Национальный цифровой ресурс Руконт - межотраслевая электронная библиотека (ЭБС) на базе технологии Контекстум (всего произведений: 471209)
Консорциум Контекстум Информационная технология сбора цифрового контента

Бобыль

0   0
Первый авторГригорович Дмитрий Васильевич
Страниц13
ID5259
Кому рекомендованоПроза
Григорович, Д.В. Бобыль : Рассказ / Д.В. Григорович .— 1847 .— 13 с. — Проза

Предпросмотр (выдержки из произведения)

Погода стояла бурная, ненастная; мелкий дождь падал пополам с снегом; холодный ветер гудел протяжно в отдаленных полях и равнинах... <...> Общество составляли всего-на-все - бедная вдова, поручица Степанида Артемьевна, проживавшая в доме третий год в качестве "приживалки", и еще ближайшая соседка Марьи Петровны, Софья Ивановна, или просто "Иваниха", как называли ее крестьяне. <...> В углу, подле незавешенного окна сидела особнячком Степанида Артемьевна и вязала чулок; против нее на столике стояло все нужное для чаю. <...> Извне слышался отдаленный гул толпы, бродившей по улице; время от времени гул этот как будто приближался и, смешавшись внезапно с свирепым завыванием ветра и шумом дождя, посылаемого в окна, производил такой грохот, что даже канарейка, сидевшая нахохлившись в клетке над головою поручицы, вздрагивала, высовывала из-под крылышка голову и начинала отряхиваться. <...> - Цыц, Розка, - говорила тогда Марья Петровна, обращаясь к собачке, которая принималась неистово лаять, - цыц! <...> Степанида Артемьевна, посмотрите, матушка, в окно, уж не случилось ли чего? <...> .. Тут Марья Петровна поворачивала с беспокойством худощавое лицо свое к окошку и крестилась с особенною выдержкою. <...> - Эх, матушка, Марья Петровна, охота же вам, право, допускать такие буйства, - произнесла Софья Ивановна грубым голосом, соответствовавшим как нельзя лучше ее дубовой наружности, - смотрите, когда-нибудь наживете себе беду с вашею добротой; уж когда-нибудь да сожгут вам ваше Комково ваши же мужики! <...> .. - Пресвятая богородица, божья матерь, святой Сергий-угодник... ох!.. моя Анюточка покойница (царство ей небесное!) к нему прикладывалась... - простонала жалобно хозяйка, возводя очи к потолку и принимаясь снова креститься. <...> - Да, конечно, сожгут вам деревню, - продолжала соседка, - если станете попускать такие буйства и бесчинства; время же стоит почти всякий раз в этот день, как нарочно, ветреное; разумеется, дело осеннее, долго ли до беды! <...> - Ох! да что ж мне делать-то <...>
Бобыль.pdf
Стр.1
Бобыль.pdf
БОБЫЛЬ (Рассказ) Оригинал текста находится по адресу: Машинный фонд русского языка Суд наедет, отвечай-ка, С ним я век не разберусь! Пушкин. Темная осенняя ночь давным-давно окутала сельцо Комково. Погода стояла бурная, ненастная; мелкий дождь падал пополам с снегом; холодный ветер гудел протяжно в отдаленных полях и равнинах... Но буря, слякоть и темнота нимало не вредили приходскому празднику в сельце Комкове, и гулянка, которой год целый ждали обыватели, была в полном своем разгаре. На улице толпилась тьма народу. Со всех сторон слышались нестройные песни, восклицания, говор, хохот; правда, время от времени их заглушал суровый голос бури, которая с ревом и свистом пробегала по обвалившимся плетням и лачугам, но тем не менее песни и крики раздавались громче и громче, когда ветер проносился мимо и буря на минуту стихала. Почти в каждой избушке светились огоньки, и длинная нить их, отражавшаяся багровыми полосами в лужах, давала знать, что и внутри домов точно так же продолжалась пирушка. Словом, жители Комкова веселились и гуляли на славу. Но тогда как веселье так единодушно обнаруживалось с одного конца деревни до другого, в доме самой помещицы было что-то особенно спокойно и тихо. Распутица ли помешала соседям съехаться по обыкновению к Марье Петровне, ненастье ли или другое что, а только она сидела этот раз почти без гостей. Общество составляли всего-на-все - бедная вдова, поручица Степанида Артемьевна, проживавшая в доме третий год в качестве "приживалки", и еще ближайшая соседка Марьи Петровны, Софья Ивановна, или просто "Иваниха", как называли ее крестьяне. Все три дамы расположились в небольшой уютной комнатке, выходившей на улицу. В углу, подле незавешенного окна сидела особнячком Степанида Артемьевна и вязала чулок; против нее на столике стояло все нужное для чаю. Огромный неуклюжий самовар из красной меди, занимавший чуть ли не половину стола, пыхтел и отдувался, как толстяк, обремененный тяжкою ношей, в знойное время; из него валили, клубясь и журча, густые струи серого пара, то направляясь на соседнее окно и обдавая его крупными каплями, то вдруг обращаясь косою полосой на сальный огарок, находившийся тут же, между чайником и чашками. При таком неожиданном нападении со стороны соседа огарок бросал еще более сомнительный свет на поручицу, женщину с наружностью жесткой и деревянной, одетую, как вообще все вдовствующие поручицы-приживалки, в глубокий траур. Другие две дамы сидели поодаль от окна, у лежанки. Красное пламя жарко топившейся печки не только позволяло различать их лица, но даже обозначало на стене длинные, угловатые профили собеседниц. Одна из них, хозяйка дома, была подслеповатая маленькая старушонка с лицом кротким и добродушным, напоминавшим скорее, однакож, безответную простоту, чем первые два качества. На ней был черный поношенный платок, черный ситцевый капот с белыми крапинами и жиденький чепец с темными лентами, находившимися постоянно в каком-то лихорадочном состоянии, вопреки неподвижности самой владелицы; это происходило оттого, что головка старухи, и без того уже слабая, приняла дурную привычку трястись с тех пор, как раз ночью испугали Марью Петровну, объявив ей, что в Комкове загорелась баня. Наружность Софьи Ивановны представляла самую резкую противоположность с наружностью ее соседки. Ясно, что эти крутые багровые щеки, готовые лопнуть каждую минуту вместе с серыми глазами навыкате, этот узенький лоб, сплюснутый нос и темные волосы без проседи, несмотря на пятидесятый год, могли только
Стр.1