирая вперед руки, воскликнула: - Умоляю вас о милости! <...> - Истинную правду изволите говорить, ваше сиятельство, - сморгнув, заговорил кучер, мы будем очень хороши. <...> - Для того, ваше сиятельство, чтобы взять вот их за себя... <...> Пройдем в круглый зал, там я велел быть письмоводителю и писарям. <...> При входе опекуна в круглый зал письмоводитель вскочил из-за стола и низко поклонился. <...> То же сделал и стоявший в ряд с писарями дьячок, по-утиному вытянув тощую шею с кадыком. <...> Рядом с опекуном, по сторонам <...>
Тысяча_женихов_и_невест.pdf
Цвет фона: Сергей Тимофеевич ГРИГОРЬЕВ ТЫСЯЧА ЖЕНИХОВ И НЕВЕСТ Рассказ [] Рисунки Л. Фалина ОГЛАВЛЕНИЕ: I. О том, как ловко дьячок вышел из затруднительного положения, сделав кляксу и присыпав ее песком II. О двух конвоирах, которые попали впросак, обманутые большой сургучной печатью I. О том, как ловко дьячок вышел из затруднительного положения, сделав кляксу и присыпав ее песком - Согласно ли, князь, то, что мы собираемся делать, с достоинством человека! - воскликнул молодой офицер в гвардейской форме, сопровождая по нескончаемой анфиладе дворцовых покоев опекуна, одетого в придворный мундир, расшитый золотом. Грудь опекуна опоясывала широкая орденская лента, шпагу украшал бант из лиловой ленты, а сбоку висел в лентах большой золоченый ключ. Панталоны опекуна - из белого сукна, по шву оторочены золотыми позументами. Опекун язвительно усмехнулся на замечание своего спутника, приостановился и ответил: - О чьем достоинстве вы говорите, мой друг? - Я говорю, князь, о достоинстве ч е л о в е к а!.. - Ну да, но это л ю д и, - ответил опекун, поведя рукой в направлении безмолвных людей, выстроенных длинным коридором вдоль покоев. Справа стояли молодые люди, слева - девушки. И те и другие были юны, они только что покинули забавы резвого детства. Казалось, что это был маскарад, только без масок. Вот кучер, в плисовой безрукавке и шляпе с павлиньим пером. Вот ремесленник, с обвязанной узким ремешком головой, чтобы не мешали работе, рассыпаясь, русые кудри. Дальше, сутулясь от привычной на голове ноши, - уличный разносчик в белом фартуке и красном кушаке. Тут - испитой и навеселе тощий ткач из фабричной светелки. Там - господский лакей или казачок в сюртуке с золочеными пуговицами. Многие явились сюда
Стр.1