Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 487127)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Знаменитые европейские писатели перед судом русской критики

0   0
Первый авторГригорьев Аполлон Александрович
Страниц13
ID5311
Кому рекомендованоКритика
Григорьев, А.А. Знаменитые европейские писатели перед судом русской критики : Статья / А.А. Григорьев .— 1861 .— 13 с. — Критика

Предпросмотр (выдержки из произведения)

А.А. Григорьев Знаменитые европейскіе писатели передъ судомъ русской критики Оригинал здесь -- http://www.philolog.ru/filolog/writer/pdf/znamevgr.pdf I Критика наша еще очень молода; но вовсе не въ томъ смыслѣ, чтобы она не созрѣла, a просто въ томъ, что ей отъ роду развѣ-развѣ что немного болѣе четверти столѣтія. <...> Мы разумѣемъ конечно настоящую, серьёзную критику, -- ту критику, которой отцы въ Германіи -- Лессингъ, Винкельманъ, Гердеръ, которая такъ своеобразно развилась въ Англіи, пожалуй даже прежде Германіи, и до которой доросли до сихъ поръ еще очень немногіе изъ французскихъ мыслителей. <...> Между тѣмъ, не смотря на свою молодость, критика наша -- не въ лицѣ даже одного геніальнаго своего представителя Бѣлинскаго, а вообще, начиная отъ Полеваго и кончая г. -бовымъ, сдѣлала такъ много для нашего умственнаго развитія, такъ твердо и сознательно толкала насъ впередъ, такъ рѣшительно стояла почти всегда no духу своему въ уровень съ критикою германскою и неизмѣримо выше критики французской, такъ положительно наконецъ заявляла иногда свою самостоятельность, -- что принадлежитъ уже къ числу тѣхъ немногихъ явленій нашей духовной жизни, которыя безъ малѣйшаго опасенія за ихъ бытіе, могутъ быть подвергаемы анализу, суду и пересмотру. <...> Мы смѣло можемъ теперь отдѣлять въ результатахъ ея дѣятельности шелуху отъ ядра, пшеницу отъ плевелъ, не боясь того, что "восторгая" плевелы -- "восторгнемъ" пожалуй и пшеницу... <...> Этимъ -- кромѣ своего огромнаго таланта -- былъ такъ силенъ Бѣлинскій въ его эпоху, что всѣ друг <...>
Знаменитые_европейские_писатели_перед_судом_русской_критики.pdf
А.А. Григорьев Знаменитые европейскіе писатели передъ судомъ русской критики Оригинал здесь -- http://www.philolog.ru/filolog/writer/pdf/znamevgr.pdf I Критика наша еще очень молода; но вовсе не въ томъ смыслѣ, чтобы она не созрѣла, a просто въ томъ, что ей отъ роду развѣ-развѣ что немного болѣе четверти столѣтія. Мы разумѣемъ конечно настоящую, серьёзную критику, -- ту критику, которой отцы въ Германіи -- Лессингъ, Винкельманъ, Гердеръ, которая такъ своеобразно развилась въ Англіи, пожалуй даже прежде Германіи, и до которой доросли до сихъ поръ еще очень немногіе изъ французскихъ мыслителей. Между тѣмъ, не смотря на свою молодость, критика наша -- не въ лицѣ даже одного геніальнаго своего представителя Бѣлинскаго, а вообще, начиная отъ Полеваго и кончая г. -бовымъ, сдѣлала такъ много для нашего умственнаго развитія, такъ твердо и сознательно толкала насъ впередъ, такъ рѣшительно стояла почти всегда no духу своему въ уровень съ критикою германскою и неизмѣримо выше критики французской, такъ положительно наконецъ заявляла иногда свою самостоятельность, -- что принадлежитъ уже къ числу тѣхъ немногихъ явленій нашей духовной жизни, которыя безъ малѣйшаго опасенія за ихъ бытіе, могутъ быть подвергаемы анализу, суду и пересмотру. Мы смѣло можемъ теперь отдѣлять въ результатахъ ея дѣятельности шелуху отъ ядра, пшеницу отъ плевелъ, не боясь того, что "восторгая" плевелы -- "восторгнемъ" пожалуй и пшеницу... Было время, что критика наша стояла во главѣ всего нашего развитія, мы разумѣемъ конечно критику литературную. Эта роль принадлежала критикѣ въ то время, когда въ литературѣ и притомъ исключительно въ литературѣ, совмѣщались для насъ всѣ серьёзные духовные интересы, когда критикъ, не переставая ни на минуту быть литературнымъ критикомъ, въ тоже самое время былъ и публицистомъ, когда его художественные идеалы не разрознивались съ идеалами общественными. Этимъ -- кромѣ своего огромнаго таланта -- былъ такъ силенъ Бѣлинскій въ его эпоху, что всѣ другія убѣжденія, кромѣ его убѣжденій и всѣ другіе взгляды, кромѣ его взгляда, не считались и не могли считаться благородными и современными убѣжденіями и взглядами. Кто не видалъ въ Пушкинѣ, Гоголѣ, Лермонтовѣ того, что видѣлъ въ нихъ Бѣлинскій -- попадалъ неминуемо въ число ограниченныхъ, отсталыхъ людей и даже мраколюбцевъ. И тогда -- это было совершенно нормально, потомучто литература была тогда все для насъ, и двухъ убѣжденій въ отношеніи къ высшимъ литературнымъ явленіямъ быть не могло. Уровень единства литературнаго взгляда, проводимъ былъ съ безпощадною послѣдовательностью, но вѣроятно ни у кого языкъ не повернется даже и теперь назвать эту безпощадную послѣдовательность, этотъ деспотизмъ фанатизма несправедливымъ. Идея изящнаго тѣсно сливалась тогда съ идеями добра и правды, или, лучше сказать, идея правды и идея добра не имѣли возможности проявляться иначе какъ черезъ идею изящнаго. Бѣлинскій, ибо это цѣлый да и притомъ главный періодъ нашей критики, былъ поставленъ въ такія же условія борьбы какъ Лессингъ. Пламенно толкуя Пушкина, пламенно выдвигая Лермонтова, пламенно ратоборствуя за Гоголя и т. д., онъ былъ въ тоже самое время главнымъ общественнымъ двигателемъ нашимъ и великимъ глашатаемъ истины. Весь умственно и нравственно пропитанный философскою системою, до нашихъ временъ еще не смѣненною никакою другою, онъ проводилъ ее въ жизнь черезъ органъ литературной критики. Его противорѣчія и измѣненія мнѣній могли казаться противорѣчіями и измѣненіями мнѣній только людямъ, дѣйствительно ограниченнымъ въ его эпоху. Для него самаго, для его учениковъ, т. е. для всѣхъ насъ болѣе или менѣе -- это были моменты развитія, моменты стремленія къ истинѣ. Бѣлинскій стоялъ впереди умственнаго прогресса и смѣло велъ впередъ поколѣніе. Въ высочайшей степени одаренный художественнымъ пониманіемъ, способный трепетать какъ пиѳія отъ всего прекраснаго, переживавшій съ каждымъ великимъ явленіемъ нравственнаго міра всю жизнь этого явленія: чистую ли поэзію Пушкина, злую ли скорбь и иронію Лермонтова, карающій ли смѣхъ Гоголя, мучительную ли игру Мочалова и т. д., -- отзывавшійся на все съ необыкновенною
Стр.1